Подписка на рассылку
RU

«Отец вернулся с войны без руки, а через два дня нас депортировали»

Семья Несибе Бурсеитовой познала на себе всю жестокую несправедливость депортации крымскотатарского народа. Ее отца – только-только вернувшегося с фронта без руки – выселили вместе со всеми в далекий Узбекистан.

Несибе Бурсеитова родилась в 1934 году в селе Джермай-Кашык Ленинского района Крыма. Ее отца, работавшего учителем, в 1940 году призвали в армию, а мать занималась домашним хозяйством и смотрела за пятью детьми.

Отец Несибе Бурсеитовой

Отец Несибе Бурсеитовой

«Отец дошел до Чехословакии, там потерял руку и его отправили домой. В Армянске его не впустили, говорили, что в Крым дорога закрыта. Ему все-таки удалось пройти, он шел вдоль моря пешком. Так и пришел с войны к вечеру 15 мая 1944 года», – рассказывает Несибе-апте. Она помнит, как в селе проводили молебны по умершим на фронте, и как односельчане приходили проведать ее отца, чтобы поздравить с возвращением.

«Папа 15-ого вернулся, 16-ого был дома, НКВДшники поздравляли отца с возвращением, а через два дня нас выселили из Крыма, – вспоминает Несибе-апте. – Когда пришли выселять, папа не поверил. Показал документы свои, говорил, что служил четыре года. Руки одной не было у него, в левой держал документы... Винтовкой по руке ударили и вытолкали из дома. На сборы дали 5 минут, взять с собой ничего не успели, потому что к нам пришли позже, чем к остальным. Да и что можно успеть взять за 5 минут? Конечно же, одежду взять успели, так и вывезли нас в Узбекистан».

Несибе Бурсеитова в молодости

Несибе Бурсеитова в молодости

Тяготы дороги врезались в память Несибе-апте. «В вагоне было много людей, моя тетя была беременна, там же и родила. Ребенок не выжил, а тело пришлось выкинуть в окошко, потому что солдаты не открывали дверей. Будучи детьми, мы собирали блох со стариков и камнями давили их. На некоторых станциях нам приносили еду, воды практически не было, люди кричали: «Воды, воды!», – вспоминает наша собеседница.

Через 18 дней изнурительного пути депортированных выгрузили в одном из совхозов в Андижанской области. «После этого я хорошо помню свое детство, нас с утра погнали работать, нас очень мучили», – рассказывает Несибе-апте.

Несибе Бурсеитова с мужем и детьми

Несибе Бурсеитова с мужем и детьми

Первое время крымские татары жили в бараках, которые строились для заключенных. Там не было ни воды, ни света, а из-за болезней и прочих эпидемий начали один за другим умирать люди. «Помню, как плачущий ребенок питался грудью уже мертвой матери. Тела умерших хоронить было некому и нечем, их съедали шакалы. Когда слышали о шакалах, очень боялись. Затем, в августе, мы собирали оставшиеся после уборки колоски. Один мальчик хотел спрятать горстку колосков в мешочке, заметив это, его привязали к лошади и погнали ее до тех пор, пока подросток не скончался», – рассказывает Несибе-апте.

Несибе Бурсеитова на свадьбе сына

Несибе Бурсеитова на свадьбе сына

По ее словам, учиться крымскотатарским детям не разрешали, а их родителям было запрещено преподавать, как и быть медработниками. И только после смерти Сталина режим спецпоселения ослабили. Тогда многие депортированные сразу же пошли учиться.

В 1988 году семья Несибе Бурсеитовой, тоже вырастившей пятерых детей, вернулась в Крым. А ее родители так и остались навсегда там, на чужбине...

Читайте также: Дети террора – воспоминания дочери «врагов народа»

Источник

Поделись страницей в:
5 апреля 2016 годаApril 5, 2016
4028
0
Комментарии (0)