История без фотошопа
История без фотошопа
История без фотошопа
10 высказываний Мераба Мамардашвили
10 112
10 высказываний Мераба Мамардашвили
Один из законов русской жизни — это вздыхание или поползновение добра, но — завтра. И всем скопом, вместе. Сегодня — какой смысл мне одному быть добрым, когда кругом все злые?
Портреты в колючей раме
8 569
Портреты в колючей раме
25 августа с моими друзьями я вышел на Красную площадь в знак протеста против оккупации Чехословакии и снова был арестован. На этот раз я был приговорен к трем годам уголовных лагерей. В своем последнем слове на суде я сказал, в частности, следующее:
Жена «изменника Родины»
5 798
Жена «изменника Родины»
В 17 лет она основала Московский театр для детей (современный РАМТ), в 28 – стала первой в мире женщиной-режиссером опер, поставив «Фальстафа» Верди в берлинской «Кролль-опере». А по возвращении в СССР в 1937 году была арестована как жена «изменника Родины». Её мужа — наркома внутренней торговли Израиля Вейцера — обвинили в контрреволюционной деятельности. Её ждали 5 лет ГУЛАГе и ссылка. Вернувшись в Москву, в возрасте 61 года, она создала ещё один театр – первый в мире детский музыкальный театр, который носит сейчас её имя: Московский детский музыкальный театр имени Наталии Сац.
Добровольный крест
14 577
Добровольный крест
Она переводила «Дон Жуана» Байрона по памяти во внутренней тюрьме Большого дома в Ленинграде. Она уехала этапом в лагерь, где провела — от звонка до звонка — оставшиеся восемь лет. С рукописью «Дон Жуана» не расставалась; нередко драгоценные страницы подвергались опасности: «Опять ты шуршишь, спать не даешь? — орали соседки по нарам. — Убери свои сраные бумажки…» Она сберегла их до возвращения — до того дня, когда села у нас на Кировском за машинку и стала перепечатывать «Дон Жуана». За восемь лет накопилось множество изменений. К тому же от прошедшей тюрьму и лагеря рукописи шел такой же смрад, как и от «фуфайки».
Сергей Ключарев. Жизнь и арест
3 501
Сергей Ключарев. Жизнь и арест
Десятки раз просматриваю фотографии. Эта — за три года до ареста, а эта — за шесть. Смотрю на вещи Сергея, которые много лет хранятся у нас дома и давно стали привычными элементами нашей жизни и быта. Часы, кружка, посуда. Передо мной — бумаги из архива дела и фотография. Последняя. Как он выглядел потом — во время следствия, во время заключения и во время пересылки в лагерь, куда, судя по всему, их гнали не один месяц, как он выглядел там, - знать я пока не могу.
Юрий Любимов: «Все Сталина усовершенствуют, сукины дети, ни стыда ни совести»
1 075
Юрий Любимов: «Все Сталина усовершенствуют, сукины дети, ни стыда ни совести»
В этот день, Петя, стал я человеком без гражданства. Пришла итальянская полиция. Сообщила, что звонил советский консул Турина, настойчиво просил позвонить. Сухо, твердо довел до моего сведения указ о лишении гражданства СССР. Потребовал встречи и сдачи паспорта. Оставлю как сувенир, а потом посмотрим, что будет через год-два. Спросил, кем же вы меня сделали: грузином, таджиком, французам. Я как был русским, так и остался. Совсем распоясались после смерти Андропова. Он снова потребовал встречи. Я не советский гражданин и с вами встречаться не хочу.
Олег Басилашвили: «В каждом доме, в каждой семье жила своя боль»
40 223
Олег Басилашвили: «В каждом доме, в каждой семье жила своя боль»
Согласно семейной легенде, дед по отцовской линии Ношреван Кайсосрович Басилашвили до революции служил в полиции. Однажды он поймал и отправил в тюрьму двух бандитов. Фамилия одного из них была Джугашвили.
Малолетние дети "врагов народа"
4 194
Малолетние дети "врагов народа"
Тюрьма Челябинская. Старинная. Стены метровой толщины - надежно строили в прежнее время подобные заведения. Подвальная камера углублена в землю метра на полтора-два, двери арочные, ступенями. Пол бетонный, окна узкие, зашоренные. Вот такая мрачная архитектура этого заведения мне запомнилась.
Флаг над «Крестами»
2 669
Флаг над «Крестами»
Дмитрий Иннокентьевич Щапов служил Родине и моряком и штрафником, и немецким диверсантом, и узником Гулага. Ему жгли обритую наголо голову лампами, сажали в каменный ледяной мешок карцера в одном нижнем белье и гнали в карцер вентиляторами морозный воздух, били резиновыми дубинками по ступням. Все тело было сплошной раной, но Щапов "вины" не признавал. Следственное дело Щапова "курировал" генерал Лебедев, один из допросов провел лично министр госбезопасности Абакумов, обещавший повесить упрямца. Но Щапов получил 15 лет лагерей и был отправлен этапом на Воркуту, где отбывал срок с 1944 по 1954 годы.
Широклаг - смерти порог
932
Широклаг - смерти порог
Народный писатель Калмыкии Алексей Бадмаев родился в поселении Ханата Малодербетовского района Калмыцкой степи. До Второй мировой войны окончил 10 классов средней школы. Мечтал стать адвокатом, но вынужден был стать курсантом военно-артиллерийского училища. В 1942 году ушел на фронт. Был участником Сталинградской битвы, принимал участие в сражениях на Миус-фронте. Получил ранение в левое плечо. Однако, вместо наград и отдыха в декабре 1943 года, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1943 г. "О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР", а также объявлением калмыцкого народа "врагами народа", прямо из госпиталя инвалидом II группы направлен в Широклаг, где в числе других узников строил Молотовскую ГЭС. Несмотря на нечеловеческие условия, Алексей Балдуевич выжил. После чего, по национальному признаку, как "враг народа", был депортирован на Алтай. Работая в совхозе, закончил Барнаульский экономический техникум. Сохранились его воспоминания: Бадмаев А. Б. «Широклаг - смерти порог»