Бессмертный барак
Кочин Николай Иванович
Кочин Николай Иванович
Дата рождения: 15 июля 1902г.
Дата смерти:31 мая 1983г., на 81 году жизни
Социальный статус:
писатель, ответственный секретарь Горьковского отделения Союза советских писателей
Образование:
филологический факультет Нижегородского пединститута
Место рождения: Гремячая Поляна село, Дальнеконстантиновский район, Нижегородская область (ранее Горьковская), Россия
Место проживания: Нижний Новгород (ранее Горький), Нижегородская область (ранее Горьковская), Россия
Место захоронения:Бугровское кладбище место массовых расстрелов (ранее Красное, Новое), Нижний Новгород (ранее Горький), Нижегородская область (ранее Горьковская), Россия
Национальность:
русский
Дата ареста: 17 сентября 1943г.
Приговор:
10 лет исправительно-трудового лагеря, с поражением в правах на 5 лет
Реабилитирован:
1956 год
Книга Памяти:
Раздел: Писатели и поэты
Поделись историей в:
Кочин Николай Иванович. Кочин Николай Иванович. Кочин Николай Иванович.

Николай Иванович Кочин
1902-1983

Нижегородская земля подарила России немало талантливых, самобытных писателей. Но далеко не все из них, прославившись на всю страну, оставались жить и работать в Нижнем Новгороде. Николай Иванович Кочин - приятное исключение: его романами «Девки» и «Парни» зачитывался весь Советский Союз, а он до конца жизни оставался верен своей малой родине, писал о земляках, об их буднях, проблемах и удачах.

Николай Иванович Кочин родился в селе Гремячая Поляна Дальнеконстантиновского района. Его дед и бабушка были крепостными потомка графа Орлова, фаворита императрицы Екатерины II. Родители были крестьяне. Детство и юность писателя прошли в деревне, вместе с отцом он пахал, работал на гумне и сенокосе.

О своем детстве писатель вспоминал так: «Рос, как крапива у забора, в ужасающей бедности. На уличке, где я жил, все были бобыли или нищие. Домишки без дворов, без садов, без огородов, близ оврага, куда бросали мусор. И кормилась беднота подаянием или поденщиной. Спали на соломе или лохмотьях, подложив поленья под голову».

Несмотря на бытовые трудности, творческая натура мальчишки берет свое. Лет с семи он начинает сочинять и исполнять частушки под гармонь, потом, когда выучился писать, придумывает стихи и басни.

Николай окончивает сельскую школу, потом, в 1917 году, высшее начальное училище в с. Дальнее Константиново. Осенью 1920 года поступает на филологический факультет Нижегородского пединститута, где запоем начинает читать классиков русской литературы. В институте Николай Кочин выпускает рукописный журнал, в котором статьи, очерки, фельетоны, стихи и другие сочинения были подписаны разными именами и фамилиями. Но все его однокурсники знали: весь журнал - дело рук Николая Кочина. Параллельно Кочин пробует свои силы в «серьезной прозе».

В конце 1924 года и первую половину 1925 года он работает учителем, а затем и завучем в средней школе в г. Павлове-на-Оке. В этом же году в «Комсомольской правде» публикуется его рассказ «В лесах». Вскоре Николай Кочин на три года уезжает учительствовать в Туапсе, где пишет свой первый роман «Девки».

Роман публикуется в московском журнале «Октябрь». Кочин приезжает в столицу, знакомится с московскими литераторами, с членами Союза крестьянских писателей. Особенно близко сходится писатель с Александром Фадеевым, который защищает Николая Кочина от нападок некоторых московских критиков, считавших роман несвоевременным и даже опасным.

Вскоре роман «Девки» выходит отдельной книгой в издательстве «Федерация», после чего еще не раз переиздается. На 26-летнего Николая Кочина обрушивается настоящая писательская слава. Он не останавливается на достигнутом и продолжает писать. Тяга к литературной работе превращается в Кочине в органическую потребность. Он уже не представляет себе жизни вне литературы. Он выписывает множество журналов, постоянно пополняет свою обширную библиотеку, просматривает газеты, делает много вырезок и сортирует их, ведет обширную переписку. В 1928 году публикуются его не менее известные «Записки селькора».

В 1929 году в Нижнем Новгороде закладывается автозавод. Кочин инкогнито устраивается в бригаду, наблюдает за людьми, изучает жизнь и быт рабочих и пишет роман «Парни» о строителях Горьковского автомобильного завода. В романе писатель, в частности, рассказывает о двух лучших бригадах стройки - Переходникова и Сорокина. Подлинные фамилии бригадиров хорошо знакомы нынешним нижегородцам по названным в честь них улицам.

Н.И. Кочин продолжает много работать, пишет рассказы и повести, печатается в центральных газетах «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», строит планы на будущее. Перед самой войной он становится секретарем Горьковской писательской организации.

С августа 1943 года в жизни писателя начался период, который в советские времена его библиографы и критики уклончиво называли вынужденным перерывом в работе. Тогда по доносу был арестован один из членов Горьковской писательской организации. В сентябре добрались и до Н.И. Кочина. Вместе с писателями П. Штатновым, А. Патреевым и директором областного издательства М. Залесиным Николая Ивановича обвинили в создании контрреволюционной организации и контрреволюционной деятельности, направленной на подрыв и ослабление Советского государства. Через два месяца после непрерывных допросов и издевательств писателю было предъявлено обвинение по статьям 58.10 и 58.11. Далее был суд, по решению которого Николая Ивановича приговорили к 10 годам лишения свободы с последующим поражением в правах на 5 лет и с конфискацией имущества. Наказание он отбывал от звонка до звонка сначала в лагерях Сибири, потом Казахстана.

Н.И. Кочин принадлежал к писателям, создающим свои произведения на основе личного житейского опыта. Его повесть «По вольному найму» о лагерном периоде жизни начинается такими словами: «Когда за мной затворились железные ворота каторжного лагеря и я вышел на волю, я был как тот пес, которого держали десять лет в темной конуре, спустили с цепи и вытолкнули со двора. Я растерялся, я отвык ходить за стенами лагеря один: мы ходили пятерками, сцепившись под ручку, не оглядываясь даже по сторонам, где шли большие немецкие овчарки и конвойные с автоматами. Мы шагали в ногу, глядя перед собой идущему в затылок. И вдруг - такая беспомощность: идти без правил, одному, глядеть куда хочется, делать что хочешь: останавливаться, оборачиваться, даже смеяться... Я стоял за воротами и все не решался отойти от них, мне казалось, что случится несчастье за такое нарушение... »

Можно себе представить, сколько душевных сил понадобилось писателю, чтобы после всего пережитого снова включаться в работу и продолжать активную жизнь.

Как «пораженец», Н.И. Кочин после освобождения не мог проживать в больших городах, поэтому с 1953 по 1955 год он обустроился на Бору. В 1956-м Николай Иванович Кочин был полностью реабилитирован.

Вот что писал о Кочине после заключения Валерий Шамшурин: «Не сломленным, а готовым к действию вернулся Кочин из сибирской ссылки и еще до полной своей реабилитации уверенно принялся за работу, считая необходимым сказать все, что вырывалось наружу. И все же несколько лет ему пришлось адаптироваться, прежде чем он восстановил в себе прежнюю способность владеть словом.

Внешне он выглядел спокойным, благопристойным и даже респектабельным — у него одна за другой переиздавались его книги «Девки», «Юность», «Кулибин», и ему воздавали заслуженные почести, но внутри у него бушевал вулкан. Бывший «воинствующий безбожник», смеявшийся над попами и считавший иконы «обыкновенными досками», он увлекся вопросами веры. А счастье находил в том, что не утратил совести и любил звездное небо над головой — и это было совсем не по Канту, которого Кочин ставил впереди всех философов.

Стареющий, но еще не седой, с отнимающимися после лютых переохлаждений в тюрьме и на каторге ногами писатель трудился с удвоенной энергией. По старой привычке он писал ручкой с пером, макая его в банку с разведенными чернилами и выводя с нажимом на бумаге крупные четкие буквы, свою, только ему присущую вязь, схожую с почерком дореволюционных мастеров, которые не боялись отвечать за каждое свое слово.

Кочин не дожил до горбачевской «перестройки», но он на себе испытал РАППовскую «перестройку», которая, к счастью, не была воплощена полностью, но все же тлетворным духом своим принесла немалый вред, когда уничтожалась сама русская история под лозунгом одного крикливого поэта без национальности: «Я предлагаю Минина расплавить, Пожарского...», растаптывались классические традиции, внедрялись вульгаризаторство и нигилизм. Однако в своих тайных записях, ссылаясь на атмосферу 20-х и начала 30-х годов, на беспокойные дни своей писательской деятельности, Николай Иванович точно предугадывал, каким махровым цветом могут расцвести в будущем посеянные антинародными деятелями, презрительно называвшими Россию Расеей, ядовитые семена. Ему не пришлось увидеть этой напасти, но как точно в цель били бессонные его мысли: «40 лет доказывали, что личность в истории роли не играет. А умер Сталин, и стали все гадости приписывать ему, все объяснять его волей, дескать, он сам всю власть забрал и он один за все в ответе». (И это написано при всем неприятии Кочиным Сталина!)

Он ушел из жизни с чистой совестью труженика, вспахавшего свое поле. В ящиках его письменного стола осталось немало исписанных страниц, о которых не ведал никто. Запекшаяся боль была на этих страницах, разящая всякую ложь правда, мудрость высоких истин, раздумья о временах, переходящих одно в другое, чтобы свидетельствовать о бесконечности мятущейся и страдающей жизни, которая все же дает счастье и являет многогранную красоту».

Если Вы располагаете дополнительными сведениями о данном человеке, сообщите нам. Мы рады будем дополнить данную страницу. Также Вы можете взять администрирование страницы и помочь нам в общем деле. Заранее спасибо.

Кочин Николай Иванович Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!