Чем нынешняя российская тюрьма отличается от ГУЛАГа

Чем нынешняя российская тюрьма отличается от ГУЛАГа

 

Автор: Ольга Романова

Жил-был мальчик. Плохой, надо сказать, мальчик, наследственность у него была плохая, а воспитывали его при военном коммунизме соответствующие коммунисты. С наследственностью у него вот как вышло: мама была англичанка, а отец неизвестен. Англичанка вроде бы неплохо, но она была такая немного ленинская англичанка, которая всё время гадила. Зачат бы мальчик во время англо-бурской кампании, когда на свете появились первые концлагеря. Да, их придумала та самая англичанка. Потом одумалась и перевоспиталась, но это будет сильно потом.

Надо сказать, что мальчик был не один. Близнецы родились. Мальчик и еще мальчик. Мамаша о них настолько не заботилась, что имена придумать позабыла, и они были названы опекунами.

Одного немецкий опекун назвал Концем, полностью – Концлагерь.

А второго подобрали в Сибири, с ним сначала белочехи познакомились. Влияние недоросля на белочехов так понравилось советским опекунам, что его даже сначала хотели назвать Драконом, а потом передумали и дали созвучное имя – Гулаг.

Близнецы взрослели и мужали порознь, но близнецовой конгруэнтности у них было не отнять. Прорезались клыки, выросли когти, они почуяли запах крови. И каждый день требовали: еще, еще. На радость опекунам.

Потом два раньше друживших опекуна вступили в смертельную схватку, и советский победил. И придушил фашистского опекуна (к тому времени он давно уж был фашистом), и Конца. Он, зараза, успел дать потомство, но мелкие Штази со своими тюрьмами постепенно сгинули, да и с кровожадностью их всё-таки ограничили.

А вот Гулаг остался. Трудился в поте лица еще долго, потом вышел на пенсию, но передавал свой опыт и знания новым и новым поколениям. Да и сейчас его списывать со счетов еще рано: он во все советы входит, в наблюдательные комиссии, да и по старой памяти ему часто и поработать дают. Он и сейчас на службе. Старый совсем, слепой, глухой, с мозгами не очень, когти сточились, клыки выпали, но жевательные зубы ему чинят без очереди.

Грозный дед, чего-то там сверкает из-под бровей, бурчит, клюкой трясёт. В принципе замучить может кого угодно. Кожу уже не сдерёт, на севера каналы копать не отправит, ибо пенсию экономит, но он всё тот же, Гулаг Коммунякович.
Вот, собственно, и все отличия.

Как подросток отличается от глубокого старика, так и нынешняя пенитенциарная российская система отличается от Гулага. Да, Гулаг уже не тот. Но это всё он же.

Подписывайтесь на новый правозащитный youtube-канал про Россию, тюрьму, пытки. И Свободу.

Ольга Романова о тюрьмах в России

3 февраля 2020
183