Сохранено 2585998 имен
Поддержать проект

Иссерсон Георгий Самойлович

Иссерсон Георгий Самойлович
Дата рождения:
июня 1898 г.
Дата смерти:
27 апреля 1976 г., на 78 году жизни
Социальный статус:
военачальник и военный теоретик, полковник (1940 год). Один из разработчиков теории глубокой операции ВС СССР.
Образование:
высшее
Национальность:
еврей
Место рождения:
Каунас (ранее Ковно), Литовская Республика
Место проживания:
Москва, Россия (ранее РСФСР)
Место захоронения:
Новодевичье кладбище, Москва, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
7 июня 1941 г.
Приговорен:
Военной Коллегией Верховного Суда СССР 10 марта 1942 года, по обвинению: "участие в военном заговоре, в преступных действиях во время Советско-финской войны"
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрелу; расстрел заменен на 1о лет лагерей
Место заключения:
Карагандинский исправительно-трудовой лагерь КАРлаг, Республика Казахстан
Реабилитирован:
11 июня 1955 года, определением Военной коллегии Верховного суда СССР
От родных

Если Вы располагаете дополнительными сведениями о данном человеке, сообщите нам. Мы рады будем дополнить данную страницу. Также Вы можете взять администрирование страницы и помочь нам в общем деле. Заранее спасибо.

Дополнительная информация

Из книги Н.С.Черушева "Удар по своим. Красная Армия: 1938—1941":

Родился Г.С. Иссерсон в июне 1898 г. в г. Ковно в семье врача. Окончив гимназию в 1916 г., поступил на юридический факультет Петроградского университета. После Февральской революции 1917 г. примкнул к группе социалистов-интернационалистов. В начале 1917 г. был призван на военную службу и направлен на учебу в Петергофскую школу прапорщиков. Последний чин в старой армии — прапорщик. В Красной Армии добровольно с весны 1918 г. Член ВКП(б) с 1919 г. Участник Гражданской войны. Воевал на Северном фронте в составе 6-й армии, а также на Западном фронте против поляков в 1920 г. В годы войны занимал должности заведующего культурно-просветительным отделом политотдела 6-й армии, комиссара 159-го Онежского стрелкового полка, помощника командира 154-го стрелкового полка. После Гражданской войны окончил Военную академию РККА (в 1924 г.) и работал начальником разведотдела штаба Западного фронта, начальником оперативного отдела штаба Ленинградского военного округа и 1-го отдела Оперативного управления Штаба РККА. В 1926 г. был в служебной командировке в Германии. В 1927—1930 гг. — начальник штаба 10-го стрелкового корпуса. В 1930—1931 гг. — адъюнкт Военной академии имени М.В. Фрунзе. С июня 1931 г. — преподаватель, а в 1932—1933 гг. — начальник оперативного факультета той же академии. В декабре 1933 г. назначен командиром и комиссаром 4-й стрелковой дивизии. С февраля 1936 г. работал заместителем начальника 1-го отдела Генерального штаба РККА. В мае 1936 г. назначен начальником кафедры армейской операции вновь созданной Академии Генерального штаба. Репрессии против элиты Красной Армии задели косвенно его — с сентября 1937 г. он находился в распоряжении Управления по комначсоставу. С мая 1938 г. работал начальником кафедры оперативного искусства Академии Генерального штаба. В 1939 г., в начале войны СССР с Финляндией, с группой преподавателей академии он был командирован на фронт, где вскоре получил назначение начальником штаба 7-й армии. После освобождения от должности и снижения в воинском звании Г.С. Иссерсон был назначен командиром фронтового кадрового полка. После окончания боевых действий Георгий Самойлович возбудил ходатайство о возвращении его на преподавательскую работу в академию. Этот вопрос, по всей видимости, обсуждался на самом «верху». Так, в личном деле Г.С. Иссерсона имеется записка следующего содержания: «Признать целесообразным допустить к преподавательской работе в Академии Генштаба т. Иссерсона. Поручить т. Ворошилову вызвать т. Иссерсона для дачи ему необходимых инструкций». На записке имеется резолюция И.В. Сталина: «Согласен. И. Ст.». Там же в личном деле подшита копия приказа Народного комиссара обороны №064 от 10 июня 1940 г. о назначении Г.С. Иссерсона на должность начальника кафедры оперативного искусства Академии Генерального штаба РККА. Однако по каким-то нам неизвестным причинам этот приказ реализован не был и в момент ареста 7 июня 1941 г. полковник Г.С. Иссерсон числился состоящим в распоряжении Народного комиссара обороны СССР. Обвинялся Г.С. Иссерсон в принадлежности к антисоветскому военному заговору (по показаниям арестованных в 1937—1938 гг.) в поддержании связи с троцкистами, в голосовании за троцкистскую резолюцию в 1923 г., а также в преступных действиях во время советско-финской кампании. Этот последний пункт в обвинительном заключении выглядит в следующей редакции: «Находясь на финском фронте в должности начальника штаба 7-й армии, Иссерсон не организовал работу штабов и тыла, что явилось одной из причин неудачи атаки укрепленной линии белофиннов на Карельском перешейке, предпринятой 17 декабря 1939 г. и излишних потерь. Вследствие неправильных расчетов на перегруппировку войск, сделанных Иссерсоном, части 7-й армии прибывали к исходному положению с запозданием...» Георгий Самойлович упорно защищался по всем пунктам обвинения. Из них последний (ошибки в руководстве штабом армии) для него являлся наиболее уязвимым. Под давлением старшего следователя Особого отдела батальонного комиссара Добротина он частично признает свою вину, заявив на допросе 10 сентября 1941 г.: «Я признаю себя виновным в том, что все свои оперативные соображения, расчеты были мной составлены без учета действительного состояния войск. Не зная состояния войск, я предложил форсированный срок наступления 17 декабря 1939 года, что было не реально, т.к. стрелковым дивизиям было предоставлено недостаточное время для проведения подготовки к прорыву (1—2 дня)». Иссерсон был одним из талантливых операторов Красной Армии. По его трудам учились слушатели военных академий, он сам не раз планировал и контролировал, работая в Генеральном штабе РККА, оперативные игры и войсковые учения. Поэтому признание в слабом знакомстве со сложившейся обстановкой, в неумелых расчетах на перегруппировку войск означало признание своей полной некомпетентности, профессиональной непригодности, что было бы неправдой. Поэтому на суде 21 января 1942 г. начальник кафедры армейской операции Академии Г енерального штаба заявил несколько иначе, чем это было раньше. В протоколе суда записано: «Находясь на финском фронте в должности начальника штаба 7 армии, я не организовал в достаточной мере работу штабов и тыла, что явилось одной из причин неудачи атаки укрепленной линии белофиннов на Карельском перешейке, предпринятой 17 декабря 1939 года и излишних потерь... Действительное положение войск я знал, но в мои расчеты были внесены командующим армией (командармом 2-го ранга К.А. Мерецковым. — Н. Ч.) большие коррективы, он считал, что укреплений на Карельском перешейке нет. Создавал этим иное мнение у командиров дивизий и корпусов, на деле было так, (что) части пошли в атаку без артиллерийской подготовки. Признаю, что 2-х дней для подготовки к прорыву укреплений противника было мало. Я должен был требовать больше, но время для этого устанавливал сам командующий армией. Преступного, злого умысла у меня не было, а есть ошибка и за нее я понес наказание, меня снизили в военном звании и должности...» Для суда все вышеприведенные объяснения Г.С. Иссерсона не имели ровно никакого значения. Шла война, и с заговорщиками, вредителями и т.п. расправлялись самым суровым образом. Военный трибунал Приволжского военного округа под председательством диввоенюриста И.М. Зарянова приговорил Георгия Самойловича к расстрелу с конфискацией имущества и лишению воинского звания «полковник». Вынесенный приговор Иссерсон обжаловал в кассационном порядке. Военная коллегия Верховного суда СССР изменила ему меру наказания, назначив по тем же пунктам обвинения десять лет лишения свободы в ИТЛ плюс пять лет поражения в политических правах. Наказание Г.С. Иссерсон отбывал в Карагандинском ИТЛ. Срок отбыл полностью, но долгожданной свободы так и не получил— в июне 1951 г. без предъявления какого-либо обвинения и постановления о наложении на него нового наказания, Георгий Самойлович из лагеря по этапу, через пересыльные тюрьмы был направлен в ссылку (без определения ее срока) в Красноярский край (поселок Нижне-Ангарск Удерейского района). Там он работал мотористом насосной станции, в геолого-разведывательной партии занимался вопросами топографической съемки. Определением Военной коллегии от 1 июня 1955 г. был реабилитирован. Из ссылки освобожден 14 июля 1955 г. Умер полковник Г.С. Иссерсон в Москве 27 апреля 1976 г.

Комдив (1939), понижен в звании — полковник (1940). Награжден двумя орденами Красной Звезды (1934, 1939), медалью “ХХ лет РККА”.

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!