Бессмертный барак
Сохранено 1873382 имен
Поддержать проект

Аалто Вяйне Иванович

Аалто Вяйне Иванович
Дата рождения:
12 сентября 1899 г.
Дата смерти:
27 января 1938 г., на 39 году жизни
Социальный статус:
кандидат в члены Союза советских писателей, аспирант Института литературы АН СССР, перед арестом револьверщик завода им. Энгельса
Образование:
аспирант Института литературы АН СССР
Национальность:
финн
Место рождения:
Пори (ранее Бьёрнеборг), Финляндская Республика (Финляндия)
Место проживания:
Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия (ранее РСФСР)
Место захоронения:
Левашовская пустошь мемориальное кладбище, Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
25 октября 1937 г.
Приговорен:
постановлением Комиссии НКВД и Прокурора СССР от 17 января 1938 года по ст. 58-6 УК РСФСР (шпионаж)
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 8 сентября 1955 года
Книга Памяти:
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ОТ РОДНЫХ

Если Вы располагаете дополнительными сведениями о данном человеке, сообщите нам. Мы рады будем дополнить данную страницу. Также Вы можете взять администрирование страницы и помочь нам в общем деле. Заранее спасибо.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Вяйне Иванович Аалто (1899-1938)

Комитет Государственной безопасности СССР Управление по Ленинградской области 11 марта 1990 года № 10/28-517 Ленинград

Аалто Вяйне Иванович, 12 сентября 1899 года рождения, уроженец г. Бьернерборг (Финляндия), финн, гражданин СССР, член ВКП(б) с 1921 года по 21 августа 1937 года, партийный билет № 1142665, исключен решением парткома ленинградских учреждений АН СССР «за связь с врагами народа и проведение в своих литературных работах панфинской контрреволюционной фашистской теории», аспирант Института литературы АН СССР, проживал по адресу: Ленинград, Бабурин пер., д. 6, кв. 107, комната 5.
Состав семьи на период ареста:
жена - Мария Сергеевна, 32 года, домохозяйка
сын - Орли Вяйневич, 4 года
дочь - Марина Вяйневна, 10 месяцев.
Арестован 25 октября 1937 года Управлением НКВД по Ленинградской области. Обвинялся по ст. 58-6 УК РСФСР (шпионаж). Постановлением Комиссии НКВД и Прокурора СССР от 17 января 1938 года определена высшая мера наказания - расстрел. Приговор приведен в исполнение 27 января 1938 года в Ленинграде.
Определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 8 сентября 1955 года постановление Комиссии НКВД и Прокурора СССР от 17 января 1938 года в отношении Аалто В. И. отменено, и дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Аалто В. И. по данному делу реабилитирован.

Из материалов дела

Аалто В. И. родился в 1899 году в Финляндии в г. Бьернерборге в семье ломового извозчика. В 1911-1914 годах учился в народной школе, с 1916 по 1919 год учился на вечерних коммерческих курсах и в вечернем рабочем институте. В 1916 году вступил в финскую социал-демократическую партию, в которой состоял до конца 1919 года. Вышел из ее состава из-за несогласия с политикой руководства по вопросу отношения социал-демократов к Советской власти и коммунистической партии. В начале 1920 года вступил в финскую компартию. В сентябре 1917 года, находясь в г. Бьернерборге, вступил в Красную гвардию. В апреле 1918 года воевал против немцев и белофиннов. 1 мая 1918 года попал в плен к немцам и был ими передан белофиннам. В июле 1918 года был осужден белофиннами к 3 годам лишения свободы условно. После суда возвратился в г. Бьернерборг и работал на разных работах до апреля 1920 года. С сентября 1920 года - редактор газеты «Народ» в г. Куопио. В начале 1921 года городским судом г. Куопио «за пропаганду коммунистических идей в газете» был приговорен к 3 годам лишения свободы, после чего бежал в СССР. Находясь в Советском Союзе, в 1921 году вступил в члены ВКП(б). В 1921-1924 годах являлся ответственным секретарем губкома ВЛКСМ. В 1924-1926 годах - секретарь газеты «Вапаус» (финская коммунистическая ежедневная газета). В 1926-1927 годах - ответственный секретарь коллектива ВКП(б) в финском домпросвете, в это же время является ответственным редактором финской комсомольской газеты «Нуори Каарти» («Молодая гвардия»). Ведет литературную и преподавательскую работу. (Газеты «Вапаус» и «Нуори Каарти» находятся в фондах газетного отдела Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге.) В 1931 году - аспирант Института красной профессуры, в последующие годы - аспирант Государственного института искусствоведения, с 1935 года - аспирант Института литературы АН СССР. С 6 октября 1937 года - револьверщик на заводе им. Ф. Энгельса.

Архивная копия

В партийный комитет Академии наук от члена ВКП(б) Аникина Н. А.:

Заявление

Считаю необходимым заявить в партийный комитет об известных мне фактах о члене партии Аалто, ставящих под сомнение его партийность.

1. Аалто Вяйне Иванович, рождения 1899 года (родился в Финляндии), с 1916 по 1920 год учился на вечерних коммерческих курсах и в Вечернем рабочем институте, был членом социал-демократических организаций с 1915 года, в Финляндии подвергался репрессиям. По словам Аалто, он сидел в концлагерях, откуда бежал с разрешения финляндской компартии в СССР. В 1921 году он вступил в члены ВКП(б), с 1921 по 1931 год работал на комсомольской и редакционной работе в газетах «Вапаус», «Нуори Каарти», в издательстве «Кирья»; в 1931 году - аспирант Института красной профессуры, в последующие годы - аспирант Государственного института искусствознания, с 1935 года - аспирант Института литературы Академии наук.
2. В аспирантуру Академии наук попал по инициативе Ровно (бывшего ученого секретаря). В годы своего пребывания в аспирантуре ИКП был в близких отношениях с Эйдуком и Ровно.
3. Аалто имеет много родственников за границей: брата, сестру, дядю и др.

Летом прошлого года Аалто сообщал мне, что его брат, как будто член какого-то акционерного общества, приехал как интурист в СССР. Аалто имел с ним специальное свидание в Ленинграде. Собирался ехать для свидания в Москву. Аалто сообщил, что его брат состоит нелегально в финской коммунистической партии, приехал в СССР по разрешению партии, выполняет партийное задание. Факт приезда брата Аалто просил держать в секрете, так как это может повредить работе брата. Но мне известно, что то же самое, что и мне, Аалто передавал и другим коммунистам, например тов. Гуляеву. Какие у него были разговоры с братом, Аалто не говорил. Широкие разговоры о приезде брата вряд ли могли способствовать тому, чтобы приезд его брата остался конспиративным. Мне этот момент кажется подозрительным.

Подозрения в отношении Аалто особенно усиливаются в связи с тем, что он скрывает от партии, как он в 1930-1932 годах разделял социал-фашистские и фашистские взгляды по национальному вопросу. 23 июня 1937 года мною при разборе архива ЛАПП* была обнаружена стенограмма собрания национальных секций ЛАППа от 30 января 1932 года, где рядом лиц Аалто предъявлены были серьезные политические обвинения.

Докладчик Олесич, говоря о необходимости борьбы с национал-демократизмом, говорил в отношении Аалто: «Я помню, что тов. Аалто долго говорил: мы ингерманландское население, мы - центр всех финских народностей. Он говорил, что мы - приезжие - весь центр всего дела. Я думаю, что мы должны поставить вопрос так, чтобы расковать все те архивы, которые имеются у нас».

Выступающий по докладу Ивачев, говоря о необходимости создания литературного языка для карелов путем введения в финский язык местных народных слов, указывал в отношении Аалто: «Как относился к этому ряд товарищей, главным образом ленинградских? Здесь в этом вопросе встает фигура Аалто. Он не понимал этих особенных условий Карелии. Он говорил, что мы идем по неверному пути. Он выставлял теорию единой финской литературы (пролетарской)». И дальше: «Он (Аалто) говорит, что мы, финские эмигранты, два года тому назад стояли на той точке зрения, что, исходя из местных условий, такой момент нельзя вводить. Финские эмигранты были едины...» «Теория Аалто о том, что не надо придерживаться местных условий, и его эмигрантская теория - это неверная теория. Поэтому мы должны крепко ударить».

Дальше Ивачев говорит о том, что вся группа финских эмигрантов-писателей совершенно отрицает литературное классическое наследие, считает, что «Калевалой» нельзя пользоваться потому, что ею пользуются фашисты.

Аалто, вероятно, принимал участие в руководстве финской секцией писателей. С этой точки зрения важно выяснить, как относился Аалто к Саволайнену и руководству финской секции, которая, по словам Олесича, одно время стояла на лит-фронтовских позициях.

Из стенограммы видно, что Аалто на предъявленные политические выступления не дал удовлетворительного ответа, ссылаясь на то, что критикующие его товарищи представляют дело односторонне.

Важно отметить, что на том же собрании, где указывалось на социал-фашистские теории Аалто, присутствовал и Эйдук, выступавший там с покаянной речью.
* ЛАПП - ленинградская ассоциация пролетарских писателей..

Архивная копия

Парткому Института Академии наук тов. Гюльчеву

Проверивши комплект газеты «Нуори Каарти» за 1926-1927 годы, редактором которой был тогда тов. В. Аальто, мною установлено следующее:

В тот период, когда начала выходить газета «Нуори Каарти», наша партия ожесточенно и решительно боролась против троцкистско-зиновьевской оппозиции. Как газета «Нуори Каарти» боролась за генеральную линию партии?

К дню открытия XV партийной конференции уже вышло пять номеров газеты, содержание которых было следующее: неострые заметки о росте комсомола, где лучше провести свободное время, о птицеводстве, наука и техника, литературная страница, юмор. Нет ни одной заметки, разъясняющей политическую линию и задачи партии, а все вопросы жизни молодежи поставлены оторванно, аполитично.

В момент, когда нужно было в каждом номере газеты вести революционную борьбу против врагов партии и народа, газета «Нуори Каарти» только 25 декабря 1926 года (№ 12) в передовой статье о Пленуме Коминтерна очень осторожно, поверхностно напоминает, что в секциях Коминтерна имеется оппозиция, против которой выступило большинство Пленума. Каково отношение оппозиционеров к строительству социализма, каковы задачи комсомола в борьбе с троцкистами-зиновьевцами,- об этом в газете нет ни одного слова.

Первая заметка, более выдержанная с точки зрения партийности и принципиальности, появилась в № 32 от 6 августа 1927 года (через 10 месяцев после выхода первого номера) под заголовком «О деятельности оппозиции» (автор Лаукканен).

Вторая заметка «Преступная деятельность оппозиции» помещена в подвале газеты № 42 от 15 октября 1927 года (автор Лаукканен).

Политическая линия газеты была неправильная. За два года (1926-1927) газета не печатала ни одной заметки или статьи о том, как местные комсомольские организации разоблачают врагов и их пособников и как они должны вести борьбу с ними. Газета не имеет политического лица; она пишет только о культурных вопросах. Сам редактор В. Аальто 1 октября 1936 года пишет в газете в своих воспоминаниях следующее: «Еженедельная газета „Нуори Каарти" кратко, в сжатой форме освещала важнейшие общеполитические события. Работе молодежи, сельскому хозяйству, развитию техники и т. д. были посвящены свои отделы. Литературная страница занимала четвертую часть всей газеты. Только для пробуждения интереса к газете был отдел юмора».

Это характеризует, как редактор понял политические задачи партии. Еще через десять лет в своих воспоминаниях он не видит ошибок газеты.

Эти ошибки не единичны. Имеются заметки, написанные в духе буржуазного национализма. Например, в № 5 от 29 октября 1927 года написано: «Ингерманландцы и карелы должны усвоить себе тот опыт, который получили финские рабочие, и пусть соединяются с ними». Иначе говоря, это значит, что ингерманландцы и карелы, которые активно участвовали в Октябрьской социалистической революции и победили в борьбе с интервентами в гражданской войне, должны брать в пример финляндских революционных рабочих. Такая постановка вопроса ориентирует молодежь на буржуазную Финляндию.

Вместо воспитания молодежи в духе пролетарского интернационализма, газета в ряде случаев была проводником буржуазного национализма. В № 45 (октябрь 1927 года) напечатана заметка «Карельский язык», направленная против создания литературного карельского языка, против изучения русского языка, за обучение «чистого финского языка».

В № 15 от 9 апреля 1927 года написано: «Сельское хозяйство Карелии находится на низком уровне, потому что в Карелии нет квалифицированных агрономов, владеющих финским языком». И в практике из Финляндии и из Америки вербовали «специалистов» и не давали расти местным молодым кадрам. Это результат национальной политики Ровно и Гюллинга. А газета «Нуори Каарти» в начале своего существования проповедовала эту политику.

Ответственный редактор
газеты «Нуори Каарти» М. Яккола
Ленинград, 15 августа 1937 г.

Из книги «Писатели Ленинграда»:

Аалто (Аальто) Вяйне Иванович (1899, Або-Бьернерборг, ныне Турку, Финляндия - 27.1.1938), критик, литературовед, прозаик. Кандидат филологических наук. Член КПСС с 1921 года. В 1916-1919 годах состоял в социал-демократической партии Финляндии, в 1920-1921 годах - в социалистической рабочей партии. Участвовал в боях с белофиннами в 1918 году. После окончания гражданской войны поселился в Ленинграде. Окончил аспирантуру Академии искусствознания. Был редактором газеты «Вапаус» («Свобода») на финском языке, руководил кружком финских писателей в Ленинграде. Автор статей о финской литературе в БСЭ (1937, т. 67), «Финская литература после 1918 года» - в «Литературной энциклопедии» (1939, т. 11), о творчестве Л. Хель (в книге «Весенний поток. Сборник финских советских писателей», 1934), предисловия к сборнику рассказов А. Стриндберга (1936). Участник съездов и конференций писателей Карелии. Принимал участие в переводах Пушкина на финский язык. Библиографию его публикаций на финском языке см. в книге: «Летопись литературной жизни Карелии» (1961).

На дыбах: Из жизни в белогвардейском концентрационном лагере. Л.- М., 1932; Натуралистический период в творчестве А. Стриндберга. М.- Л., 1936.

Источник: "Распятые", автор-составитель Захар Дичаров.

Аалто Вяйне Иванович Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!