Бывшие советские политзеки: Открытие "Стены скорби" - лицемерие

Бывшие советские политзеки: Открытие "Стены скорби" - лицемерие

Мне снился сон. Уже прошли века
И в центре площади знакомой, круглой —
Могила неизвестного Зека:
Меня, тебя, товарища и друга...

Мы умерли тому назад... давно.
И сгнил наш прах в земле лесной, болотной,
Но нам судьбой мозолистой и потной
Бессмертье безымянное дано.

На памятник объявлен конкурс был.
Из кожи лезли все лауреаты,
И кто-то, знать, медаль с лицом усатым
За бронзовую славу получил.

Нет, к черту сны!.. Бессонницу зову,
Чтоб перебрать счет бед в молчаньи ночи.
Забвенья нет ему. Он и велик и точен.
Не надо бронзы нам — посейте там траву.

А.Гладков, 1952

Бывшие советские политзаключенные назвали лицемерием и цинизмом открытие памятника жертвам политических репрессий в Москве. "Нельзя позволять авторитарной власти одной рукой открывать памятники жертвам репрессий, а другой творить произвол и беззаконие", - говорится в открытом письме. Его подписали Александр Подрабинек, Владимир Буковский, Павел Литвинов, Виктор Файнберг, Габриэль Суперфин, Эдуард Кузнецов, другие бывшие политзеки и участники демократического движения в СССР. Среди них лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев и глава еврейской общины Украины Иосиф Зисельс.

В стране нарастают политические репрессии, в этой ситуации сотрудничество с властью в вопросе о памятнике "по меньшей мере аморально", считают авторы письма. В понедельник, в День памяти жертв политических репрессий, Владимир Путин вместе с патриархом Кириллом откроет в Москве мемориал "Стена скорби" работы скульптора Георгия Франгуляна. В церемонии примут участие члены президентского Совета по правам человека.

"Нельзя разделять жертв политических репрессий на тех, кому уже можно ставить памятники, и тех, кого можно пока не замечать. Нельзя участвовать в памятных мероприятиях власти, которая на словах сожалеет о жертвах советского режима, а на деле продолжает политические репрессии и подавляет гражданские свободы в стране", - подчеркивают бывшие советские диссиденты.

"Памятник жертвам политических репрессий без сомнения должен быть установлен в Москве, но лишь тогда, когда в стране не останется политзаключенных, когда палачи будут наказаны, а сами политические репрессии перестанут быть темой новостных сообщений и станут исключительно предметом изучения историков", - заключают авторы письма.

Президентский указ о возведении мемориала жертвам политических репрессий был подписан в сентябре 2015 года. Памятник установлен на пересечении проспекта Академика Сахарова и Садового кольца. Стоимость проекта составила 460 миллионов рублей.

Заявление по поводу открытия мемориала "Стена скорби"

Поддерживать лицемерие властей аморально!

Мы, бывшие политзаключенные и участники демократического движения в Советском Союзе, считаем несвоевременным и циничным открытие в Москве памятника жертвам политических репрессий. Памятник - дань прошлому, а политические репрессии в России не только продолжаются, но и нарастают.

Нынешняя российская власть, спонсируя открытие памятника, пытается сделать вид, что политические репрессии – это дела давно минувшие, а потому память о жертвах этих репрессий может быть увековечена. Мы с уверенностью заявляем, что нынешние российские политзаключенные достойны нашей помощи и внимания ничуть не меньше, чем жертвы советского режима достойны нашей памяти и уважения.

Невозможно искренне скорбеть о прошлом и лукаво закрывать глаза на настоящее. Нельзя разделять жертв политических репрессий на тех, кому уже можно ставить памятники, и тех, кого можно пока не замечать. Нельзя участвовать в памятных мероприятиях власти, которая на словах сожалеет о жертвах советского режима, а на деле продолжает политические репрессии и подавляет гражданские свободы в стране. Нельзя позволять авторитарной власти одной рукой открывать памятники жертвам репрессий, а другой творить произвол и беззаконие. Сотрудничество с властью в этом вопросе по меньшей мере аморально.

Памятник жертвам политических репрессий без сомнения должен быть установлен в Москве, но лишь тогда, когда в стране не останется политзаключенных, когда палачи будут наказаны, а сами политические репрессии перестанут быть темой новостных сообщений и станут исключительно предметом изучения историков.

Александр Подрабинек
Алексей Смирнов
Андрей Григоренко
Арина Гинзбург
Богдан Горынь
Вардан Арутюнян
Василь Овсиенко
Виктор Файнберг
Владимир Бродский
Владимир Буковский
Владимир Осипов
Габриэль Суперфин
Давид Бердзинишвили
Зорян Попадюк
Игорь Губерман
Игорь Калинец
Иосиф Зиссельс
Кирилл Подрабинек
Кузьма Матвиюк
Лагле Парек
Леван Бердзинишвили
Левко Лукьяненко
Март Никлус
Микола Горбаль
Микола Матусевич
Мирослав Маринович
Михаил Ривкин
Мустафа Джемилев
Николай Ивлюшкин
Олесь Шевченко
Ольга Гейко
Павел Литвинов
Павел Проценко
Раиса Руденко
Синавер Кадыров
Татьяна Янкелевич-Боннэр
Эдуард Кузнецов
Юрий Шухевич

30 октября 2017 г.

30 октября 2017
7 513