Как это было
Как это было
Как это было
Нацистская пропаганда против СССР
760
Нацистская пропаганда против СССР
В XX веке пропаганда стала мощным оружием воздействия на умы. Умелое создание образа врага, возбуждение и поддержание чувства ненависти к противнику - одна из причин беспрецедентной жестокости и бесчеловечности войн ушедшего столетия. Автор-составитель этой книги, профессиональный историк Д. Хмельницкий знакомит читателя с особенностями восприятия Советского Союза нацистами. Инструментом воспитания в немцах антисоветских убеждений служили не только специальные пропагандистские тексты, выставки, но и просто путевые заметки оказавшихся в СССР немецких инженеров, откровения политических беженцев и т. п. Благо сталинский тоталитарный режим дарил множество сюжетов для нацистских пропагандистов. Представленные здесь тексты, тщательно откомментированные Д. Хмельницким, несомненно, будут интересны не только специалистам и студентам, но и обыкновенным читателям как исторический источник о жизни в Советском Союзе в 30—40-х годах прошлого века.
«Ночь казненных поэтов»
43 712
«Ночь казненных поэтов»
12 августа 1952 года были расстреляны 13 обвиняемых по делу Еврейского антифашистского комитета (ЕАК). Это событие впоследствии получило название «Ночь казненных поэтов»; среди арестованных оказались известные авторы — Маркиш, Квитко, Бергельсон, Гофштейн. Комитет был создан по распоряжению Сталина для сотрудничества с международными организациями. Но уже спустя 6 лет после создания, в 1948-м, членов Комитета обвинили в шпионаже против Советского Союза и враждебной пропаганде. Этот судебный процесс положил начало масштабной кампании против евреев.
Судьба членов Временного правительства
14 457
Судьба членов Временного правительства
Три состава Временного правительства, сменявшие друг друга, показали полную его неспособность решить проблемы, доставшиеся в наследство от старого режима: экономический кризис, продолжение войны, рабочий и земельный вопросы. Либералы из партии конституционных демократов, преобладавшие в первых двух составах кабинета министров, так же, как меньшевики и социалисты-революционеры, составлявшие большинство в третьем, целиком принадлежали к городской культурной элите, к тем кругам интеллигенции, которые соединяли в себе наивную и слепую веру в „народ“ и страх перед окружавшей их „тёмной массой“, которую, впрочем, они знали совсем плохо.
Когда отца забрали...
6 000
Когда отца забрали...
С годами память всё чаще и чаще возвращает нас в детство, в самые яркие его впечатления. А они у всех «детей ГУЛАГа» связаны с родным домом и жизнью с родителями. И не счастливое детство вспоминается, а то, когда арестовали отца или выселяли семью. Оттого, видимо, и большинство воспоминаний «детей ГУЛАГа» начинается словами «когда отца забрали» или «когда нас выселяли». Вот отрывки из этих рассказов:
Дело Рокотова — Файбишенко
42 787
Дело Рокотова — Файбишенко
Ян Рокотов и Владислав Файбишенко были показательно расстреляны за спекуляцию, в том числе "жипсами", как было отражено в материалах дела. Торговля джинсами фигурировала, как один из пунктов обвинения и в своем последнем слове они сказали: "И все-таки лучшая одежда — это джинсы!".
«Надо становиться на колени посреди России и просить у своего народа прощение»
75 095
«Надо становиться на колени посреди России и просить у своего народа прощение»
Но правда о войне и сама неоднозначная. С одной стороны — Победа. Пусть и громадной, надсадной, огромной кровью давшаяся и с такими огромными потерями, что нам стесняются их оглашать до сих пор. Вероятно, 47 миллионов — самая правдивая и страшная цифра. Да и как иначе могло быть? Когда у лётчиков-немцев спрашивали, как это они, герои рейха, сумели сбить по 400—600 самолётов, а советский герой Покрышкин — два, и тоже герой… Немцы, учившиеся в наших авиашколах, скромно отвечали, что в ту пору, когда советские лётчики сидели в классах, изучая историю партии, они летали — готовились к боям.
Серый - цвет надежды
28 061
Серый - цвет надежды
Годы, проведенные в женской колонии строгого режима для «особо опасных государственных преступников» в Мордовии, описаны в автобиографической книге «Серый – цвет надежды». В колонии Ирина продолжала писать стихи и передавала их на волю.
Гонки на лафетах
1 323
Гонки на лафетах
На исходе «эпохи великих похорон» авторитет власти оказался на чрезвычайно низком уровне. Нежелание престарелых вождей вовремя уходить на покой привело к тому, что Советский Союз был выставлен на всемирное посмешище.
Колымский трамвай
58 139
Колымский трамвай
«Колымский трамвай» — явление, нередко возникавшее в сталинские времена и всегда происходившее под государственным флагом, при потворстве конвоя и властей. Этот документальный рассказ я отдаю всем приверженцам Сталина, которые и по сей день не желают верить, что беззакония и садистские расправы их кумир насаждал сознательно. Пусть они хоть на миг представят своих жен, дочерей и сестер среди той бугурчанской штрафбригады, ведь это только случайно выпало, что там были не они, а мы... Насиловали под команду трамвайного «вагоновожатого», который время от времени взмахивал руками и выкрикивал: «По коням!..» По команде «Кончай базар!» — отваливались, нехотя уступая место следующему, стоящему в полной половой готовности. Мертвых женщин оттаскивали за ноги к двери и складывали штабелем у порога; остальных приводили в чувство — отливали водой, — и очередь выстраивалась опять. Но это был еще не самый большой трамвай, а средний, «трамвай средней тяжести», так сказать. Насколько я знаю, за массовые изнасилования никто никогда не наказывался — ни сами насильники, ни те, кто способствовал этому изуверству. В мае 1951 года на океанском теплоходе «Минск» (то был знаменитый, прогремевший на всю Колыму «Большой трамвай») трупы женщин сбрасывали за борт. Охрана даже не переписывала мертвых по фамилиям, но по прибытию в бухту Нагаево конвоиры скрупулезно и неоднократно пересчитывали оставшихся в живых, и этап, как ни в чем не бывало, погнали дальше, в Магадан, объявив, что «при попытке к бегству конвой открывает огонь без предупреждения». Охрана несла строжайшую ответственность за заключенных, и, конечно, случись хоть один побег — ответили бы головой. Не знаю, как при такой строгости им удавалось «списывать» мертвых, но в полной своей безнаказанности они были уверены. Ведь они все знали наперед, знали, что придется отчитываться за недостающих,— и при этом спокойно продавали женщин за стакан спирта.
Я возвращаю себе свободу
6 176
Я возвращаю себе свободу
В течение лета 1937 года под разными предлогами в Москву были отозваны примерно сорок сотрудников НКВД. Только пятеро из них отказались вернуться и предпочли остаться за границей; остальные попались в ежовскую ловушку. Из тех, кто не вернулся, был Игнатий Рейсс. В середине июля 1937 года он направил советскому полпредству в Париже письмо, предназначенное для ЦК партии. Рейсс информировал ЦК о том, что он порывает со сталинской контрреволюцией и "возвращается на свободу". Из того же письма следовало, что под свободой он понимает "возврат к Ленину, его учению и его делу". Разрыв Рейсса с НКВД и партией являлся опасным прецедентом, которому могли последовать и другие сотрудники, работавшие за рубежом. Это наверняка привело бы к целой серии разоблачений, касающихся чекистских преступлений и кремлёвских тайн. Когда Сталину доложили об "измене" Рейсса, он приказал Ежову уничтожить изменника, вместе с его женой и ребёнком. Это должно было стать наглядным предостережением всем потенциальным невозвращенцам. Подвижная группа Управления специальных операций немедленно выехала из Москвы в Швейцарию, где скрывался Рейсс. Агенты Ежова рассчитывали на помощь друга семьи Рейссов, некоей Гертруды Шильдбах. Рейсс доверял госпоже Шильдбах, и с её помощью, действительно, удалось напасть на след "изменника". На рассвете 4 сентября тело Рейсса, изрешечённое пулями, было найдено на шоссе под Лозанной. Гертруда Шильдбах и её сообщники бежали так поспешно, что в отеле, где они останавливались, остался их багаж. Среди вещей Шильдбах швейцарская полиция нашла коробку шоколадных конфет, отравленных стрихнином. Конфеты явно предназначались для ребёнка "изменника". У Шильдбах не хватило то ли времени, то ли совести, чтобы угостить ими ребёнка, привыкшего доверчиво играть с ней. Убийство Игнатия Рейсса было организовано с такой быстротой, что он не успел даже сделать разоблачения, касавшиеся Сталина, к которым так стремился. В 1960 году Рейсс был реабилитирован.