Бессмертный барак
Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна
Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна
Дата рождения: 22 апреля 1892г.
Дата смерти:20 июня 1971г., на 80 году жизни
Социальный статус:
актриса Нижегородского драматического театра
Место рождения: Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия
Место проживания: Нижний Новгород (ранее Горький), Нижегородская область (ранее Горьковская), Россия
Место захоронения:Бугровское кладбище место массовых расстрелов (ранее Красное, Новое), Нижний Новгород (ранее Горький), Нижегородская область (ранее Горьковская), Россия
Национальность:
русская
Дата ареста: 14 июня 1938г.
Приговорен:
по ст. 58-6 УК РСФСР
Приговор:
1 год 5 месяцев содержалась в тюрьме
Книга Памяти:
Раздел: Актеры
Поделись историей в:
Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна. Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна. Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна. Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна. Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна. Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна. Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна. Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна. Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна.

Антонина Николаевна СОБОЛЬЩИКОВА-САМАРИНА
(1892-1971)

В середине прошлого века ведущей актрисой Нижегородского драматического театра была Антонина Николаевна Собольщикова-Самарина. На спектакли с ее участием было трудно попасть. Об Антонине Николаевне говорили, что блистательный актерский талант органично сочетался в ней с талантом человеческим. В одном из своих последних писем Фаина Георгиевна Раневская писала ей: «Милый вы человек, легкий, умница. С вами и говорить легко, и молчать можно... »

В Нижнем Новгороде прошла большая часть жизни актрисы. Жизни непростой, полной больших творческих удач, зрительской любви и сложных испытаний на прочность. Здесь она стала единственной нижегородской актрисой, получившей звание народной артистки СССР.

Антонина Николаевна родилась в Петербурге в семье провинциальных актеров. Ее отец, народный артист РСФСР, Николай Иванович Собольщиков-Самарин, был редким режиссером, который, работая в провинции, был известен всему русскому театральному миру. Он работал режиссером и антрепренером во многих городах страны, но главным городом в своей театральной судьбе считал Нижний Новгород.

Первый раз семья Собольщиковых-Самариных приехала в наш город в августе 1892 года. Тоне было всего четыре месяца. Здесь прошло ее детство, здесь она училась в третьей гимназии, находившейся в районе Черного пруда. Отец воспитывал дочь в строгости и к театру не подпускал.

В 1916 году, когда Антонине было уже 24 года, Собольщиковы-Самарины на время покинули Нижний и переехали в Одессу. Там и началась ее самостоятельная театральная деятельность. Втайне от отца Антонина поступила в труппу к одесскому режиссеру.

Позже она вспоминала: «Когда мы приехали в Одессу в 1916 году, мое внимание привлек артист и режиссер с необычайной формой, необыкновенно развитым телом гимнаста-спортсмена. Это был Борис Сергеевич Глаголин, одаренный, с большой фантазией, большой культурой человек, замечательный режиссер... Двадцатые, тридцатые годы - время исканий ... борьбы с шаблоном ... Он заставлял нас заниматься акробатикой. У меня однажды в пьесе «Миллион Антониев» - автора не помню - была роль, которую я построила всю на приемах акробатики. Это было довольно эффектно, и по молодости лет я была очень довольна, когда в публике спрашивали: «Скажите, а эта артистка, вероятно, работает в цирке?» Отец же говорил, что эти эффекты - шелуха, главное в творчестве артиста - передать суть образа».

Через год Антонина вышла замуж за актера М. Розенталя и начала с ним работать в антрепризе. В 1921 году судьба забросила их в Румынию, где они вместе с группой других русских актеров играли в полупрофессиональных труппах по провинциальным городкам. Несколько лет Антонина Николаевна уже с новым мужем Г. Юрьевым-Паращуком пытались вернуться на родину. Но румынское подданство Самариной и Юрьева препятствовало разрешению въезда в Советскую Россию. Официально выехать не удавалось. Тогда актеры решились на крайний шаг и в январе 1926 года нелегально перешли государственную границу.

Так А.Н. Собольщикова-Самарина снова вернулась в Нижний Новгород.

Несмотря на то что ее отец, Николай Иванович, уже два года был художественным руководителем нижегородского театра, Антонина Николаевна шесть долгих лет не могла устроиться в его труппу. Причиной тому был закон о семейственности, запрещавший работать в одном театре нескольким членам семьи. Актерской паре пришлось скитаться из театра в театр - Орел, Архангельск, Ялта, Казань, Саратов, Симферополь.

В 1932 году нижегородский театр перешел на круглогодичную работу, и в его труппу вошло много талантливых актеров. Среди них были Антонина Самарина и Георгий Юрьев. Вместе с отцом Антонина Николаевна проработала в театре 13 лет.

Самарина быстро заняла ведущее положение в театре. Неизменным успехом у нижегородских зрителей пользовались ее роли в спектаклях: «Мещане» (Елена), «Волки и овцы» (Глафира), «Двенадцатая ночь» (Мария), «Хозяйка гостиницы» (Мирандолина), «Собака на сене» (Диана) и др.

В 1938 году, ночью 14 июня, после спектакля «Анна Каренина», в котором Самарина играла главную роль, они с мужем были арестованы и доставлены в здание Управления НКВД на Воробьевке (ныне ул. Малая Покровская). Им обоим было предъявлено обвинение по ст. 58 п. 6 УК РСФСР - нелегальный переход советской границы в 1926 году и шпионаж в пользу Румынии. В постановлении о предъявлении обвинения и избрания меры пресечения была написано, что А.Н. Собольщикова-Самарина «является агентом разведки буржуазного государства, по заданию проводит шпионскую работу в СССР».

На допросах Самарина подвергалась издевательствам и избиениям, она просила следователей только об одном: чтобы не били по лицу. Но даже в таких условиях оптимизм Антонины Николаевны не оставлял ее. На оборотной стороне ордера на обыск и арест актриса своим размашистым почерком написала: «Читала с удовольствием. А. Самарина 15 июня 1938 г.» В камере она наизусть читала заключенным стихи и монологи, разыгрывала какие-то сценки, вспоминала забавные случаи из жизни, поддерживая в себе и людях веру в жизнь и справедливость.

Чтобы помочь дочери, Н.И. Собольщикову-Самарину пришлось использовать все свое влияние и известность. В январе 1939 года Антонину Николаевну освободили, не сняв с нее обвинения. На всю жизнь актриса сохранила справку о пребывании в тюрьме г. Горького, в которой говорилось, что она «с 14 июня 1938 года по 24 января 1939 года содержалась в тюрьме и сего числа освобождена». Этот документ был для нее дороже многих наград и званий.

Муж актрисы был освобожден лишь осенью 1943 года. Все эти годы Антонина Николаевна безрезультатно пыталась ему помочь. Семейной паре все же было не суждено воссоединиться. Как бывший заключенный, Г. Юрьев не имел права жить и работать в г. Горьком и поселился в г. Павлове-на-Оке. Какое-то время они общались, но вскоре все же расстались, сохранив теплые, дружеские отношения.

А.Н. Собольщикова-Самарина целиком отдавалась работе в театре. Шла великая Отечественная война. Вместе с другими актерами она выступала и в госпиталях, на призывных пунктах. И везде оставляла о себе яркие и светлые воспоминания.

Когда-то в начале театральной карьеры Самариной предсказывали участь блестящей комедийной актрисы преимущественно западного репертуара, объясняя это тем, что она - мастер легкого французскою диалога. В воспоминаниях и интервью Антонина Николаевна всегда подчеркивала, что ни ее отец, ни она сама никогда не считали ее внешние данные безупречными. Собольщиков-Самарин потому неохотно давал дочери роли «красавиц». (Правда, зрители, судя по письмам, видели в Самариной «королеву».) «В старой театральной провинции Самарину непременно ждали бы по ее внешним данным тесные рамки амплуа “инженю-кокетт”», признавали критики. Но свойственная ей широта натуры и глубина знаний, светлый настрой в творчестве позволили расширить эти узкие рамки.

Вкус актрисе никогда не изменял, и она создала в последние годы интереснейшие образы в спектаклях «Чайка» (Аркадина), «Обрыв» по Гончарову (Бабушка), «Остров Афродиты» А. Парни-са (Глория Петерсон), «Жаркое лето и Берлине» Д. Кьюсак (Анна Мюллер). Особый успех выпал на долю спектакля «Странная миссис Сэвидж» Дж. Патрика, в котором Самарина исполняла заглавную роль. Спектакль был поставлен в жанре трагикомедии, и это позволяло актрисе выстроить свою роль и двух планах. Она была великолепна в комических сценах и волновала до слез в драматических.

В 1948 году «за выдающиеся заслуги в области советского искусства» А.Н. Собольщиковой-Самариной было присвоено почетное звание заслуженной артистки РСФСР. А через 20 лет, в 1968 году она стала народной артисткой СССР.

«За что мне такое звание? - со свойственной ей скромностью недоумевала Антонина Николаевна. - Я не заслужила... Вот отцу бы его присвоить... »

Вне театра она все время кого-то опекала, кому-то помогала, в ее доме постоянно были люди. Однажды она даже приютила на ночлег восьмерых незнакомых солдат, когда узнала, что им негде было остановиться.

Вокруг Самариной существовала особая аура, которая притягивала к себе самых разных людей. Дружбой с актрисой дорожили и рядовые зрители, и знаменитые деятели искусства, литераторы, ученые. При этом Антонина Николаевна никогда никому не льстила, всегда прямо, и при этом доброжелательно говорила о плохом и с удовольствием подмечала в людях хорошее.

В искусстве она видела свою роль в том, чтобы через своих героинь заставить зрителей задуматься что они делают «правильно и что неправильно в жизни ... Стоит ли так жить, как он жил до сих пор». И это она адресовала в первую очередь молодежи. «Без действенности искусство ничего не стоит. - говорила Антонина Николаевна. - Хочется, чтобы молодежь все это понимала и выбирала правильную дорогу».

Интерес к молодым у Собольщиковой Самариной был не случайным. Даже в преклонном возрасте она никогда не была брюзгой, умела радоваться каждому дню и жить здесь и сейчас.

Как-то в беседе с театральным критиком С. Фих она сказала: «Прошлое неинтересно. Там было много удач, интересных вещей, но меня интересует только настоящее, потому что меня интересует жизненная борьба. ...бороться за искусство, за права искусства в жизни, не жить вчерашним днем».

До последних дней своей жизни она постоянно бывала в театре на премьерах, спектаклях.

Когда в июне 1971 года Антонины Николаевны не стало, проститься с любимой актрисой собрался весь город. По завещанию покойной, в тот день не было ни прощальных речей, ни духового оркестра, ни искусственных венков - ничего искусственного Самарина не любила и не выносила фальши.

«... Жизнь у меня была всяческая, и горестей было много, и страданий, - но всегда жизнь была многообразной и интересной», - говорила о себе Антонина Николаевна. А на вопрос «Что Вам помогало переносить горести?» - она отвечала коротко: «Прирожденный оптимизм».

Собольщикова-Самарина Антонина Николаевна Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!