Бессмертный барак
Щапов Дмитрий Иннокентьевич
Щапов Дмитрий Иннокентьевич
Дата рождения: __ __ 1919г.
Дата смерти: __ __ 1994г., на 76 году жизни
Социальный статус:
командир зенитной батареи на эскадронном миноносце "Стройный"
Образование:
Свердловский энергетический техникум, Высшее военно-морское училище им. Фрунзе
Место рождения: Иркутск, Иркутская область, Россия
Место проживания: Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия
Место захоронения:Ленинградская область, Россия
Тюрьма:«Кресты», Федеральное казённое учреждение «Следственный изолятор № 1» (ранее Учреждение ИЗ 47/1), Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия
ГУ лагерей:Воркутинский ИТЛ (ранее Воркуто-Печорский ИТЛ, Воркутпечлаг, Воркутлаг, Воркутстрой), Республика Коми, Россия
Национальность:
русский
Дата ареста: 16 октября 1941г.
Приговорен:
Осужден трижды: Первый арест - ст.58-10 по обвинению "в прослушивании иностранных радиостанций". Приговор: 5 лет ИТЛ. В марте 1943 года направлен в штрафбат, при атаке попал в плен. Второй арест - 13 октября 1943 года. Следствие с применением пыток. Следственное дело курировал генерал Лебедев, один из допросов провел лично начальник управления СМЕРШ В. Абакумов. Приговор: 15 лет ИТЛ. Третий арест - 1974 год. Обвинение в хищении импортной аппаратуры. Приговор: 11 лет лагерей. Дело пересмотрено и обвинения сняты в 1975 году.
Приговор:
осужден трижды, отбыл более 10 лет в лагерях, служил в штрафбате
Реабилитирован:
1956 год
Книга Памяти:
Раздел: Участник Второй Мировой Войны
Поделись историей в:
Щапов Дмитрий Иннокентьевич. Щапов Дмитрий Иннокентьевич. Щапов Дмитрий Иннокентьевич.

Щапов - личность неординарная и по-своему даже легендарная. В Воркуте его хорошо знали. Но вокруг его имени все же немало слухов, искажений, неточностей. Поэтому попытаемся оставить в рассказе о нем только действительные события…

Д.Щапов коренной сибиряк, родился в 1919 году в Иркутске. Отец - старатель-золотодобытчик. В 1929 году семья была раскулачена, и отец с сыном пришли работать на завод. Затем учеба в Свердловском в энергетическом техникуме. Но уже после третьего курса, по решению обкома ВЛКСМ, он направлен в Ленинград учиться в Высшее военно-морское училище имени Фрунзе. Это был 1936 год. Заканчивает учебу Щапов 30 апреля 1941 года электромехаником и сразу направляется командиром зенитной батареи эскадренного миноносца "Стройный".

Миноносцу "Стройный", на который был определен служить Д.И.Щапов, в море ходить не пришлось. С началом войны он был поставлен на якорь у Невского лесопарка и участвовал в отражении наседавшего противника артиллерийским огнем. Щапов исправно нес службу. У него установились хорошие отношения со всеми офицерами корабля, кроме одного - лейтенанта Иванова, у которого не было других обязанностей, кроме как составлять донесения в Особый отдел, то есть в контрразведку о "настроениях экипажа". Отношения Щапова с Ивановым не сложились. Однажды он резко распахнул дверь каюты, набив шишку прильнувшему к замочной скважине лейтенанту Иванову. В другой раз при всех обвинил Иванова в трусости, когда тот при артобстреле сбежал с корабля на берег - спасаться. Тот в долгу не остался, пригрозив, что Щапов еще пожалеет о своих высказываниях в его адрес.

Обвинение Щапову предъявили серьезное: прилично зная немецкий язык, он, якобы, слушал вражеское радио и агитировал офицеров, издевался над слабостью Красной Армии. Доказывать, что Щапов не имел доступа в радиорубку, что рация корабля настроена только на волну флотского командования и не принимает чужих сигналов, было бесполезно. К расстрелу Щапов приговорен не был, но пять лет лагерей ему дали…

Щапов попал в "Кресты". Надзиратель включил его в команду арестантов, выносивших из камер умерших. Так продолжалось полтора месяца, пока однажды эта команда не убедилась в том, что только она-то и осталась в тюрьме: семь тысяч трупов были вынесены ими за это время.

Затем Щапова определили отбывать срок на заводе по ремонту военной техники. Прошел год. Начался 1943-й. Советское командование планировало прорыв блокады и требовалась проверка обороны противника с помощью разведки боем. На завод приехал представитель командования и обратился к заключенным с предложением искупить вину перед Родиной кровью, обещая, что после успешного выполнения задания им будет возвращено воинское звание и честное имя советского гражданина. Щапов был в числе согласившихся. Бывших офицеров, от лейтенанта до полковника, отконвоировали уже не как заключенных, а как штрафное подразделение, в Ленинград для подготовки операции. Тренировки продолжались до 19 марта 1943 года.

Этот день Щапов запомнил на всю жизнь. Штрафников подняли до рассвета, довезли на трамвае до окраины, затем довели пешим маршем до Пулковских высот. В 8 утра, когда пунктуальные немцы приступили к завтраку, ударила советская артиллерия, через пять минут огонь был перенесен вглубь территории противника и семьдесят три штрафника выскочили на бруствер. Тут с немецкой стороны ударил кинтальный автоматный огонь: оказалось, враг проведал о готовящейся операции и успел заменить армейскую часть эсэсовской. Атакующие были сражены почти мгновенно. Лишь двоим удалось достичь вражеских окопов. Одним из них был Дмитрий Щапов.

В спрыгнувшего во вражеский окоп Щапова полетела граната: мгновенная реакция моряка сработала - Щапов схватил гранату и отбросил из окопа. Тут же был ранен, потерял сознание, а очнувшись, увидел направленный на него автомат.

Отчаянная смелость обреченных на смерть вызвала восхищение у эсэсовцев. Щапов был отправлен не в лагерь для военнопленных, а в хороший госпиталь с русскими врачами. Доктор Кузнецов успешно его оперировал, а через пару недель Щапов был уже на ногах.

Через короткое время его отвезли в Таллин. Им занялся абвер, отделение "Абвернебенштелле", которым руководил морской офицер Александр Целлариус. А инструктором диверсионно-разведывательной школы на мысе Кейла-Юа был Андрей Добрянский. Но Добрянский был также руководителем подпольного центра борьбы против немецких оккупантов. В столице Эстонии у него были знакомые, которые не только помогали, но и после разоблачения спасли от смерти. Эти знакомые, состоятельные семьи Зинаиды Хаммер и Марии Эвальд, приняли участие и в судьбе Щапова. Он был введен в круг их общения, в который входили и предприниматели, и эсэсовцы, и офицеры абвера. Щапов вел себя сдержанно, скромно, произвел хорошее впечатление и в апреле неожиданно для себя был отправлен в Берлин.

Конечно, Щапову было неведомо о том, что он уже включен абвером в проекты по вторжению в Ленинград. В Берлине предстояло окончательно проверить Щапова как специалиста. Ежедневно его возили к высшим чинам военно-морских сил и абвера, в числе которых были бывший морской атташе в Москве фон Баумбах, адмирал Зейдлиц, а однажды и сам адмирал Канарис. Возили Щапова и в штаб русской освободительной армии к генералу Власову, который рассказывал о задачах РОА, и предлагал вступить в эту армию. Проинструктированный немцами Щапов обещал подумать. В эти же дни происходила идеологическая обработка Щапова. Ему даже дали прочесть документальную книгу "Конвейер смерти" - об ужасах ГУЛАГа. Но Щапов уже твердо знал, что против своих воевать он никогда не будет.

За неделю немцы окончательно убедились, что это не только мужественный и волевой человек, но и грамотный моряк. Он получил аусвайс - документ на право свободного передвижения по Берлину даже во время комендантского часа.

Следует иметь в виду, что в этот период войны Гитлер был крайне раздражен своими полководцами из-за их топтания под Ленинградом. Это было на рубеже 1942 и 1943 годов. Тогда-то шеф абвера Вильгельм Канарис и пообещал фюреру "вручить ключи от Петербурга". В ведомстве Канариса действительно разрабатывалась операция, которая должна была принести успех. Если не удается взять Ленинград штурмом, то нужно попытаться отыскать в обороне города слабое место. И оно, по мнению абвера, нашлось - на правом фланге Приморской оперативной группы Ленинградского фронта. Этот участок прикрывала всего одна батарея. Однако командующий Ленинградским фронтом генерал Говоров считал этот участок непробиваемым: огневая мощь восьми 180 мм орудий, снятых с кораблей и укрепленных на Устинском мысу, вдающимся в Финский залив, должна была отбить у немцев даже мысль об атаке с этой стороны. Но не отбила…

Если каким-либо образом заставить замолкнуть эти орудия, то противник сразу получал доступ в тыл и практически беспрепятственный проход к Ленинграду. Идея взорвать орудия батареи принадлежала руководителю подразделения абвера в Прибалтике Александру Целлариусу.

Ставка делалась на советских военнопленных, которые проходили обучение в школе абвера. В сентябре 1943 года под Таллином, в имении князя Волконского, началась подготовка "диверсии века". Старшим диверсионной группы немцы назначили Д.Щапова. Надежность Щапова определялась его судимостью, тюремным сроком, а также "сдачей" в плен, что по сталинским порядкам означало неминуемую кару в случае возвращения "предателя" к своим.

В ночь на 13 октября десять штурмботов с почти 40 участниками операции вышли из устья реки Систы, держа курс на Устинский мыс. Опущенные в воду навесные моторы чуть слышно рокотали. Но вскоре руководитель группы, то есть Д.И.Щапов, стал получать с катеров отчаянные сигналы: "Теряю мощность. Останавливается мотор". В ответ неслось: "Прибавьте обороты, не отставайте".

Только еще двое, кроме Щапова, Берегов и Гриднинский, знали, что перед отходом катеров в море Щапов принес тайно мешок с сахаром. Им и были "дозаправлены" двигатели девяти катеров. В три часа ночи одинокий катер вошел в Копорскую губу. Молчали орудия, готовые в любую минуту открыть огонь. Однако и диверсантам нельзя было раскрыться раньше времени: достаточно одной автоматной очереди, чтобы с ними было покончено. Но и медлить нельзя. Щапов включает морской сигнальный фонарь. На берегу прочитали: "Свои, свои…". Пришельцев встретили, проводили к командиру. Магнитные мины, прилипающие к стволам артиллерийских орудий, были сданы своим. Грозная батарея не превратилась в груду железа. Не дождались за линией фронта сигнала от Щапова немецкие танковые и пехотные дивизии. А ведь диверсантам было обещано многое: и деньги, и безбедное проживание в Германии.

Так несколько бывших военнопленных предотвратили эту операцию абвера. По самолюбию шефа абвера был нанесен болезненный удар. Канарис не мог оставить безнаказанным советского моряка… Так в расположении советской воинской части появился "немец-перебежчик" Макс Швейцер, который показал на допросе, что штурмботы к устинской батарее были якобы посланы лишь для отвода глаз, а на самом деле немецкое командование ставило целью внедрить своих разведчиков. Можно было, конечно, не поверить перебежчику, но как быть с указаниями Сталина и Берии о том, что побывавший в плену - уже враг?

Щапову достался весь набор допросов с пристрастием: жгли обритую наголо голову лампами, сажали в каменный ледяной мешок карцера в одном нижнем белье и гнали в карцер вентиляторами морозный воздух, били резиновыми дубинками по ступням. Все тело было сплошной раной, но Щапов "вины" не признавал. Следственное дело Щапова "курировал" генерал Лебедев, один из допросов провел лично министр госбезопасности Абакумов, обещавший повесить упрямца. Но Щапов получил 15 лет лагерей и был отправлен этапом на Воркуту, где отбывал срок с 1944 по 1954 годы.

Высшее образование помогало, если так можно сказать о каторге, в условиях лагеря. Он строил Воркутинский механический завод: был прорабом монтажных работ и главным механиком. Потом работал помощником главного инженера и механика на шахтах №40 и №30. Инженерные должности сменяли одна другую.

Воркута вошла в его жизнь и после лагеря. В 1956 году награждается "Знаком шахтерской славы". В 1957 году Щапов поступает в Ленинградский горный институт и заочно получает еще одно высшее образование. Он уже реабилитирован. С конца 1969 года возглавляет Управление материально-технического снабжения комбината "Воркутауголь". В 1974 году награжден орденом "Знак Почета".

А потом был еще один арест: он был обвинен в хищениях импортной аппаратуры - японских магнитофонов и видеотехники. "Хищение" заключалось в том, что эта аппаратура была выписана начальниками шахт, получена ими, а потом, когда кто-то усмотрел в этом нарушения, возвращена снова на склад. Одним словом, "крайним" оказался Щапов. Следствие обратилось с официальным письмом к руководству комбината "Воркутауголь" и предложило уволить Щапова, после чего последовал арест. Как велось следствие, определившее ему 11 лет лагерного срока, нет необходимости пересказывать. Уже в силу своей биографии он был столь "опасным преступником" для следствия, что ему не разрешили даже проститься с умершей в дни следствия женой.

Через год Щапов был освобожден из мест заключения под Ухтой, но в Воркуту больше не вернулся. Оставшиеся годы жизни он отдал Ленинграду, где и скоропостижно умер в 1994 году. До последнего своего часа он возглавлял Санкт-Петербургскую ассоциацию жертв необоснованных репрессий.

Такова вкратце жизнь "личного врага" адмирала Канариса, Дмитрия Иннокентьевича Щапова, который служил Родине и советским штрафником, и немецким диверсантом, и узником ГУЛАГа

Если Вы располагаете дополнительными сведениями о данном человеке, сообщите нам. Мы рады будем дополнить данную страницу. Также Вы можете взять администрирование страницы и помочь нам в общем деле. Заранее спасибо.

Щапов Дмитрий Иннокентьевич Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!