Бессмертный барак
Садомов Сергей Александрович
Садомов Сергей Александрович
Дата рождения: __ __ 1890г.
Дата смерти:8 декабря 1937г., на 48 году жизни
Социальный статус:
счетовод Пушкино-Кудринской суконной фабрики
Место рождения: Москва, Россия
Место проживания: неизвестно
Место заключения:Соловецкий лагерь особого назначения СЛОН, «Соловки», Архангельская область, Россия
Национальность:
русский
Дата ареста: __ __ 1931г.
Приговорен:
Коллегией ОГПУ 10 апреля 1931 г. приговорен по ст. ст. 58-4-8-11 УК РСФСР к расстрелу с заменой на 10 лет ИТЛ. Отбывал наказание в Соловецкой тюрьме. Повторно осужден особой тройкой УНКВД ЛО 25 ноября 1937 г.
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Книга Памяти:
Поделись историей в:
 Сергей Александрович Садомов в кругу семьи (1904 год)

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ САДОМОВ

После смерти моего отца, Садомова Георгия Александровича, последовавшей в сентябре 1976 г. (мать умерла несколько раньше, в июле того же года), мы с мужем нашли в архиве отца какое-то количество бумаг. Отец был бухгалтером и хранил даже ненужные квитанции об оплате чего-то, а также опредёленное количество семейных фотографий дореволюционной съёмки. На что мы тогда обратили внимание: в двух альбомах было много «дыр» от изъятых фотографий. В основном были только фотографии моего дедушки и бабушки, а также фотографии детей, часто с отсутствием обозначений, кто сфотографирован. Мы тогда не придали этому никакого значения, уложили бумаги в старинное, оставшееся от родителей бюро и забыли до «лучших времен».

Эти времена настали, когда мой муж Полосухин Борис Матвеевич в 2001 г. решил создать компьютерный архив семьи. Была «оживлена память», а также извлечены на свет лежавшие под спудом бумаги. Среди них было найдено составленное рукой моего отца подобие генеалогического дерева рода Садомовых и рода Мухиных (женская линия моего отца). Род Садомовых в этом «дереве» начинается от Кузьмы Садомова, о котором ничего не известно, кроме того, что он — Кузьма. Из скудных детских воспоминаний я помню, что Садомовы — из замоскворецких купцов. Скудные они потому, что родители ничего не рассказывали о своём прошлом, а я, честно говоря, не интересовалась.

Тому, что Садомовы — купцы, нашлось подтверждение в интернете, в ссылке на некоего московского купца В. К. Садомова, пожертвовавшего деньги на восстановление церкви. Этот Садомов в «дереве» отца отсутствует, но, судя по инициалу «К», он мог быть сыном Кузьмы.

Наш интерес к роду Садомовых неизмеримо возрос, когда наша дочь скачала из интернета информацию о Сергее Александровиче Садомове, рождённом в 1890 г. и расстрелянном в 1937 г. Из «дерева», составленного моим отцом, следует, что перед Георгием родился Сергей. Мы раньше этому обстоятельству не придавали никакого значения, ибо о Сергее (а также о некоторых других братьях и сестрах отца) ничего не знали.

Только теперь понятна скупость на информацию о родственниках моих родителей, понятно, что могут означать «дыры» в семейных фотоальбомах. Родители, опасаясь за меня (как-никак — племянница «врага народа»), всё уничтожили.

У нас нет никаких официальных документов, что Садомов Сергей Александрович — мой дядя, но информация из 4-го тома «Ленинградского мартиролога», а также из «дерева», составленного отцом, убеждает меня меня в этом полностью.

Из «дерева» видно, что у Сергея Александровича была жена, Лабадина (фамилия не очень чётко читается) Елена Николаевна, и дети — Александр и Любовь. Это позволяет продолжать поиски. То, что мой отец знал имена жён (мужей) и детей своих братьев и сестёр, убеждает меня в том, что он вообще много знал и молчал, остается только сожалеть, что мы не «приставали» к нему, когда он был жив, с расспросами о прежней жизни.

Имеется единственная групповая фотография (снимок сделан в 1904 г.), на котором однозначно узнаваемы родители моего отца — Александр Александрович Садомов и Ольга Николаевна Садомова (урожд. Мухина). Остальные — двое юношей, мальчик и молодая женщина неизвестны. Есть предположение, что более молодой юноша — Сергей Садомов. Действительно, похоже, что ему 14 лет.

Вот, собственно, и всё о Садомове Сергее Александровиче, но этот «знак умолчания» говорит о многом: прежде всего о страхе людей за свои жизни, за жизни и судьбу своих детей. Этот «знак умолчания» говорит об изуродованном менталитете нескольких поколений наших людей, которым довелось «пожить» в то страшное время.

Татьяна Георгиевна Полосухина (Садомова),
г. Москва, Зеленоград

В разработке
Садомов Сергей Александрович Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!