Бессмертный барак
Сохранено 2155678 имен
Поддержать проект
1 131

РПЦ собирает информацию о местах массовых захоронений

В Екатеринбурге по запросу Русской православной церкви (РПЦ) начался сбор информации о местах массовых захоронений жертв политических репрессий 1930-х годов. В РПЦ запрос объяснили составлением интерактивной карты мест захоронения для будущего музея Подвига стояния за веру в подмосковном Бутово. Однако церковь запросила «исчерпывающий перечень документов» о пользовании территориями, который не требуется для внесения на карту места захоронения, считают адресаты запроса. По их информации, РПЦ якобы планирует подключиться к управлению этими местами, а также рассматривает вероятность стройки храмовых комплексов на них. На запросы журналистов в РПЦ заверили, что «приватизировать землю не планируют».

Мемориальный комплекс жертв политических репрессий на 12 км Московского тракта в Екатеринбурге.

О том, что Екатеринбургская епархия в интересах Московской патриархии попросила предоставить информацию о местах захоронений репрессированных на 12-м км Московского тракта, рассказали адресаты запроса. Документ поступил в Музей истории Екатеринбурга, комиссию Свердловской области по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, региональное УФСБ, а также в несколько общественных и муниципальных организаций. В запросе, епархия просит предоставить копии документов по истории открытия места массовых захоронений, его границах, правового и государственного статусов, о создании мемориального комплекса, а также сведений о проведении на этой территории общественных и церковных мероприятии (дней скорби, митингов, встреч и т.п.). Как сообщается в письме, эта информация необходима для создания интерактивной карты «Национальная трагедия. Массовые захоронения жертв политических репрессий 1937-1938 гг.».

Он станет частью будущего музея подвига стояния за веру в XX веке «Русская Голгофа» на территории Бутовского полигона (одно из самых массовых мест захоронения репрессированных в Подмосковье). С 1995 года он передан РПЦ, в 2007 году здесь построен храм Святых новомучеников и исповедников российских. «Проект (интерактивной карты) позволит не только пространственно визуализировать информацию, но и анализировать ее»,— говорится в письме.

Проект общероссийского мемориального музея подвига и исповедничества в XX веке «Русская голгофа» в 2019 году получил президентский грант в размере 3,910 млн руб. Музей создается как учреждение культуры прихода храма Новомучеников и исповедников российских в Бутове. Он разместится в перестроенном под нужды МГБ — КГБ СССР в 40-е годы XX века здании конного завода И.И. Зимина. Его площадь составляет более 5 тыс. кв. м. В нем планируют разместить экспозицию, посвященную пострадавшим во времена гонения на веру в XX веке (сейчас насчитывает 600 единиц), а также создать интерактивную карту «Национальная трагедия. Массовые захоронения жертв политических репрессий 1937-1938 годов». На сайте фонда президентских грантов указано, что проект должен был быть реализован до конца 2020 года.

Первые сведения о массовых захоронениях на 12-м км Московского тракта появились в 1974 году. В 1996-2000 годах здесь открыли мемориальный комплекс. На памятных плитах — имена почти 20 тыс. человек, расстрелянных в Свердловске в 1937—1938. В 2017 году на мемориале установлены «Маски скорби» скульптора Эрнста Неизвестного. В 2020 году археологи установили границы двух зон массовых захоронений жертв политических репрессий 1930–1950-х годов под Екатеринбургом. По разным оценкам, здесь могут быть погребены от 20 до 40 тыс. человек. На исследование территории требуется около 10 млн руб., но власти, несмотря на обещания, не согласовывают финансирование.

«Список документов очень длинный, подробный и систематизированный, чего, как мы считаем, не требуется для нанесения мемориала на интерактивную карту. В связи с этим мы обратились за пояснениями к представителям РПЦ, которые устно подтвердили, что это однотипные запросы для всех регионов. Идет изучение, кто владеет и управляет площадками для нанесения их на карту. А в перспективе планируется привлечение РПЦ к их управлению и развитию, в том числе речь шла о потенциальном строительстве храмовых комплексов. В качестве примера был приведен Бутовский полигон. Там построен храм и активно ведется в основном религиозная деятельность»,— рассказал собеседник, выразив опасения, что в случае распространения такой практики по стране это может увести «общественные разговоры от нормального исследования темы репрессий только в религиозную сторону».

Доктор исторических наук Алексей Мосин рассказал, что о планах РПЦ на территориях захоронений не знает, но в марте состоится заседание комиссии Свердловской области по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, где будут обсуждать актуальные проблемы мемориала под Екатеринбургом. Комиссию возглавляет вице-губернатор Олег Чемезов, связаться с ним не удалось. По словам господина Мосина, на комиссии будет поставлен вопрос о выделении финансирования на обследование территории. «Нужно установить места захоронений и очертить границы их распространения. После этого территории можно придавать особый охранный статус. Кстати, там предполагается и возведение храма, но для этого надо установить границы, нельзя же строить на месте захоронения», — сказал он.

В Екатеринбургской епархии о каких-либо планах на площадку на Московском тракте говорить не стали, лишь поддержали создание интерактивной карты, а также отметили, что регулярно проводят на мемориале заупокойные литургии.

По словам завотделом музейно-мемориального комплекса памяти жертв политических репрессий Музея истории Екатеринбурга Татьяны Знак, сейчас у территории захоронений шесть собственников. Среди них администрация Екатеринбурга в лице городской службы по управлению кладбищами и музея (ему принадлежит небольшое здание музея), участки также есть у РПЦ, службы связи, спортбазы «Динамо», часть земель — неразграниченные территории. Но единого органа управления территорией нет. «Там есть место под строительство храма, родственники репрессированных не против его строительства, но туда тяжело добраться. Муниципалитет выделяет средства на автобусы только в день памяти жертв репрессий и на Троицу. В остальное время сюда просто так не добраться», — рассказала она.

По ее словам, нынешний митрополит Евгений (Кульберг) старается вникнуть в проблемы мемориала, а не просто приезжает «постоять за трибуной». «Но он понимает, что церковь не сможет содержать всю эту территорию. Да и почему она должна это делать вместо государства? А вот сделать отдельную комнату для церкви можно было бы. Мы это обсуждали и с представителями других конфессий. Католики, лютеране, иудеи и другие готовы сделать по отдельной комнате в построенном государственном здании информационно-просветительского центра. Я считаю, что не очень хорошо, если одна религия станет здесь доминирующей»,— говорит она.

«Хозяина» у территории нет из-за отсутствия финансирования для ее исследования, подтвердила госпожа Знак. «Сейчас установлено более 20 тыс. имен расстрелянных, археологи говорят, что их может быть 40 тыс. Сейчас любое мероприятие или строительство может задеть место захоронения», — говорит она. По ее словам, уже есть концепция центра сохранения исторической памяти, за которую проголосовали 3,5 тыс. потомков репрессированных. «Музей истории ГУЛАГа готов помочь в создании. Это должна быть отдельная территория со своим статусом», — рассказала она. Из-за этого, в том числе на месте захоронений невозможно поставить плиты с именами почти 2 тыс. расстрелянных.

Настоятель храма Святых новомучеников и исповедников Российских в Бутово, протоиерей Кирилл Каледа заявил, что у РПЦ нет планов забирать в собственность территории с массовыми захоронениями репрессированных. «И архиереи, и священники понимают, что это невозможно сделать: например, с Бутово получилось, а с Коммунаркой — много сложностей (спецполигон НКВД "Коммунарка", где могут быть захоронены до 14 тыс. человек; в 1999 году территория полигона передана РПЦ, в 2007 году здесь построен храм). А какая-нибудь епархия, например, Краснодарская или Красноярская, в которой масса захоронений, разбросанных по тайге, там приходов толком нет. Как это все там поднимать? Это не реально», — рассказал он. Приход в Бутово получил президентский грант по составлению интегративной карты мест захоронения 1937–1938 годов. Она станет частью музея Стояния за веру, который построят в комплексе мемориального центра «Бутово».

Вместе с этим протоиерей Кирилл Каледа отметил, что церковь и так вносит свой вклад в развитие таких территорий: «где-то храм построен, где-то часовня, где-то прихожане каких-то храмов, монастырей пытаются обустроить эти места». «Мы поставили задачу попытаться все это как-то обобщить и сделать это все интерактивной картой, чтобы можно было заниматься мониторингом. Если мы сделаем такую основу, то потом мы сможем, получая материалы с мест, следить, как это развивается», — сказал он, напомнив, что в годы террора пострадало много священнослужителей. Проект по картам должен быть завершен в этом году, хотя пока инициаторы неудовлетворены ходом работы, добавил он.

Источник