Бессмертный барак
Шумаев Николай Акимович
Шумаев Николай Акимович

Страницу ведёт:

Дата рождения: __ __ 1896г.
Дата смерти:22 ноября 1920г., на 25 году жизни
Место рождения: Кропоткин, Кавказский район, Краснодарский край, Россия
Место проживания: Кропоткин, Кавказский район, Краснодарский край, Россия
Национальность:
русский
Воинское звание:
подпоручик
Дата ареста: __ __ 1920г.
Приговорен:
по постановлению чрезвычайной тройки ВЧК при РВС Южного фронта от 22 ноября 1920 г. в составе председателя Манцева, членов Евдокимова и Бредиса в Симферополе в числе 857 пленных к вмн
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Поделись историей в:
Шумаев Николай Акимович.  Слева направо: Ольга, Клавдия, Аким, Мария Николай Шумаевы, г. Кропоткин.

1920. Крым. Расстрел 22 ноября

Время раскрывает трагедии минувших дней. Почти сто лет спустя стала известна последняя участь моего двоюродного деда Николая Шумаева, 1896 года рождения. Он ушел на фронт в Первую Мировую войну из кубанской станицы (теперь город Кропоткин). Считался без вести пропавшим в 1918 году.

Вот и все, что я знала от мамы, сохранившей его фотографию. Ни она, ни его родная сестра Клавдия Шумаева, моя бабушка так никогда и не узнали о его судьбе. Мама советовала искать наших пропавших родственников по редкому отчеству – прадеда звали Аким… Судьба Николая Шумаева обнаружилась в эпоху интернета. Набрав его имя в поисковой строке, прочитала: «по постановлению чрезвычайной тройки ВЧК при РВС Южного фронта от 22 ноября 1920 г. в составе председателя Манцева, членов Евдокимова и Бредиса в Симферополе было расстреляно 857 пленных».  Под номером 828: подпоручик Николай Акимович Шумаев. Было ему всего 24 года.  

Эти сведения -  из книги Леонида Михайловича Абраменко «Последняя обитель. Крым, 1920-1921 годы». Профессиональный юрист и бывший прокурор, он обнаружил в архивах списки расстрелянных в Крыму, которыми палачи отчитались за свою работу и были награждены медалями. «О расстрелах пленных в Крыму было известно лишь организаторам и исполнителям этой чудовищной акции, да некоторым случайным свидетелям, которые под страхом беспощадной расправы вынуждены были молчать». «На протяжении более чем 70 лет граждане Страны Советов не знали, что в конце 1920 и в 1921 г. большевики совершили тягчайшее военное преступление — всеобщий расстрел военнопленных и значительной части гражданского населения».

Сын русского писателя Ивана Шмелева офицер Сергей Шмелев был также расстрелян в Крыму. В 1927 году в эмиграции Иван Шмелев писал: «Террор проводили — по Крыму — председатель Крымского Военно-Революционного Комитета — венгерский коммунист Бела Кун и его секретарь — коммунистка Самойлова, не русская, партийная кличка «Землячка», и другие. …Свидетельствую: я видел и испытал все ужасы, выжив в Крыму с ноября 1920 по февраль 1922 года. Если бы случайное чудо и властная международная комиссия могла получить право произвести следствие на местах, она собрала бы такой материал, который с избытком поглотил бы все преступления и все ужасы избиений, когда-либо бывших на земле».

Л. М. Абраменко писал, что «воспринял «крымские дела» как вершину жестокости и произвола чекистов»: «Архивные данные позволяют назвать имена многих тысяч погибших людей, в основном военнопленных. В нарушение Гаагской Конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны» в Симферополе по разным делам было расстреляно по постановлениям: чрезвычайной тройки особого отдела ВЧК при РВС Южного фронта от 22 ноября 1920 г. — 27, 117, 154 и 857 человек по одному делу, т. е. целый полк пленных сразу…».

«Сомневаться и не верить этой цифре не следует. Ошибки и какой-либо описки здесь нет. Действительно невероятно и потрясающе, но одновременно по одному делу и в один день был расстрелян сразу целый полк пленных — именно восемьсот пятьдесят семь человек.

Кто были эти люди? Установлены только их имена и воинские звания. В списке к постановлению «тройки» указано: 2 генерала, 54 полковника, 8 подполковников, 92 капитана, 145 поручиков, 313 подпоручиков, 27 прапорщиков, 9 фельдшеров военных лазаретов, 16 корнетов, 191 военный чиновник.

Все они сдались в плен частям Красной армии в Симферополе и Симферопольском регионе. Оставшись в центре Крымского полуострова, без сомнения, они не имели намерения добираться к побережью, к черноморским портам, выезжать куда-то в Турцию или Болгарию и искать там пристанища, хотя и имели для этого полную возможность.

Офицеры, вероятно, были убеждены, что международное гуманитарное право в отношении пленных, законы и обычаи войны действуют и являются для большевиков обязательными. Они, конечно же, приняли во внимание заверения и обещания Фрунзе и штаба Южного фронта не применять насилия к ним, если они прекратят боевые действия. Сопротивление прекратили, оружие сдали и с полной уверенностью в своей безопасности по приказу Реввоенсовета прибыли в особый отдел на регистрацию, но тут же были арестованы».

Из книги Л.М. Абраменко: «Большинство дел рассмотрено 22 ноября 1920 г. …Так, 22 ноября Манцев председательствовал на заседании «тройки» при рассмотрении дел на 117, 154 и 857 человек. И это в один день! Читал ли он анкеты пленных? Беседовал ли с каждым из них, кто попал в его кровавые руки? Интересовался ли он личностью человека, его послужным списком и общественно-полезной деятельностью? Вряд ли. Для него было достаточно и того, что занесенный в список был солдатом или офицером Белой армии, чиновником, интеллигентом, дворянином, врачом или сестрой милосердия, лечившей белогвардейцев».

Доктор исторических наук Александр Иванович Ушаков, «Крымская эвакуация. 1920 год»: «Интересным фактом является то, что красные войска не нажимали, дали определенную передышку, позволившую белым эвакуироваться. Еще 11 октября командующий Южным фронтом Фрунзе, стремясь избежать дальнейшего кровопролития, обратился к Врангелю по радиотелеграфу с предложением прекратить сопротивление и обещанием амнистии, сложившим оружие".  Но вместе с тем, «… известна секретная шифрованная телеграмма от 16 ноября 1920 года подписанная председателем ВЧК Дзержинским и адресованная начальнику Особого отдела Юго-Западного и Южного фронтов Манцеву. В телеграмме говорится: "Примите все меры, чтобы из Крыма не прошли на материк ни один белогвардеец... Будет величайшим несчастьем республики, если им удастся просочиться».

«Массовый, причем явственно организованный характер приобрели убийства военных, оставшихся на родине после выхода врангелевской армии… В результате проведенных операций были расстреляны несколько десятков тысяч человек — разные авторы называют от 50 до 120 тыс. В последнее время была определена «точная цифра» — 96 тысяч» - доктор исторических наук Сергей Белоконь (из предисловия к книге Л.М. Абраменко).       

Мой двоюродный дед Николай Шумаев успел прожить на свете всего 24 года. По гражданскому долгу был мобилизован в армию. Оказавшись в плену в Крыму, поверил, как и многие, обещаниям Фрунзе об амнистии, не уплыл на врангелевском корабле… Вот и вся его биография.

«Я не знаю, зачем и кому это нужно,

Кто послал их на смерть недрожащей рукой,

Только так беспощадно, так зло и ненужно

Опустили их в вечный покой».  

Романс Вертинского «Юнкерам», ставший одной из лучших антивоенных песен, был написан  в октябре 1917 года. И это было только начало. Сколько еще мальчиков погибло потом...

Где в Крыму те ямы, те рвы, в которые бросали расстрелянных военнопленных и мирных граждан? Или покоятся они на дне морском?.. Навсегда остался в крымской земле и мой двоюродный дед подпоручик Николай Шумаев.

   

Ольга Нефедова

 

Источники:

1. Л.М.  Абраменко «Последняя обитель. Крым, 1920-1921 годы». Опубликована на сайте Крымовед.
2. Шмелев И.С. Статья «Защитнику русского офицера Конради – г-ну Оберу, как материал для дела», 1927 г.
3. Ушаков А.И.  «Крымская эвакуация. 1920 год»

Шумаев Николай Акимович Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!