Бессмертный барак
Сохранено 2047089 имен
Поддержать проект

Маслов Варфоломей Артемьевич

Маслов Варфоломей Артемьевич
Дата рождения:
20 мая 1888 г.
Дата смерти:
25 марта 1938 г., на 50 году жизни
Социальный статус:
беспартийный; хлебороб, кучер, станционный рабочий, последнее место работы перед арестом – рабочий на станции Сухиничи-Узловые
Образование:
низшее; окончил два класса церковно-приходской школы
Национальность:
русский
Место рождения:
Нехаевский район, Волгоградская область, Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Белилово деревня, Сухиничский район, Калужская область, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
23 марта 1938 г.
Арестован:
Сухинический р/о УНКВД с/о Смоленской (Калужской) области
Приговорен:
Тройкой при Управлении НКВД Смоленской области 25 марта 1938 года по ст. 58-8-10 УК РСФСР "антисоветская агитация"
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией лично ему принадлежащего имущества
Реабилитирован:
Президиумом Калужского областного суда 28 декабря 1988 года за отсутствием в его действиях состава преступления
Источник данных:
Справка уточнена по данным от родственников; Архивно-следственное дело: П–12204 (1486)
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ФОТОКАРТОТЕКА
ОТ РОДНЫХ

Петля: Воспоминания. Очерки. Документы. / Сост. Ю. М. Беледин. – Волгоград : Изд. отдел Волгоградинформпечати, 1992 год. (336 с.) – С.195-198.

Владимир Бобровников

ФОЛОМЕЙ

Дарья уже почти не видела белый свет от возраста и житейских невзгод. В 1975 году ей шел 82 год и зрение ей заменяла память, в которой все ее знакомые и родственники представали «на карточках», то есть на фотографиях. Однажды мне, как ее внуку, пришлось спросить, почему дочери у ней имеют разные отчества. Неужели были разные мужья? Она ответила, что никогда не была замужем. А дети, Татьяна и Мария, имели разных отцов, но и отчества им давались в церкви по крестным отцам. Пришлось уточнить, кто же мой дед и что бабуля может о нем рассказать.

Да, она его помнила высоким, стройным казаком с серыми глазами, красивым лбом, густым чубом и настойчивым в своих ухаживаниях. В первые годы Советской власти Дарья жила бедно и, по ее словам, он ходил помогать. Назвала его Холомкой, сказала, что он «политический», и больше ничего мне о нем не смогла сообщить. На следующий год Дарья Ивановна умерла, и только через восемь лет мне пришлось узнать многое о моем деде. Для этого я побывал на родине моих родителей, порасспрашивал незнакомых и родственников, читал документы в государственных и ведомственных архивах, обращался в комиссию при ЦК КПСС по изучению материалов, связанных с репрессиями в 1930-х – начале 50-х годов.

Мой дед, Маслов Варфоломей Артемьевич, родился 5 мая 1888 года в станице Акишевской Нехаевского района Хоперского округа Нижневолжского края Волгоградской области). Был из двойни. Брат его Алексей скончался через шесть месяцев. По происхождению он был из бедных крестьян, малограмотный, самоучка. Имел семь братьев – Игнатия, Потапа, Степана, Николая, Андрея, Михаила, Федора и двух сестер – Евдокию и Елену. Женился на Лунякиной Марии Андреевне из рода «гараськиных», проживавшей в соседнем Денисовском хуторе.

Архивная запись метрической книги Николаевской церкви Акишевской станицы гласит: «10 октября 1906 года. Казачий сын Фалолей Артемьевъ Маслов, православного вероисповедания, первым браком. 18 лет» Казачья дочь Мария Андреевна Лунякина, православного вероисповедания, первым браком. 17 лет»1. куда и вошел в примаки Варфоломей. Тогда существовал обычай, что парни из бедных семей шли в зятья к зажиточным. Так поступили его еще три брата.

Семья Трофимовых жила крепко, потому что умела трудиться, и все работали от зари до зари. В хозяйстве были коровы, быки, лошади, мелкий скот, птица. Имели усадьбу, огород, сад. Выращивали рожь, пшеницу, овес. В 1909 году у Варфоломея появился первенец Василий, а позднее, в 1925 году внебрачная дочь Мария (моя мать) от Лукъяновсковой Дарьи Ивановны (1894 – 1976 гг.). Запись в метрической книге фиксирует о рождении сына Василия: «1 января 1909 г. Акишевской станицы, хутора Пименова казак Фаломей Артемовъ Масловъ и законная жена его Мария Андреева; оба православные. Восприемники: Той же станицы хутора Зрянина казак Потап Артемьев Маслов и той же станицы хутора Пименова казачья жена Евдокия Андреева Меркулова". С 1910 по 1914 год он проходил действительную службу в царской армии в 14-м Донском казачьем полку на должности денщика у офицера в г. Петербурге. С 1915 года служил в отдельном 30-м казачьем полку до 1917 года. Придя из армии, трудился в своем единоличном хозяйстве, переписав его на себя.

В 1929 году дед женил сына Василия (1909 – 1977 гг.) на девушке из бедной семьи – Кузнецовой Анне Порфирьевне. В её памяти свадьба была «шикарной»: израсходованы мешок орехов, конфет, бросали деньги, а кони трех саней были покрыты красной материей. После свадьбы Варфоломея предупредил Кручилин А. Г. (бывший революционер), муж его сестры Евдокии, что ожидается раскулачивание и чтобы он списал с себя хозяйство родственников жены. Но он не послушался. И час настал. Началось «головокружение» у партийных лидеров от коллективизации в центре и на местах.

В фондах Волгоградского государственного областного архива (далее: ГАВО) имеется список на 52 человека по Денисовскому сельскому Совету, подлежавших раскулачиванию и переселению. Среди них были следующие фамилии крестьянских семей: Алексиных, Епифановых, Захаровых, Кузнецовых, Лунякиных, Масловых, Матыней, Меркуловых, Мироновых, Пименовых, Петровых, Ремезевых и Филипповых. Всего за 1929 — 1934 годы по Нехаевскому району было раскулачено и выселено 754 человека (ГАВО Ф. 591, оп. 1, ед. хр. 45).

Как же происходило раскулачивание в этих местах? На одни семьи накладывался большой денежный налог, и если они его выплачивали, что случалось редко, то их пока не трогали. Если не выплачивали, то уполномоченные документально составляли характеристику на держателя собственности, описывали его хозяйство, на противозаконные действия со стороны кулака, нередко надуманные, и накладывали визу «Раскулачить». В другие хозяйства приходили сразу, описывали имущество, а ночью выселяли.

Чтобы полнее представить этот процесс, обратимся к документу того времени, который приводится полностью. «Характеристика на Маслова Потапа Артемьевича хутора Денисов Денисовского с/с. Хозяйство до революции кулацкое. Посева имел 60 десятин, волов 6 пар, коров 5 шт., овец 50 шт., лошадей (косяк), мелкого скота 19 шт. Аренда земли 30 десятин. Годовых и постоянных батраков имел. Блохин Семен Г. После революции хозяйство кулацкое, посева 20 — 25десятин, волов 3 — 4 пары, коров 3 — 4 шт., овец 20 — 25 шт., лошадей 2 — 3 шт., мелкого скота 7—8 шт. Батраков годовых до 2 чел., сезонных 2 — 3 чел., аренда земли от 5 до 10 гектаров. Активный белогвардеец, партизан белой армии, все время ждет своих откуда-то, говорит, скоро придут наши, тогда мы с вами расправимся. Противник всем мероприятиям Советской власти и партии, ведет агитацию против колхоза. Срывал несколько раз собрания, в настоящее время лишен избирательных прав. 13.02.1931 г. Подпись. Печать».(ГАВО. Ф. 591, д. 2, ед. хр. 401).

Жительница хутора Денисов Егорова Александра Георгиевна вспоминала, что выселение происходило ночью. Имущество, сложенное в сундуках, отдавали бедным или продавали, а орудия труда и постройки отходили образующемуся колхозу. Состарившихся людей кулацких семей выселяли в необжитые места и наделяли участком земли. Кто мог, тот работал, кто не мог — побирался. А во время голода в начале тридцатых годов некоторые ели даже собственное тело.

Варфоломея и его сына раскулачили быстро, хотя их дело было рассмотрено в Нехаевском народном суде и по статье 61, ч. IV Уголовного кодекса предписана вольная высылка. Переехав в р.п. Криушу Воронежской области, они через год переселились в Амурскую область, затем в г. Хабаровск и в конце концов оказались в г. Сухиничах Калужской области (ранее Смоленской). Там дед работал разнорабочим, поваром, сапожником, а с 1 сентября 1935 года по 23 марта 1938 года в должности станционного рабочего на станции Сухиничи-Узловые. (Архив Управления Моск. ж.д. Московско-Смоленского отделения. Ф. 1, оп. 715 ЛД., д. 4068).

23 марта 1938 года Маслов В. А. был арестован. Роковую роль в этом сыграла человеческая зависть. Ибо дед, будучи носильщиком на станции и трудясь добросовестно, зарабатывал чуть больше своих «сотоварищей» по труду. Последовала анонимка в милицейское отделение, которая привела к необходимости посещения участковым милиционером дома Масловых, который они недавно купили уже на заработанные деньги в г. Сухиничи. Участковый, посетив дом, заметил на одной из фотографий, что дед был в офицерском мундире, и этого было достаточно, чтобы расправиться с человеком. А разве можно было объяснить следователю, что этот наряд на фотографии всего лишь шутка, для солидности, чтобы похвастаться перед родственниками казаку, который служил только денщиком.

В поисках Варфоломея Артемьевича мне по счастливой случайности пришлось увидеть хранящееся в архивах КГБ г. Калуги дело на Маслова В. А. за № 1486, которое так же осталось с грифом «секретно» и недоступно ни для родственников, ни для исследователей этих процессов. Я захотел узнать, в чем сущность секретности? Мне не ответили. Но мне было ясно, что скрывали и скрывают прежде всего фамилии следователей, доносчиков, свидетелей, чтобы они могли жить не дрожа за свои правые или подлые дела. Дело находилось в серо-зеленой папке, в которой, согласно протоколу обыска, были две изъятые фотографии. Но на месте в 1989 году их не оказалось. Понять можно. Потерялись, изъяты, или что-то в этом роде. Непонятно другое. В следственном протоколе указано, что Варфоломей не имеет родственников, хотя проживал вместе с сыном и невесткой Анной в это время. Проверить этот факт было не трудно, но, видимо, НКВД руководствовалось спущенными сверху цифрами по изобличению «врагов народа». Возможен и вариант порядочности следователя, который отвел угрозу от родственников, записав в протоколе слово «одинокий».

25 марта 1938 года Маслов В. А. постановлением тройки УНКВД по Смоленской области за проведение «антисоветской агитации» приговорен к расстрелу. Анна Порфирьевна провожала Варфоломея в последний раз на перроне г. Калуги. Его и многих других загнали в вагоны для перевозки скота и отправили в неизвестном направлении.

И вот через пятьдесят лет благодаря процессам перестройки происходит реабилитация многих незаконно репрессированных. Решением президиума Калужского областного суда постановление тройки от 25 марта 1938 года в отношении Маслова В. А. отменено 28 декабря 1988 года, и дело прекращено «за отсутствием в его действиях состава преступления». Восстановлено имя, родственники получили 190 рублей компенсации. Но можно ли считать, что все сделано? Вряд ли. Пока осталось много неизвестных имен репрессированных, то ли это крестьянин или офицер, инженер или партийный работник. Хочется всех поименно назвать.

Маслов Варфоломей Артемьевич Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!