Бессмертный барак
Гааз Эрвин Альбертович
Гааз Эрвин Альбертович
Дата рождения: __ __ 1903г.
Дата смерти:27 февраля 1938г., на 36 году жизни
Социальный статус:
старший ассистент на кафедре психиатрии Ивановского мединститута, (доктор мед.наук)
Образование:
высшее, окончил медицинский институт в Бреславле
Место рождения: Одерберг, Германия
Место проживания: Иваново (ранее Иваново-Вознесенск в 1871—1932 годах), Ивановская область, Россия
Национальность:
немец
Дата ареста: 14 декабря 1937г.
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Источник данных:
Собственные данные от родственников.
Раздел: Врачи
Поделись историей в:
Гааз Эрвин Альбертович.

На этой фотографии — трое. Мой дед, Эрвин Альбертович Гааз (Erwin Haas), 1903 год рождения (Одерберг) по окончании медицинского института в Бреславле, работал короткое время в Берлине и Дрездене окружным врачом и одновременно исполнительным или нештатным чиновником гос.мед.совета (городского магистрата). Последнее место работы перед эмиграцией – клиника в городе Ансдорф, округ Дрезден, откуда он уволен или в связи с неарийским происхождением, или из-за жены еврейки.

Свидетели отъезда семьи Хаас вспоминают, как как-то утром они проснулись, а в их доме никого нет… никто вопросов не задавал: время такое было…

В памяти отца остался страх. В поезде, который должен был пересечь границу Франции, ехали офицеры-гестаповцы. Могли остановить, могли проверить документы. Но обошлось… После 1933 года эмигрировал во Францию. Работал в эмигрантском комитете. Врач-консультант. Нет документального подтверждения, почему он с семьей в 1935 году приехал в СССР. Бабушка после его ареста неоднократно, так, чтобы это отложилось в его памяти, говорила отцу, что сюда они приехали по личному приглашению Николая Ниловича Бурденко, одного из величайших хирургов, а с 1937 года — Главного Хирурга Красной Армии. Вполне возможно... тем более, что значительный отрезок жизни Бурденко работал в Воронеже, где и оказалась семья деда... А ещё повлияли семейные предания о далеком непрямом предке, великом враче и филантропе Федоре Петровиче Гаазе, немце, нашедшем вторую родину в России...

Потом — работа на кафедре психиатрии Ивановского мединститута.

Итог: ордер на арест от 14 декабря 1937 года. 26-го декабря объявлено об избрании меры пресечения. Приказ об аресте по подозрению в шпионаже отдан Радзивиловским Израилем Моисеевичем (он же Александр Павлович) — одним из самых страшных ежовских подручных. Расстрелян 27 февраля 1938.

Теперь уже из следственного дела понятно, что деда «кололи» на допросах с применением пыток с целью добычи сведений на еврейские организации «Джойнт» и «ОЗЕТ». Руководители их были уже «взяты» и надо было придать «массовости» ежовским процессам. В 1937 году начался отстрел группы «выдающихся революционных борцов» — латышских стрелков и прочих интернационалистов. 
Реабилитирован посмертно.

Бабушка, Элли Максимиллиановна Гааз-Нойфлиесс, работавшая до ареста 4 ноября 1941г. бухгалтером в д/яслях №35 и 53 после суда (осуждена по статье 58-10 ч.2 на 10 лет 26 ноября 1941г.) содержалась в Нижнее-Тагильском лагере, а затем выслана в село Ванновку Тюлькубасского р-на, Южно-Казахстанской обл. Скончалась от тифа 4/1 1948г. Приговор В.Т. войск НКВД Ивановской обл. от 26 ноября 1941 года отменен и дело прекращено «за отсутствием состава преступления» 9 янв.1957г. Трибуналом московского ВО.

При обвинении в шпионской деятельности фигурировала даже справка об окончании в 12-летнем возрасте плавательных курсов при лицее и аттестат с оценками по иностранным языкам.

Оклеветала некая Клементьева Клавдия Федоровна. Якобы Элли подбивала работниц меланжевого комбината на бунт и избиение директора. На самом деле, как бухгалтер обнаружила воровство Клементьевой. Та на допросе в пятидесятых показала, что оклеветала, и получила за какие-то кражи 25 лет.

Конфискация с описью не подлежащих изъятию вещей происходила при аресте и опись была передана понятой и свидетельнице ареста – первой учительнице отца Александре Васильевне Дмитриевской. Вещи семьи оставались в семьях бывших квартирных хозяев Шагуриных и Дмитриевской. Их сын, Петер Гааз, в 10 лет остался беспризорником, сыном «врагов народа», немцем (это в годы войны-то). Детдома, детприемники, постоянные побеги — он пытался разыскать маму... Оказался в блокадном Ленинграде...

Согласно сталинскому Постановлению ВЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» от 7 апреля 1935года уголовная ответственность наступала уже с 12 лет. Отцу стало известно, что дело на него, сына врагов народа, уже было заведено... Кто, как помог отцу выправить чужие документы, на имя Всеволода Вислоцкого, - не известно. Да и зачем?.. Поблагодарить его за спасение Петера Гааза все равно уже не удастся...

Сейчас я, Эрвин Гааз-младший, делаю документальный спектакль о судьбе этих и других своих родных, попавших в ад сталинского и гитлеровского террора, судьбе одной когда-то большой семьи... Может быть, эта задуманная мной пьеса — диалог с ними и с той подлой силой, которая, убив родителей, сейчас присваивает себе право за нас решать, что нам помнить.

В разработке
Гааз Эрвин Альбертович Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!