Бессмертный барак
Крюков Андрей Евдокимович
Крюков Андрей Евдокимович

Страницу ведёт:

Дата рождения: __ __ 1898г.
Социальный статус:
начальник 4 части штаба 4 стрелковой дивизии
Место рождения: Карпово деревня, Сычёвский район, Смоленская область, Россия
Место проживания: Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия
Национальность:
русский
Воинское звание:
интендант третьего ранга
Дата ареста: __ __ 1938г.
Приговорен:
Военный трибунал в/ч № 45 12, дата 29 апреля 1938 г. Обв.: статья 58, пункт 10, часть 1 УК РСФСР
Приговор:
10 лет исправительно-трудовых лагерей
Реабилитирован:
неизвестно
Источник данных:
Собственные данные от родственников.
Поделись историей в:
Крюков Андрей Евдокимович. Крюков Андрей Евдокимович.

Указанные здесь факты взяты из немногих оставшихся в распоряжении семьи документов, а также из БД "Жертвы политического террора в СССР" (книга памяти Калужской области). Сведения, к сожалению, совсем неподробные и далеко не полные. Но я буду стараться пополнить и уточнить их.

Андрей Евдокимович Крюков - мой прадед. Родился он в 14 августа 1898 года в селе Карпово Юхновского района (уезда) Смоленской области (губернии). Происхождение - из крестьян. В годы Первой мировой войны служил конторщиком на строительстве Або-Аландской укрепленной позиции (предположительно, в 1915-1917 гг.), затем писарем отдельной телеграфной роты штаба 42 Армейского корпуса (по апрель 1918 г.) В 1918-1919 гг. проживал в Барнауле, окончил там Торговые курсы (бухгалтерские классы). В 1919-1920 гг. был писарем управления начальника автомобильной части штаба 2 Отдельного Степного Сибирского корпуса.

В первой половине 20-х годов с частями Красной армии находился в Средней Азии, где участвовал в борьбе с басмачеством в составе 25 Туркестанского полка, 16 Туркестанского стрелкового полка, 4 Туркестанской стрелковой бригады (затем - дивизии), 11 Алма-Атинского стрелкового полка. У прадеда был очень красивый почерк, поэтому армейская служба его протекала главным образом в штабах.

Предположительно в середине 20-х он женился на моей прабабушке, Марии Николаевне Крюковой (в девичестве - Мухачевой). Мария Николаевна родом из г. Верный (нынешний Алматы, Республика Казахстан), до революции училась на женских курсах в Петербурге. С ней прадед познакомился либо в столице, либо уже в Средней Азии. В браке у них родилось двое сыновей, Павел (старший) и Николай (младший, мой дед).

В 30-х годах семья в полном составе проживала в Ленинграде, на территории Петропавловской крепости. Прадед все это время оставался военнослужащим, дослужившись до звания интенданта 3 ранга и занимая к концу службы должность начальника 4 отдела штаба 4 стрелковой дивизии. Есть предположение, что он мог как-то соприкасаться с Реактивным научно-исследовательским институтом (РНИИ) и предшествовавшей ему Газодинамической лабораторией (ГДЛ), но это неточно. 31 июля 1937 года прадед был уволен из рядом вооруженных сил по состоянию здоровья (инвалидности) и с 4 сентября 1937 года работал в управлении Октябрьской железной дороги финансовым ревизором главного бухгалтера.

Прадед был арестован в начале 1938 года. В книге памяти (основанной, как я полагаю, на материалах уголовного дела), указано, что он все еще находился в рядах вооруженных сил (начальник 4 отдел Штадива 4). 29 апреля 1938 года прадед был осужден военным трибуналом в/ч №45 12 по статье 58 пункт 10 часть 1 к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. Срок отбывал где-то на Дальнем Востоке.

После осуждения прадеда, семья его была в короткий срок выслана в Архангельскую область, где прожила несколько месяцев. За это время его супруга (моя прабабушка) добилась от властей разрешения переехать в г. Алма-Ату (бывший Верный), родной для нее город, где жила ее сестра. Власти сначала позволили отправить в Алма-Ату детей, затем разрешили переезд и самой прабабушке. С 16 сентября 1938 года прабабушка считалась-социально опасным элементом (СОЭ), но 22 сентября 1944 года она была освобождена. 

Переписка с прадедом (опять же по воспоминаниям его супруги) не была рарешена, и я поначалу предполагал, что это были те самые "10 лет без права переписки", т.е. он был убит еще на этапе следствия. Однако по стечению обстоятельств начальник лагеря, где сидел прадед, был родом из Алма-Аты, где оставалась его семья, и куда он периодически наведывался в отпуск. Прабабушка познакомилась с ним (а может, была знакома и ранее), и он все 10 лет передавал прадеду письма и посылки от нее. 

В 1948 году прабабушка получила от прадеда весточку, что срок закончился и он выезжает домой. Но до дома прадед так и не добрался. Что с ним случилось, мы не знаем. Возможно, он умер от истощения, не выдержав дальней дороги. Возможно, был убит в пути бандитами (уровень бандитизма в послевоенные годы был высок). Возможно, ему просто сразу же дали новый срок, как это нередко происходило в те годы.

Крюков Андрей Евдокимович Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!