Бессмертный барак
Берзин Юлий Соломонович
Берзин Юлий Соломонович

Страницу ведёт:

Дата рождения: __ __ 1904г.
Дата смерти:11 июня 1942г., на 39 году жизни
Социальный статус:
литератор; на момент второго ареста – заключенный комендантского отделения УСВИТЛа (г.Магадан), работал в лагерной столовой.
Образование:
высшее юридическое
Место рождения: Полоцк, Витебская область, Республика Беларусь
Место проживания: Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия
Место захоронения:Магадан, Магаданская область, Россия
ГУ лагерей:Северо-Восточный исправительно-трудовой лагерь (ранее УСВИТЛ, Управление Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей, СВИТЛ, Северо-Восточный ИТЛ), Магаданская область, Россия
Национальность:
еврей
Дата ареста: 10 февраля 1938г.
Приговорен:
10 февраля 1938 года был арестован в Ленинграде по обвинению в том, что «с 1930 года являлся активным участником антисоветской организации среди писателей Ленинграда» (статьи 58-8, 58-10, 58-11 УК РСФСР). Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 2 июля 1939 года был приговорён к заключению в ИТЛ сроком на 8 лет. Был отправлен в СВИТЛ. Повторно арестован в лагере и 16 мая 1942 года Военный трибунал войск НКВД при Дальстрое приговорил его к расстрелу по обвинению в том, что вёл «антисоветскую пораженческую агитацию».
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией лично ему принадлежащего имущества
Реабилитирован:
По первому делу был реабилитирован в 1957 году, по второму — 2 декабря 1990 года Президиумом Магаданского облсуда
Источник данных:
следственное дело № 39741
Раздел: Писатели и поэты
Поделись историей в:
Берзин Юлий Соломонович. Берзин Юлий Соломонович.

«Раз, два, три, четыре - Мы сидели на квартире, Вдруг послышался звонок, И приходит к нам стрелок. С ним агент и управдом, Перерыли все вверх дном. Перерыли все подушки, Под кроватью все игрушки, А потом они ушли И... папашу увели. Раз, два, три, четыре, пять – Через день пришли опять. Перерыв квартиру нашу, Увели с собой мамашу! Завтра явятся за мной».

Это стихотворение в форме детской считалочки было написано Юлием Соломоновичем Берзиным.

По воспоминаниям актера Георгия Жженова, Юлий Берзин – «мой сокамерник по восьмимесячному сидению в «Крестах»… Щуплый, с чахлой рыжей бороденкой (так путно и не выросшей на тюремных харчах), похожий на доброго гнома, Юлик Берзин – барометр камеры, всегда показывавший "ясно-солнечно". Неиссякаемый кладезь хохм и анекдотов – улыбчивый Юлик, с библейской печалинкой, навечно застрявшей в глубине светлых глаз... Как-то сложилась твоя судьба? Жив ли ты? Сдюжил ли восьмилетний "подарок" Особого Совещания?..»

Писатель Юлий Соломонович Берзин, родившийся в 1904 году, был арестован 10 февраля 1938 года. Обвинялся в том, что «с 1930 года являлся активным участником антисоветской право-троцкистской организации среди писателей Ленинграда». 2 июля 1939 года был приговорен к заключению в ИТЛ сроком на 8 лет. Был отправлен в лагерь в Магаданской области, где 16 мая 1942 года Военный трибунал войск НКВД при Дальстрое приговорил его к расстрелу по обвинению в том, что «Берзин Ю. С. отбывая наказание в Комендантском отделении СВИТЛ, систематически ведет среди заключенных антисоветскую, клеветническую, профашистскую агитацию».

Из протокола допроса по делу Берзина свидетеля Полякова:

«В двадцатых числах января 1942 года заключенный Берзин на кухне столовой карпункта в присутствии меня и заключенных Коленского и Буканова, говоря о газетных новостях с фронта войны, заявил: "На фронте смерть наступает мгновенно, здесь, на Колыме, лагерь для заключенных тоже сулит смерть, но в рассрочку. Большой эксперимент над кроликами!"».

Юлий Берзин был казнен 11 июня 1942 года.

Был полностью реабилитирован по обоим делам в 1990 году.

Осенью 1990 года нашли в архиве УВД следственное дело № 39741 по обвинению заключенных ОЛПа «Управление Комендатуры» Берзина Юлия Соломоновича и Каленского Степана Северьяновича в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 58-10 УК РСФСР. Дело было возбуждено в конце марта 1942 года, в постановлении о возбуждении сказано, что указанные лица систематически вели антисоветскую пораженческую агитацию.

Юлий Соломонович Берзин, о смерти которого скупо (и не совсем точно) сказано в предисловии Михаила Слонимского к его книге «Конец девятого полка» («Сов. писатель», Ленинград, 1968 г., более поздних изданий я не знаю), что «в 1938 году жизнь молодого талантливого писателя трагически оборвалась», действительно молодой – в 1938 году ему было только 34 года, но уже широко известный прозаик, был осужден в 1939 году Особым совещанием НКВД СССР за АСТО (участие в антисоветской троцкистской организации) на восемь лет лишения свободы и отправлен на Колыму. Здесь, в Магадане, его настигло другое не менее страшное обвинение.

16 мая 1942 года дело рассматривал Военный трибунал войск НКВД при Дальстрое, постановивший: Каленскому назначить десять лет лишения свободы с поражением в правах на пять лет, Берзина, с применением санкции статьи 58-2 (такая отсылка делалась в случаях, когда собственной санкции, указанной в том или ином пункте ст. 58, по мнению судебного органа, было недостаточно) – «расстрелять с конфискацией лично ему принадлежащего имущества». Приговор был приведен в исполнение 11 июня 1942 года.

 

В это радостное время, –

писал 12 лет спустя Андрей Игнатьев, –

Освещенное зарей,

Ты уходишь из поэмы.

Мой Березин, мой герой.

……………………………..

Я люблю тебя, не скрою.

Ты мне дорог, словно жизнь.

До конца теперь со мною

Тот, березинский призыв:

«И работай, и борись.

Смело к цели продвигайся,

Смерть увидел – не сдавайся.

А настигнет – не страшись!»

 

В числе немногих свидетелей по этому делу был и тот самый Семенов. Его показания на допросе и очной ставке с обвиняемым Берзиным представляли, по мнению следствия, такую страшную силу, что их спрятали в опечатанный сургучными печатями «спецпакет», который можно было вскрыть только на заседании трибунала. И как было не спрятать, если в протоколе были зафиксированы следующие слова Берзина (в передаче свидетеля Семенова): «Советскую систему привел к гибели Сталин – это чудовище себялюбия, бездарный политик и маньяк». Ничьи другие показания в этом деле такой «чести», как показания Семенова, не были удостоены. Вероятно, их роль в том, что подсудимому был вынесен смертный приговор, весьма значительна.

Мог ли тот же самый А. И. Семенов спустя семь лет поучаствовать в охоте на Лихачеву? А отчего бы и нет – если пообещают награду: должность заведующего, книжку?

Но были и другие версии.

В разработке
Берзин Юлий Соломонович Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!