Бессмертный барак
Олейников Николай Макарович
Олейников Николай Макарович

Страницу ведёт:

Дата рождения: 17 августа 1898г.
Дата смерти:24 ноября 1937г., на 40 году жизни
Социальный статус:
редактор журнала "Чиж" Детгосиздата
Образование:
окончил Каменскую учительскую семинарию
Место рождения: Каменск-Шахтинский (ранее Каменск), Ростовская область, Россия
Место проживания: Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия
Место захоронения:Левашовская пустошь мемориальное кладбище, Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия
Национальность:
русский
Дата ареста: 20 июля 1937г.
Приговорен:
Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 19 ноября 1937 г. по ст. ст. 58-1а-7-8-11 УК РСФСР
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
сентябрь 1957 года Военным Трибуналом Воронежского военного округа
Книга Памяти:
Раздел: Писатели и поэты, Участники Первой Мировой
Поделись историей в:
Олейников Николай Макарович. Олейников Николай Макарович. Олейников Николай Макарович.

Справка составлена по воспоминаниям Ларисы Александровны Олейниковой, жены

1898, 16 ноября. — Родился в станице Каменская области Войска Донского (ныне Ростовская область) в богатой казачьей семье.
1900-е гг. — Окончание четырехклассного Донецкого окружного училища.
1910-е гг. — Учеба в реальном училище, затем в Каменской учительской семинарии.
1918–1920. — Красногвардеец, участник Гражданской войны. Вступление в РКП(б).
1920–1925. — Член редколлегии газеты «Красный казак», затем ответственный секретарь газеты «Всероссийская кочегарка». Организатор издания литературно-художественного журнала «Забой» совместно с М.Л. Слонимским и Е.Л. Шварцем.
1925. — Назначение в газету «Ленинградская правда». Сотрудник редакции журнала «Новый Робинзон», преобразованной позже в Детгосиздат, возглавлявшийся С.Я. Маршаком.
1926–1928. — Организация радиовещания для детей. Сотрудничество в ленинградских и московских журналах. Редактор детского журнала «Ёж», постоянными авторами которого были К. Чуковский, Б. Житков, В. Бианки, М. Пришвин, Е. Шварц, Д. Хармс, А. Введенский, Н. Заболоцкий и другие.
1930-е гг., начало. — Организация второго детского журнала «Чиж».
1934. — Член ленинградской писательской организации, делегат 1-го съезда Советских писателей.
1934–1937. — Создание инсценировок для детского театра, сценариев детских фильмов.
1937, 20 июля. — Арест. Обыск. Изъятие всех рукописей. Разгром всей редакции детской литературы, связанный с намерением НКВД создать «дело Маршака». Предъявление обвинения – «участие в контрреволюционном троцкистском подполье вместе с С.Я. Маршаком. Пыточное следствие. Подписание «признания» только 10 сентября 1937 г.
1937, 19 ноября. — Постановлением Комиссии НКВД и Прокурора СССР определена высшая мера наказания – расстрел.
1937, 24 ноября. — Н.М. Олейников расстрелян в Ленинграде.
1937, конец. — Получение женой, Л.А. Олейниковой, предписания о высылке. Изъятие паспорта. Место ссылки – Башкирия, 300 км от железной дороги. Изменение места ссылки на г. Стерлитамак. Выезд в ссылку с больным полуторагодовалым сыном. Постоянные запросы из Стерлитамака в УНКВД Ленинградской области о судьбе мужа.
1957, сентябрь. — Определением Военного Трибунала Воронежского военного округа постановление Комиссии НКВД и Прокурора СССР от 19 ноября 1937 г. отменено, производством прекращено за отсутствием состава преступления. Получение свидетельства (ложного) о смерти Н.М. Олейникова, якобы последовавшей 5 мая 1942 г. от возвратного тифа.
1957 (?). — Освобождение Л.А. Олейниковой из ссылки; переезд на жительство в Одессу.
1996, январь. — Сообщение ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области о том, что Олейникова Л.А. решением УООП Леноблгорисполкома от 01 апреля 1964 г. была реабилитирована.

Меня окружали привычные вещи,
И все их значения были зловещи.
Тоска мое сердце сжимала,
И мне же моя же нога угрожала.

Я шутки шутил! Оказалось,
Нельзя было этим шутить.
Сознанье мое разрывалось,
И мне не хотелося жить.

Я черного яду купил в магазине,
В карман положил пузырек.
Я вышел оттуда шатаясь,
Ко лбу прижимая платок.

С последним коротким сигналом
Пробьет мой двенадцатый час.
Орлова не стало. Козлова не стало.
Друзья, помолитесь за нас!

Николай Макарович Олейников написал это стихотворение в 1934 году, когда работал в журнале «Чиж». До этого прозаик, поэт, близкий к обэриутам, Олейников работал в газете «Красный казак», учился в педагогическом техникуме в Ростове, в городе Бахмут организовал выпуск журнала «Забой», в Ленинграде же трудился в «Ленинградской правде». Потом сотрудничал с журналом «Новый Робинзон», редакция которого была преобразована в детский отдел Госидата, где наряду с Самуилом Маршаком Николай Олейников занял одно из ведущих мест. Публиковал свои произведения в журналах «Еж». В 20-30 годах вышли десятки его книг для детей («Хитрые мастеровые», «Живые загадки», «Учитель географии»). Свои стихи он не печатал.20 июля 1937 года Николай Олейников был арестован как «участник контрреволюционной троцкистской организации». Лариса Олейникова вспоминала: «Приезжает грязная машина. <…> Выходят два человека и спрашивают: "Олейников есть?" К Николаю Макаровичу всегда ходило много людей. Подумав, что это его знакомые, я ответила, что он в Ленинграде. Меня только удивило, что они как-то нелюбезно ко мне обратились, даже не поздоровались. Я предложила им еще – вы, мол, устали, далеко ехали, отдохните, пообедайте. Дура такая. <…> Вернулась в свою квартиру – она опечатана. Неживая от страха, прислонилась я к двери и так стою. <…> Мимо проходили люди; пробегали, едва здороваясь, стараясь не заметить, не узнать. <…> Дом наш был литераторский – все друг друга знали. Я простояла в коридоре под своей опечатанной дверью несколько часов. Никто, никто – все пробегали мимо – не остановился, не предложил зайти, никто даже не вынес стула». В день ареста Олейникова встретил Ираклий Андронников. Из воспоминаний Лидии Жуковой: «Ираклий Андроников ночевал эту ночь в надстройке. Приехал по делам из Москвы и рано вышел из дому. Смотрит, идет Олейников. Он крикнул: "Коля, куда ты так рано?" И только тут заметил, что Олейников не один, что по бокам его два типа с винтовками <…>. Николай Макарович оглянулся. Ухмыльнулся. И все».

После ареста квартиру Олейникова стали посещать сотрудники органов. Лариса Олейникова вспоминала: «Ко мне стал ходить энкаведист. Такой элегантный мужчина, очень хорошо одетый. Коричневый костюм и коричневые лакированные туфли. Пришел ко мне, спросил: как, что? Представился следователем Николая Макаровича и начал ходить, как нанятый. <…> Как окаянный ходил. Житков говорил: "Что ему надо? Я умираю от ужаса, когда он приходит". Мы даже условились с Житковым, что, когда этот человек придет, я буду оставлять на окне Сашкиного медведя. Чтобы понятно было. В те дни не очень много людей к нам заходило. Но никого нельзя даже вот настолечко обвинять. Потому что хватали всех. И никто не знал – кого возьмут и когда».

Через четыре месяца, 19 ноября 1937 года, поэт был приговорен к расстрелу. Сам расстрел произошел 24 ноября 1937 года в Ленинграде. По одному делу с Олейниковым были расстреляны ленинградские востоковеды, обвиненные в шпионаже в пользу Японии, поэт был знаком с некоторыми из них.

Показания Дмитрия Жукова от 25 июня 1937 года, которые оказались роковыми для Олейникова: «Олейников знал меня с 1929 года и в достаточной мере был осведомлен о том, что в прошлом (с 1927 года) я примыкал к троцкистской оппозиции. В неоднократных разговорах по злободневным политическим вопросам мы оба высказывали резкое недовольство политикой партии по основным принципиальным вопросам».

После ареста Олейникова редакция детской литературы журнала была разгромлена. Лидия Чуковская в дневниках писала: «Самая соленая соль – дело Олейникова. Донской казак, здоровый мужчина во цвете лет, сдался на 18-й день… Чем же его добили? Конвейер, стойка? Похоронен он там же, где Митя <Бронштейн>, на Левашовском кладбище. И Сережа <Безбородов> – тоже сдавшийся богатырь, мощный полярник! И он там же… И оба они – по делу Жукова, хотя не имели к Жукову ни малейшего отношения <…>. Да, интересно, что на Маршака, которого он терпеть не мог, НМО <Николай Макарович Олейников> показаний не дал. Вот под каким предлогом: "Я с Маршаком в ссоре, не встречаюсь с ним и потому ничего о нем сказать не могу". Очень благородно».

То, что дело было фальсифицировано, власть признала в 1957 году, когда Николай Олейников был полностью реабилитирован.

Олейников Николай Макарович Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!