Бессмертный барак
Чепуль Константин Михайлович
Чепуль Константин Михайлович
Дата рождения: __ __ 1902г.
Дата смерти:30 октября 1938г., на 37 году жизни
Социальный статус:
член ВКП(б) в 1928–1938 гг., телеграфист, инструктор политотдела Пензенской ж. д., перед арестом политрук 161-го отдельного строительного батальона ЛВО
Место рождения: Пенза, Пензенская область, Россия
Место проживания: Куммолово село, Ломоносовский район (ранее Ораниенбаумский район), Ленинградская область, Россия
Дата ареста: 7 апреля 1938г.
Приговорен:
Особой тройкой УНКВД ЛО 19 октября 1938 г. Обв.: по ст. 58-6 УК РСФСР
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Книга Памяти:
Поделись историей в:
 Михаил Константинович Чепуль, его сестра Мария и жена Екатерина Александровна

Мой дед Константин Михайлович Чепуль родился 3 октября 1902 г. в Пензе в семье поляка Михаила Константиновича Чепуля и немки Юлии Карловны Чепуль (девичья фамилия Лейснер).

Прадед Михаил Константинович родился в 1869 г. в местечке Видзы Ковенской губернии в семье, которая переселилась из Польши, спасаясь от голода. В документах прадед называл себя белорусом: видимо, были причины скрывать польскую национальность. Он работал машинистом на Пензенской железной дороге, имел награды и благодарности за многолетний добросовестный труд. Юлия Карловна также родилась в 1869 г. Её предки были выписаны из Германии в качестве гувернёров для детей приближённых российского императора, потом по каким-то причинам семья переселилась в Пензу. Прабабушка была домохозяйкой и воспитывала шестерых детей, один из которых был инвалидом с детства.

Дед Константин Михайлович работал телеграфистом, затем инструктором политотдела Пензенской железной дороги, служил в армии. В одних документах указано, что по национальности он поляк, в других – немец. В январе 1930 г. дед женился на Екатерине Александровне Карасёвой – моей бабушке, 13 июля 1930 г. у них родилась дочь Маргарита – моя мать (по мужу Ганина). Бабушка в молодости была активной комсомолкой, работала бухгалтером на хлебозаводе. В середине 30-х годов семья переехала в деревню Куммолово Ораниенбаумского района Ленинградской области – дед служил там политруком 161-го отдельного строительного батальона. Уезжая из Пензы, дед и бабушка временно поселили в двух комнатах своей кооперативной квартиры родственников одного из друзей Константина Михайловича, Дроздовских, которые до отъезда моих родных уже занимали одну комнату как квартиранты, а в третьей комнате стала жить бабушкина младшая сестра Антонина.

Моя мама помнит своего отца как очень заботливого и доброго человека. К дочери он относился с большой любовью. Однажды в Куммолове после вечернего киносеанса он нёс сонную дочь до дома на руках. По воспоминаниям бабушки, дед был остроумным человеком и балагуром. Когда начали распространяться разные уродливые аббревиатуры, придумал сокращение: «замком по морде», что означало «заместитель комиссара по морским делам». Вместе с тем, он был убеждённым коммунистом, вступил в партию большевиков уже в 1918 г. Выписывал 10-томную «Малую советскую энциклопедию». А когда начались громкие процессы над «троцкистами», «зиновьевцами» и «бухаринцами», зачеркнул портреты «разоблачённых врагов народа» в этих томах и написал под каждым: «предатель», «контрреволюционер», «людоед» и т. п. Тогда дед не мог подумать, что его самого и его родных ожидает та же участь, что и любого из этих оклеветанных людей.

В начале апреля 1938 г. Константин Михайлович был внезапно арестован. Через некоторое время бабушке сообщили, что он приговорён к 10 годам заключения без права переписки как «враг народа». Бабушка терялась в догадках, за что арестовали и осудили мужа. Думала, что это как-то связано с арестом двух его младших сестёр – Маргариты и Марии. Маргарита была ревностной католичкой, изучала польский язык и общалась с ксёндзом пензенского костёла. Ксёндз уехал в Польшу, а Маргариту арестовали 23 августа 1937 г. и обвинили в том, что она – «польская шпионка». Через два месяца, 18 октября, арестовали её сестру Марию и приписали ей «связь с контрреволюционным троцкистским формированием», «антисоветскую агитацию».

Бабушке и маме, которой тогда ещё не было восьми лет, пришлось после ареста деда уже в мае 1938 г. вернуться в Пензу. Однако квартиранты Дроздовские отказались уступить им одну из комнат их же квартиры как «врагам народа» (кооперативный дом к тому времени перешёл в государственную собственность). Если бы в третьей комнате не жила бабушкина сестра Антонина, то бабушка и мама остались бы на улице. Но Дроздовские натравливали на них и Антонину, говоря ей: «Гони ты их, они враги народа! Ты работаешь на оборонном заводе, тебя оттуда уволят за общение с ними». И Антонина, которая никогда не отличалась особой благодарностью за добро, периодически устраивала скандалы, по-всякому обзывая бабушку.

Некоторые соседи относились к моим родным враждебно. А в школе учителя иногда занижали маме оценки. Она училась очень прилежно и могла бы получить золотую медаль. Но, придравшись к какому-то незначительному недочёту в выпускном сочинении, медаль не дали. Окончив школу, мама поступила в Пензенский политехнический институт, и ей приходилось усердно заниматься, чтобы не лишиться стипендии. На бабушкину маленькую пенсию невозможно было прожить вдвоём.

В начале 40-х годов бабушка пыталась добиться пересмотра дела своего мужа, но получила отписку о том, что оснований для пересмотра нет. Всю оставшуюся жизнь она думала, что в отношении мужа допущена какая-то трагическая ошибка. Тяжело пережив враждебное отношение окружающих к себе и к дочери, бабушка ушла на пенсию с измотанными нервами в 44 года, получив инвалидность. В 1957 г. бабушка получила справку из Военного трибунала Ленинградского военного округа о реабилитации Константина Михайловича. В 1958 г. прислали свидетельство о смерти Константина Михайловича 24 февраля 1944 г. от «возвратного тифа». Это оказалось ложью. В конце 1980-х годов моя мама решила выяснить подробности сфабрикованного дела её отца и получила другое свидетельство о смерти – Константин Михайлович расстрелян 30 октября 1938 г. Из беседы с офицером КГБ мама узнала, что на её отца якобы был написан ложный донос, однако имя доносчика не назвали.

Прадеда Михаила Константиновича арестовали 6 ноября 1938 г., когда ему было почти 70 лет, и, как тогда сообщили, отправили в Сыктывкар, в «инвалидный дом». Только недавно мне удалось выяснить, что прадед умер в конце 1941 г. в концлагере. Ещё до его ареста в их с прабабушкой квартиру ночью через окно проникли соседи и самовольно заняли одну из комнат, воспользовавшись полным бесправием стариков, дети которых были объявлены «врагами народа». После ареста мужа Юлия Карловна осталась без средств к существованию, и только жившие в Пензе польки – подруги Маргариты – помогали ей, как могли. Прабабушка Юлия Карловна умерла 19 февраля 1959 г. в возрасте почти 90 лет.

Маргарита Михайловна Чепуль расстреляна 23 ноября 1937 г. в Москве.
Мария Михайловна Чепуль расстреляна 14 декабря 1937 г. в Тамбове.
Все репрессированные посмертно реабилитированы.

Вот такие трагические «ошибки» были допущены в отношении моих родных. А сколько таких «ошибок» было совершено по всей стране!

Владимир Анатольевич Ганин,
г. Пенза

Чепуль Константин Михайлович Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!