Сохранено 2586186 имен
Поддержать проект

Филонов Владимир Васильевич

Филонов Владимир Васильевич
Дата рождения:
1888 г.
Дата смерти:
27 ноября 1937 г., на 50 году жизни
Социальный статус:
беспартийный; священник храма с. Радушино
Образование:
среднее
Национальность:
русский
Место рождения:
Красный Липовец исчезнувшее село (ранее Красная Липовка), Захаровский район, Рязанская область, Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Радушино деревня, Зарайский район, Московская область, Россия (ранее РСФСР)
Место захоронения:
Бутовский полигон место массовых расстрелов, Москва, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
17 ноября 1937 г.
Приговорен:
тройкой при Управлении НКВД по Московской области 25 ноября 1937 года по обвинению в «контрреволюционных и террористических настроениях»
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
Прокуратурой Московской области 7 марта 1989 года
Источник данных:
Архивно-следственное дело: ГАРФ. Фонд 10035. Опись 2. Номер дела: 4397. Делопроизводственный номер: П-19368
Фотокартотека
Филонов Владимир Васильевич Филонов Владимир Васильевич
От родных

«Священник Владимир Васильевич Филонов родился в 1888 году в селе Красная Липовка (Красный Липовец) Пронского уезда Рязанской губернии, сын дьякона-псаломщика и письмоводителя Филонова Василия Дмитриевича. Окончил полный курс учения в Рязанской Духовной Семинарии 12.07.1912г.. По выходу из Семинарии состоял учителем Климентовской Еп. Петра церковно-приходской школы Спасского уезда. По прошению был переведен в Негоможскую села Городец Зарайского уезда Церковно-приходскую школу, где состоял законоучителем до определения во священника. Его Преосвященство Димитрий Епископ Рязанский и Зарайский рукоположил его во священника села Березнягов Скопинского уезда 21 июля 1913г. Был законоучителем Земской школы».

Из воспоминаний дочери батюшки, Агнии Владимировны, по рассказам Саши (внука о. Владимира), известно, что он служил в храме села Воскресёнка Пронского района, и последнее место его служения было в храме села Радушино Зарайского района Московской области. Отец Владимир был женат на Ольге Васильевне (в девичестве Серебровой), дочери священника Сереброва Василия Тимофеевича, служившего в храме села Курово Зарайского уезда. Они жили душа в душу. У них было два сына и три дочки. Первый Николай умер младенцем, после этого долго не было детей. Матушке посоветовала знакомая съездить с ней к старцу Максиму за десять верст, она сказала об этом мужу. Тот сказал: «К какому еще Максиму? Не надо ехать ни к какому Максиму!» Но тайком уехали. Не успели они подойти к его дому, как он оттуда вышел им навстречу. У него была длинная борода и круглая, сгорбленная спина. Он повторил слова батюшки: «К какому еще Максиму? Не надо ехать ни к какому Максиму! Идите отсюда! Николай умер – Василий будет жить! А он будет, где поезда ходят».

Так и случилось. Родился вскоре сын Василий (примерно в 1918 году), а отца Владимира в 1931 году осудили тройкой ОГПИ по ст. 58 п. 10 и сослали на три года в Караганду. Он строил железную дорогу. Жил в нечеловеческих условиях, у него сильно упало зрение. Когда вернулся домой, постепенно оно восстановилось. В письмах жене всегда писал: «Как там мой маленький храм?» Сын Василий был алтарником. В те сложные годы ему нигде не давали учиться, как сыну священника. Кое-как он смог заочно получить образование, женился, у них родилось двое детей: Владимир и Юлия. В 1939-40 годах он служил в армии в инженерных войсках, его направили в Проскуров. Началась война, он был сапером. В своём письме писал: «Мы отступаем». Потом пришло письмо из-под Киева: «Завтра будет страшный бой. Если выживу-напишу». Считается без вести пропавшим.

Еще у отца Владимира с матушкой родилось три дочери: Алевтина в 1921 г., Агния в 1924 г. и Юлия 9 мая 1928 г. Алевтина вышла замуж за Ивана Михеева 22 июня 1941 года. Когда они танцевали на своей свадьбе, было объявлено о войне. Друзья им сразу об этом не сказали, дали дотанцевать…Муж погиб на войне, Алевтина воспитывала сына одна, его звали Александр. Она завербовалась в Сортавалу. Саша был грудным ребенком, сильно голодал, чудом выжил. Когда вырос, служил в Морфлоте. Женат не был, умер в 50 лет. Алевтина Владимировна работала учителем географии в школе. Агния вышла замуж за Константина Ивановича Полянского, сына священника. У них родился сын Александр, он сейчас живет под Рязанью, работает учителем в школе. Агния Владимировна Полянская тоже была учителем и заведующей начальной школой. У нее был сильный характер. Люди про нее говорили: «Сразу видно: вот это настоящий учитель». Она умела заинтересовать детей, и они наперебой тянули руки для ответа. Юлия вышла замуж и стала Игнашенковой. У них родился сын Владимир. Они также, как и Алевтина, жили в Карельской АССР, в городе Сортавале.

По воспоминаниям Прасковьи, жительницы села Воскресёнки Пронского района, отец Владимир был добрейшим человеком, его очень любили и родные, и прихожане, он исцелял людей молитвами. К нему шли люди со всех сторон, даже ночью звали к больным и умирающим от заразных болезней. Батюшка никому не отказывал и не боялся, что потом заразятся и его дети. Господь всем управлял. Дочь Агния вспоминала, как они с отцом Владимиром на Пасху с детьми ходили по домам, поздравляли всех односельчан, не пропуская ни одного дома. Зайдут к богатым, дадут яйцо, а они им – несколько. Дальше идут в бедные дома и все яйца раздают им, приходя домой с пустой корзиной. На своей земле он трудился: пахал, сажал все, чем они питались. Держал лошадь и корову, при раскулачивании их отобрали, отрезали от дома землю, не разрешали на ней ничего сажать, все заросло бурьяном. Наступил голод. Дочка Агния начала собирать милостыню, чтобы помочь семье. Как-то зашел знакомый к ним домой, он был голоден. В это время Агния вернулась с милостыней в виде продуктов и как дорогому гостю положила их на стол, не признавшись, что сами давно не ели. С Божьей помощью выжили.

В 1931 году батюшку арестовали и осудили тройкой ОГПИ по статье 58 п.10 на три года высылки. Не только семья из-за этого горевала, односельчане и прихожане тоже были сильно расстроены от того, что забрали любимого батюшку. Долго ждали его возвращения. Несколько раз односельчане приходили к матушке Ольге с просьбой написать Сталину, чтобы он освободил их батюшку, ведь сами они были безграмотными. Но матушка не могла этого сделать, зная о последствиях. Тогда они решили пойти всем селом в соседнюю деревню в храм помолиться, ведь их церковь пустовала, и совершить Крестный ход для его быстрого возвращения. Обычно в храм ходило больше женщин, а тут собралось как никогда огромное количество мужчин для молитвы о Батюшке. После Крестного хода Агния запрыгала и радостно закричала: «Ура! Скоро папочка вернётся!». Прошло около месяца и на радость всем отца Владимира отпустили домой! Матушка Ольга, узнав, что он после ссылки находится в Рязанской тюрьме и скоро должен вернуться, пошла его встречать пешком из Воскресёнки в Рязань. Было время весеннего половодья. Чтобы сократить путь, Ольга переходила вброд речки порой по пояс в ледяной воде. До Рязани она добралась, но сильно простудила почки и в Рязанской больнице умерла на операционном столе в 1934 году. Служить отцу Владимиру власти не позволили, храм закрыли. У него отобрали дом и у его отца тоже. Жили у чужих людей, на работу никуда не брали, даже дворником. Но однажды ему пообещали место конюха. Он очень обрадовался: наконец-то дети будут сыты!

Следующий день принес разочарование. С огромным сожалением ему сообщили, что не могут взять на работу из-за судимости. Вскоре его «отправили» в Алма-Ату за «тунеядство». Дети опять стали жить у разных людей. По возвращении из очередной ссылки ему удалось переехать с Агнией в село Радушино Зарайского района. У них была избенка, состоящая из малюсенькой комнатки, там даже негде было готовить еду. Алевтина жила в Рязани в общежитии и училась в зоотехникуме, младшая Юлия жила у родственницы в селе Истобники. Отец Владимир стал настоятелем Богородицерождественского храма. Ранее настоятелями были протоиерей Петр (Успенский) и протоиерей Иоанн (Лебедев). В 1930 году отца Петра арестовали и он скончался в заключении. Прославлен в лике Святых Новомучеников и Исповедников в 2000 году. Протоиерея Иоанна (друга отца Петра) арестовали и 9 сентября 1937 года расстреляли в Бутово. Причислили к лику Святых Новомучеников Российских 7 октября 2002 года. Отец Владимир взял на себя последний удар в этом храме. Семнадцатого ноября 1937 года ночью за ним пришли с криком: «Собирайся!» Дочка Агния кричала ему вдогонку: «Папочка, благослови!».

Дальше была «школа выживания» для его детей. После ареста храм закрыли. Когда стало известно об этом, люди забрали иконы, какие смогли по домам. В 1960 году передали святыни в Благовещенскую церковь г. Зарайска. Батюшку увезли в Коломенскую тюрьму. В следственном деле утверждалось, что он «…среди населения вел активную контрреволюционную деятельность, высказывал контрреволюционную клевету на Советскую Власть и пораженческие настроения….» Но, как указано в обвинительном заключении, «Будучи допрошен в качестве обвиняемого, Филонов В.В. виновным себя не признал». И следственное дело № 12276 по обвинению Филонова Владимира Васильевича решено было представить на рассмотрение Тройки при Управлении НКВД МО. Двадцать пятого ноября 1937 года постановлением тройки УНКВД Московской области отца Владимира приговорили к расстрелу, высшей мере наказания. Двадцать седьмого ноября на полигоне в Бутово расстреляли 160 человек, среди них был Филонов Владимир Васильевич.

Долгие годы родные об этом не знали, надеялись на возвращение. Только в 1980-х годах дело рассекретили. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношение жертв репрессий, имевших место в период 30-х-40-х и начала 50-х годов» внесудебное решение от 25 ноября 1937 года в отношение Филонова Владимира Васильевича было отменено. Его реабилитировали.

Использованы материалы из ГА РО фонд 627, опись 240, дело 60 ГА РФ фонд 10035, опись 2, дело 19368

Светлана Сераджи (родственница)

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!