Бессмертный барак
Сохранено 2155523 имен
Поддержать проект

Тагиллаг НКВД

В 1930 - 1940-е годы Урал на всем своем протяжении был усеян сотнями лагпунктов, десятками лагерных систем. Только в пределах Нижнетагильского региона располагалось несколько лагерных образований: Тагиллаг, Ивдельлаг, Тавдинлаг, Севураллаг, Востураллаг. Объектом нашего внимания является Тагилстрой - Тагиллаг НКВД, существовав­ший с 1941 по 1953 год.

Создание лагерей на Урале развернулось в 1930-х годах, однако процесс этот необы­чайно ускорился в годы Великой Отечественной войны. Уже в июле 1941 года в Нижний Тагил хлынул поток эшелонов с оборудованием и людьми. Всего прибыло более 40 пред­приятий и коллективов, эвакуированных с юга страны и из Центрального промышленного района. В Нижнем Тагиле было размещено около 260 тыс. человек из общего количества в 719 тыс. человек по Свердловской области. Число жителей города выросло со 159 до 419 тыс. человек СОЦДОО. Ф. 483. Оп. 3. Д. 82. Л. 38. .

Карта Тагилллага (Архив лаборатории «Историческая информатика» НТГСПА-НТГПИ)

Несмотря на высокие темпы прироста населения, укомплектованность рабочими на производстве не превышала 50 - 70% от потребности в квалифицированных кадрах. Это вызывалось увеличением в десятки раз числа промышленных предприятий, а также тем, что большая часть прибывшего по эвакуации населения состояла из женщин и малолет­них детей; многие из эвакуированных не имели никакой производственной квалификации. Кроме того, за 1941 и первую половину 1942 года из Нижнего Тагила было отправлено в армию 49 493 человека. В 1943 году произвели дополнительный призыв - по партийной мобилизации отправили в армию 1500 коммунистов и 7000 комсомольцев СОЦДОО. Ф. 483. Оп. 3. Д. 102. Л. 203 .

Проблемы жилищного, промышленного строительства и квалифицированных кадров производства нужно было решать незамедлительно. Их решение стало вполне традицион­ным в тоталитарном государстве - привлечение в качестве бесплатной рабочей силы заключенных и проведение массовой принудительной мобилизации населения Узбекиста­на, Туркмении, Казахстана, Чувашии, Мордовии, репрессированных советских немцев и поляков, жителей Западной Украины, Белоруссии и Прибалтики. В силу этих обстоя­тельств возник Тагилстрой - Тагиллаг НКВД СССР.

Тагиллаг НКВД, одно из крупнейших лагерных образований на территории Урала в военное и послевоенное время, - это десятки лагерных пунктов с ужасающими условия­ми труда и быта заключенных, страшные штрафные лагеря на Винновке и в Серебрянке, многочисленные массовые захоронения, тысячи никому не известных жертв, умерших от голода, болезней, физического насилия лагерной администрации; это горькие судьбы со­ветских немцев, поляков, граждан среднеазиатских республик, латышей, военнопленных спецлагерей № 153 и № 245. Обнаруженные в Нижнетагильском госархиве документаль­ные материалы позволяют проследить, как создавался Тагиллаг, установить масштабы произошедшей трагедии.

Письмо потомкам узников Тагиллага. В Нижнетагильском театре драмы обнаружена замурованная в стену табличка, датированная 15 марта 1954

Тагиллаг был организован в ноябре 1941 года в связи со строительством второй «сверхлимитной» очереди Новотагильского металлургического и коксохимического заво­дов, объектов рудничного хозяйства и подчинялся Главному управлению лагерей про­мышленного строительства (Главпромстрой НКВД) НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д 367. Л. 2 . По решению СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 13 ноября 1941 года строительство Бакалметаллургстроя и вышеупомянутых нами объектов, осуществляемое трестом Тагилстрой, было передано из системы Наркомстроя в ведение НКВД. Для передачи строительства совместным приказом Наркомата по строи­тельству и Наркомата внутренних дел от 24 ноября 1941 года были назначены уполномо­ченные от Наркомстроя - А. С. Вишневский, от НКВД - В. С; Кульницкий, которые по акту от 28 ноября 1941 года «первый сдал, а второй принял строительство Тагилстроя» НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 334. Л. 1 - 8. . Строительство лагерей фактически началось с февраля 1942 года. До 14 февраля полно­мочным представителем исполняющего обязанности начальника Тагиллага был управ­ляющий треста Тагилстрой А. С. Вишневский. Затем его сменил профессионал - стар­ший майор госбезопасности Я. Д. Рапопорт НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 338. Л. 261; Д. 342. Л. 4. .

Постановлением СНК СССР от 27 декабря 1941 года и приказом Наркома внутренних дел Л. П. Берии от 27 января 1942 года вся ответственность за выполнение строительной программы в 1942 году и обеспечение Тагилстроя необходимыми ресурсами возлагалась на коллектив Волгостроя. Это была крупнейшая строительная организация Главгидростроя НКВД, имевшая богатый опыт строительства гидротехнических сооружений на Бе­ломорканале, канале Москва - Волга. Именно тресту Волгостроя предстояло стать костя­ком строительства Нижнетагильского металлургического завода (НТМЗ) и лагеря НКВД, осуществить в срочном порядке переброску техники и оборудования с Рыбинского и Угличского гидроузлов на Шексне и Волге, со строительства полевых оборонительных сооружений Наркомата обороны, провести тщательный отбор полноценной «рабочей силы» среди узников Волголага НКВД. Как свидетельствуют архивные документы, первые эшелоны с волгостроевцами стали прибывать на строительные площадки уже в начале февраля 1942 года, в разгар лютой военной зимы на Урале. По данным на 10 февраля, в штате строительства НТМЗ числилось 13,5 тыс. человек, из них 5250 были заключенными. Большую часть поступивших составляли больные, ослабленные, инвалиды, раздетые и разутые люди: среди прибывших значилось 1100 больных, 250 раздетых, 300 инвалидов НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 342. Л. 65, 16. .

Здание Управления Тагиллага. Н.Тагил, ул. Балакинская. д. 1

Кроме заключенных ИТК № 4 и узников Волголага, в Нижнем Тагиле эксплуатировался и труд репрессированных советских немцев. Уже осенью 1941 года из немцев - военнослужащих Красной Армии, отозванных с фронта на Урал, был сформирован строительный батальон для работы на Уральском вагоностроительном заводе (УВЗ). 10 ноября 1941 года Государственный Комитет Обороны (ГКО) издал постановление о мобилизации немцев в строительные отряды и о создании 25 рабочих колонн для важнейших строек страны. 17 февраля 1942 года утром на рассвете «немецкий эшелон» остановился на грузовых путях станции Смычка, неподалеку от Нижнего Тагила. В районе Нижнего Тагила зимой - весной 1942 года создали два спецотряда из советских немцев: № 18-74 в самом городе, № 18-75 в Каменке (в 17 километрах от Салки). К осени 1942 – весне 1943 года спецотряд № 18-75 дошел до грани развала из-за почти поголовной гибели личного состава и на некоторое время был слит с отрядом № 18-74. В дальнейшем этот отряд использовался в так называемой Башкирской подкомандировке Тагиллага в Уфе, на заготовке сена и сельхозпродукции. На 15 мая 1943 года в обоих отрядах насчитывалось всего 3312 человек (а только в первом эшелоне, прибывшем в Тагил 17 февраля, около 6000 советских немцев). Лагерь, в котором находился отряд № 18-74, имел целый ряд лагучастков, как постоянных, так и сезонных, что было связано с производством треста Тагилстрой, использовавшего немцев как рабочую силу. Немцы выполняли основную работу на ряде подсобных предприятий (кирпичный завод, щебеночный и песчаный карьеры), на лесоповале в Каменке, Винновке, Серебрянке, на авторемонтном заводе, заготовке фуража и сельхозпродуктов, ряде монтажных работ. Кроме общих работ, на которых было занято большинство советских немцев, многие из них трудились конструкторами, инженерами-монтажниками, руководителями строительных работ, работали в управлении Тагилстроя, в лабораториях. Последнее объясняется тем, что в Нижний Тагил попало очень много высококвалифицированных специалистов. Например, при кирпичном заводе и других участках были закреплены: О. Н. Бадер - палеонтолог, профессор МГУ; П.Э. Рикерт - немец-антифашист, бежавший еще в 1934 году от Гитлера, химик-минералог, кандидат наук; Б. В. Раушенбах - кандидат математических наук, ныне академик; кандидат наук, физик А. Г. Стромберг; известные медики - хирург Т. А. Грасмик, рентгенолог Г. Я. Гейнрихсдорф, врачи В. Э. Рунг, В. Р. Зоммер, О. В. Михельсон и др. Поэтому не случайно в эти годы по инициативе Рунга возникла «малая академия» в лагере, где своими знаниями делились выдающиеся ученые.

Руководство Тагиллага. Внизу, в центре – начальник ИТЛ М.М. Царевский. Фото 1943.

Осенью 1941 года в городе появились рабочие колонны (№ 1527, 1528, 1529 и др.), на базе которых в мае 1942 года была создана отдельная рабочая колонна. Первоначальная численность ее определялась в 1204 человека. Как правило, в нее попадали бывшие военнослужащие, изъятые из рядов Красной Армии по политическим и национальным мотивам. В годы войны НКВД был определен круг лиц, подлежащих изъятию из армии. В стройколонны направлялись: имевшие родственников за границей, находившиеся в окружении или плену, хранившие германские пропуска на переход линии фронта, уничтожившие военные и партийные документы, имевшие связи с дезертирами или пытавшиеся дезертировать, болгары, греки, чехи, поляки, венгры, немцы, финны, румыны НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 342. Л 16; Д. 394. Л. 26; Д. 418. Л. 13. .

Вместе с этапами заключенных Волголага в Тагил прибыл и назначенный приказом НКВД от 27 января 1942 года начальник строительства Я. Д. Рапопорт. Он был в чине старшего майора госбезопасности, генерал-майора инженерно-технической службы. За плечами многоопытного «энкаведешника» - строительство Беломорканала, канала Москва-Волга. Он же был начальником Дмитлага НКВД, в 1937 - 1941 году - Волгостроя-Волголага НКВД. В конце 1930-х Рапопорт - заместитель начальника ГУЛАГа, с начала войны возглавлял строительство оборонительных сооружений в Московском районе, с 14 февраля 1942 года по 30 мая 1943 года - начальник Тагилстроя-Тагиллага НКВД. В это время шло широкомасштабное строительство лагерей. Численность «зека» стремительно нарастала и достигла своего пика к концу 1942 года - число заключенных увеличилось в восемь раз и составляло 43 000 человек. За 1942 год через Тагиллаг прошло более 64 000, а за 1942 - 1943 годы - 85 574 человека, убыло же 59 822 человека НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 357. Л. 49; Д. 394. Л. 26. .

Приступив к организации лагеря практически на голом месте, руководство Тагиллага руками узников в кратчайшие сроки создало крупное лагерное хозяйство. По состоянию на 15 мая 1943 года Нижнетагильский исправительно-трудовой лагерь (ИТЛ) НКВД со­стоял из 18 лагерных подразделений. Тагиллаг включал в себя 26 участков, расположен­ных как на строительной площадке НТМЗ, так и за ее пределами в радиусе от 30 до 200 километров. Для размещения заключенных предназначалось 103 барака и 57 землянок, где по гулаговской норме 1,5 квадратных метра на человека находилось 37 тыс. узников НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 364. Л. 17 - 18. .

До начала 1946 года строительство и лагерь были разбиты на районы, которые привя­зывались к определенным хозяйственным единицам. Были районы строительные, лесоза­готовительные (9-й и 14-й в Ясьве и Решах), сельскохозяйственные (11-й в Петрокаменске), оздоровительные в Черноисточинске, больничные - предназначенные исключитель­но для обслуживания лагерей, отдельный железнодорожный и погрузочный участки. Главная роль в структуре Тагилстроя-Тагиллага НКВД отводилась строительным рай­онам, за которыми было закреплено возведение и пуск ключевых объектов НТМЗ. Среди них наиболее крупными считались 1-й и 2-й лаграйоны (4,2 и 2,4 тыс. заключенных), осуществлявшие в военные годы строительство коксовых батарей, цехов Нижнетагильско­го коксохимического завода, доменной печи № 3, здания ТЭЦ; 4-й район, занятый строи­тельством огнеупорного завода; 5-й и 6-й лаграйоны на территории Пионерского поселка, поставлявшие рабочую силу заводам металлоконструкций № 1 и № 2, авторемонтному заводу, на сооружение фасонолитейного и прокатного цехов НТМЗ. Силами заключенных 7-го лаграйона велось строительство объектов ВЖР, аглокомбината, Верхневыйской пло­тины, райводопровода.

Лаграйоны объединяли в себе многочисленные лагерные участки, в каждом из которых содержалось от 500 до 1,5 тыс. человек. В редких случаях обслуживания отдаленных строительных участков создавались такие лагерные единицы, как командировки и подко­мандировки. Одна из таких командировок находилась при Невьянском цементном заводе, поставлявшем строительные материалы Тагилстрою. Помимо этого в лагерной системе Тагилстроя были созданы и так называемые «шарашки». Роль их выполняли организо­ванные в феврале 1944 года в районах и отдельных участках Тагиллага «комнаты рацио­нализаторов», которые фактически представляли собой конструкторские бюро. Только в 1943 году из 419 рацпредложений, поступивших в ЦБРИЗ Тагилстроя, 209 было подано лагерными изобретателями. Об эффективности внедренных рацпредложений свидетель­ствует тот факт, что только по 16 из них годовая экономия составила 186,5 тыс. руб. НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 386. Л 6; Д. 367. Л. 26.

Особое значение в жизнедеятельности лагеря играл 8-й район. В годы войны на его территории были организованы Центральные пошивочные мастерские, снабжавшие; строительство и лагерь необходимым «вещдовольствием». В победном 1945 году на базе 8-го района на Красном Камне создается Центральный производственный комбинат в составе нескольких цехов: сапожного, портновского, пимокатного, слесарно-механического и др. На работу сюда направили неработающих и ослабленных физически заключенных основных производственных районов. Здесь же, на территории 8-го района, находился и Центральный лазарет Тагиллага. Развернутый весной 1942 года на 1000 койко-мест, он имел хирургическое, терапевтическое, нервное отделения, а также отделения акушерства и гинекологии. По свидетельству очевидцев, основную массу направляемых в лазарет составляли больные дистрофией. Помимо сангородка имелся и оздоровительно-профилактический пункт (ОПП), предназначенный для восстановления сил заключенных Аббревиатуру последнего сами заключенные расшифровывали как «отдел подготовки покойников», что точнее отражало назначение ОПП. Сверхскудные нормы питания, положенные для «забалансового контингента» (больных и инвалидов), отсутствие какой-либо медицинской помощи обрекали попавших сюда на верную смерть.

Некоторое время в Тагиллаге существовал своего рода уникальный 15-й лаграйон, который находился в Туле. Контингентом этого лаграйона производился демонтаж Ново­тульской домны и отправка ее на Урал для строительства доменной печи в Нижнем Та­гиле. По всей видимости, там выполнялся и ряд других заказов треста Тагилстрой. Та­гиллаг заполонил своими лагерями весь Тагил и раскинулся далеко за его пределами, напоминая собой зловещую паутину.

30 мая 1943 года на место Рапопорта назначается бывший в 1930-е годы управляющим треста Тагилстрой М. М. Царевский. Самые страшные времена (по болезням, смертности неустроенности быта) в жизни лагерей сменяются более обустроенной стабильностью несвободы. Однако эта смена наступает не ранее 1944 года, а во второй половине 1943 го­да - очередная трагедия.

По решению ГКО от 19 апреля 1943 года предполагалось направить на Тагилстрой 12 000 военнообязанных из Средней Азии и 5000 спецпереселенцев польской национальности работающих на правах вольнонаемных. Прибыло же 13 712 человек, и ситуация для многих из них сложилась трагически НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 363. Л. 14; Д. 376. Л. 7. . В распоряжении ГКО была допущена преступная ошибка - не решен вопрос об обеспечении вещевым довольствием, и летом 1943 года на Тагилстрое сложилось чрезвычайное положение. Курировавший строительство НТМЗ зам. наркома внутренних дел А. П. Завенягин в августе 1943 года сообщал в Москву о бедственном положении этой категории работающих: «На месте лично убедился в исключительно тяжелом положении военнообязанных из Средней Азии, а также спецпереселенцев. Люди в большинстве разуты, раздеты, спят на голых нарах. Наступившие холодные дожди уже вызывают заболевания и простой рабочей силы. В случае необеспечения в ближайшее время указанного контингента вещдовольствием осенью будут массовые заболевания и смертность» НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 365. Л. 46. . Как свидетельствует объяснительная записка к сводному отчету Тагилстроя за 1943 год, к концу года численность трудмобилизованных на строительство Тагильского металлургического завода сократилась почти на 8481 человек НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 361. Л. 14. .

После войны в составе Тагиллага образуются новые лагеря. В начале 1945 года, в связи с началом строительства второй очереди Гороблагодатского рудника, был организован лагерь в городе Кушва. Приказом начальника Тагиллага от 23 ноября 1944 года начальником управления строительства и лагеря был назначен подполковник М. А. Петров (он же заместитель начальника Тагиллага), были определены объекты строительства. Силами лагконтингента Кушвинского лагеря предстояло построить в кратчайшие сроки дробильно-обогатительную фабрику, литейный и кузнечный цехи, первую очередь шламохранилища, железнодорожные пути, осуществить жилищное строительство. Первыми на стройплощадку отправились в соответствии с приказом 200 человек советских немцев. Вслед за ними в первом квартале 1945 года отправлен этап их трех тысяч заключенных. По приказу от 7 апреля 1945 года управление строительства и лагеря реорганизовали в 1-й район Тагиллага. В послевоенное время он являлся самым значительным образованием Тагиллага. По воспоминаниям бывших узников, в лагере насчитывалось до 5000 человек, значительное число которых составляли жители Прибалтики, депортированные в конце войны. Помимо этого прибалтов оказалось много в 8-м и 9-м лаграйонах, в Синегорском штрафном лагере (в 1945 году поступил этап из Латвии в 3050 человек). Лагерь в Синегорске образовался в 1948 году. Сюда, после истощения Каменского леспромхоза, закрытия лагерей 9-го района, этапировали большую часть заключенных, многие из которых были осуждены по политическим мотивам. Силами заключенных была построена лесопилка и деревообрабатывающий комбинат. Осуществлялась заготовка древесины по обеим сторонам Серебрянского тракта и на склонах Синей горы НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 385. Л. 215; Д. 403. Л. 99. .

Памятник трудармейцам. Рогожинское кладбище Н.Тагила

В соответствии с постановлением СНК СССР от 19 января 1946 года за № 128 и совместным приказом народных комиссаров внутренних дел Союза ССР, по строительству предприятий тяжелой индустрии, черной и цветной металлургии от 23 февраля 1946 года № 66/64/48/77 произошло разделение Тагилстроя-Тагиллага на трест Тагилстрой Наркомтяжстроя и Тагиллаг ГУЛАГа НКВД, оформлена передача имущества лагеря № 153 в ведомство ГУПВИ НКВД СССР. За годы своего существования Тагилстрой-Тагиллаг выполнил строительство комплекса промышленных предприятий Наркомчермета в составе следующих заводов, рудников и карьеров: НТМЗ, коксохимического и огнеупорного заводов, ВЖР, Гороблагодатского рудоуправления. Кроме того, Тагиллаг строил металлобазу Главметаллосбыта и горно-металлургический техникум, танкодром танкового завода НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 446. Л. 3 - 5. .

На 1 января 1946 года в составе Тагил строя НКВД имелось 5 строительных районов, 15 подсобных и вспомогательных предприятий, два лесозаготовительных района, 3 транспортных отдела. За четыре года работы Тагил строем было освоено 596,5 млн. руб. капвложений и, помимо основных промышленных объектов, введено в эксплуатацию 49 тыс. квадратных метров жилой площади с заделом в 31 тыс. квадратных метров. При разделе было подчеркнуто, что основными рабочими кадрами Тагилстроя являлись «лагконтингенты НКВД СССР» НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 446. Л. 5 - 7. . Управлять трестом Тагилстрой стал на короткий период генерал-майор Г. А. Корсаков, а начальником Тагиллага назначили полковника госбезопасности Э.Е. Шварца. В связи с огромным количеством документации и взаимных претензий разделение лагерного монстра растянулось на первый квартал 1946 года.

Однако и после разделения основной рабочей силой на стройках города оставались «зека». Судя по отчету треста за 1946 год, его рабочая сила комплектовалась за счет лагерей МВД. По состоянию на 1 декабря 1946 года работающих в Тагилстрое насчитыва­лось 17 693 человека, в том числе 6933 «зека», 4604 военнопленных, 154 - спецконтингент МВД и 6002 вольнонаемных. Последняя категория состояла в основном из бойцов бывших отрядов советских немцев и спецпереселенцев НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 438. Л. 29, 30. . В одном из приказов по тресту от 7 фев­раля 1948 года по-прежнему делалась ставка на труд «зека» и говорилось: «„обеспечить через МВД выход рабочих спецконтингента на работы треста в I квартале 1948 года - 12 000 человек, во II - 18 000» НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 449. Л. 112 - 112об. . Нужно отметить, что в Нижнем Тагиле к этому времени было очень мало людей, свободных от лагерного клейма, и особенно это касалось работни­ков треста.

Многотысячное спецпереселенческое население города только в 1947 году получило паспорта, советским немцам в 1948 году было объявлено о вечном поселении, бывшие окруженцы и интернированные состояли под надзором МВД, в лагерях томились жертвы второй волны депортации из Прибалтики, западных областей Украины и Белоруссии. Инженерно-технические и управленческие кадры треста находились под пристальным надзором «органов», шла планомерная борьба за снижение процента «засоренности» кад­ров. К тем, кто преследовался и изгонялся с работы по деловым и политическим качест­вам, относились не только судимые в прошлом по 58-й статье, но и «лица сомнительной национальности», например, советские немцы, поляки. Борьба с «засоренностью» просле­живается по документам треста конца 1940-х - начала 50-х годов. Нами выявлено не­сколько списков работников треста, уволенных или пониженных в должности, или же просто занесенных в черные списки по политическим, национальным мотивам.

С окончанием войны и разделением Тагилстроя-Тагиллага у треста возникли пробле­мы с численностью рабочей силы и производительностью труда «спецконтингента». Управляющий трестом с 3 апреля 1947 года Н.Г. Кратенко в одной из докладных записок о ходе строительства НТМЗ жаловался: «При списочном составе лагерей МВД в 24 300 человек фактический выход на работы не превышает 7800 человек» НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 491. Л. 2. . Совет Министров СССР пытался помочь тресту как за счет более активной эксплуатации «зека», так и за счет расширения вербовки вольнонаемных, обучения молодежи в школах фабрично-заводского ученичества (ФЗУ).

Тем временем наступил 1953-й год, основным событием которого стала смерть дикта­тора. Как стало известно, Л. П. Берия, замысливший восхождение на трон, решил резко сократить численность ГУЛАГа. По его указу от 28 марта 1953 года было освобождено более миллиона узников ГУЛАГа, причем не только уголовники. Под этот указ подпали осужденные по разным статьям (в том числе и 58-й) на срок до 5 лет и попавшие в лагеря на основании указа от 4 июня 1947 года «Об охране государственной и личной собст­венности» Старков Б. Сто дней Лубянского маршала//Родина. 1993. № 11. С. 80. . Указ произвел нокаутирующий удар по Тагиллагу, статус которого после 1946 года постоянно понижался. В течение весны - осени 1953 года закрывались одно за другим отделения Тагиллага, прекращался вывод «спецконтингентов» на работу в связи с резким снижением их численности. В конце 1953 года некогда всесильный Тагиллаг пре­вращается в «почтовый ящик» УЩ-349/5. Правда, достаточно скоро на месте многих лаг­пунктов возникли новые УЩ НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 659. Л. 22; Д. 707. Л. 24 - 25; Д. 710. Л. 121. .

Однако «охота за ведьмами» продолжалась. В 1953 году было арестовано 174 человека, по распоряжению Министерства госбезопасности уволено 10 человек, в 1954 году - 152 и 18; продолжались гонения на немцев, поляков и судимых по статье 58 НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 653. Л 1; Д. 807. Л. 35. .

Анализ материала, представленного в документах отдела кадров ГУЛАГа, позволяет увидеть, насколько высок был процент рабочих и служащих, прошедших через лагерную систему, и подтвердить однозначный вывод о жестокости уголовного законодательства и о колоссальном масштабе репрессий в советском государстве. Почти каждый второй рабо­чий из числа оргнабора (проводившегося в основном в границах Нижнетагильского рай­она) и местного набора был ранее осужден. Молодые рабочие, окончившие ФЗУ, почти поголовно были детьми спецпереселенцев. Среди ИТР и служащих в 1954 году было более 12% судимых, а по данным на конец 40-х годов - около 21%. При этом следует заметить, что доступные нам источники не позволяют выяснить соотношение между судимы­ми по политическим мотивам и обычными уголовниками в Тагиллаге. Это станет возмож­ным только после открытия свободного доступа в архив Тагиллага МВД.

Отсутствие до войны в Нижнем Тагиле крупных лагерных образований привело к то­му, что Тагиллаг пришлось создавать практически на пустом месте. Чрезвычайная ску­ченность и невозможность разместить всех прибывающих в Тагиллаг из-за полного от­сутствия жилищного фонда для лагерного строительства привели к тому, что часть этапов оставалась по нескольку дней в вагонах на станции Рудная без питания, медицинской помощи, дров. В сорокаградусные февральские морозы, под открытым небом, на площадках люди приступали к лагерному строительству. Последнее развивалось крайне медленно из-за отсутствия лесоматериалов, кровли. Сказывалась и необходимость переключить наиболее здоровую часть прибывших непосредственно на строительство металлургического завода. Поэтому условия жизни и работы узников Тагильского ГУЛАГа стали экстремальными. Жили в сырых, неотапливаемых бараках, где на одного человека приходилось менее одного квадратного метра. Спали в рабочей одежде, на голых нарах, не умывались. Катастрофически не хватало теплой одежды, рукавиц, нижнего белья. Из-за полной необеспеченности вещдовольствием и особенно обувью в зимние месяцы 1943 года простои по «разутости» и «раздетости» составляли 10% от всего списочного состава лагеря. «Отсутствие обуви, - говорилось в объяснительной записке к отчету треста за I квартал 1942 года, - особенно сказалось на слабосильных, которые при выходе из барака босиком в пределах зоны лагеря подвергались особенно часто простудным заболеваниям (до воспаления легких включительно)» НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 349. Л. 25. .

На стройке преобладал ручной труд. Наиболее трудоемкие земляные работы были механизированы только на 29%, укладка бетона - на 50%. Не было экскаваторов и других механизмов. К этому следует добавить 11-часовой рабочий день, установленный для за­ключенных основных и вспомогательных производств, преобладание на строительстве тяжелых, трудоемких работ, сверхскудный рацион питания, и без того урезанный с нача­лом войны. Администрация лагеря, в связи с низкой пропускной способностью кухонь и нехваткой индивидуальной посуды, устраивала постоянные изнуряющие человека подъе­мы на час-полтора раньше обычного. Ситуация осложнялась отсутствием в рационе ово­щей и картофеля, которых особенно стало не хватать с наступлением весны. Вот что го­ворится в объяснительной записке к отчету треста за май 1942 года: «Из-за полного отсутствия в рационе овощей и картофеля, в том числе квашеной капусты, значительным недополучением жиров питание заключенных было неудовлетворительным и однообраз­ным. Широко практиковалась замена недостающих продуктов лагерного питания (овощей, рыбы, мяса) мукой и горохом. Такое преобладание безбелковой мучнистой пищи при зна­чительном поступлении ослабленных контингентов с наступлением весны вызывало зна­чительные заболевания цингой и пеллагрой» НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 349. Л. 23. .

Тяжесть ситуации усугублялась полной неподготовленностью лагеря для приема боль­ных и ослабленных людей, численность которых в прибывающих этапах составляла около 50%. В лагерях свирепствовал сыпной тиф, заключенные умирали от авитаминозов, цин­ги, дизентерии, замерзали от жуткого холода в землянках и бараках. Из-за нехватки ме­дикаментов, недостатка больниц и лазаретов, врачей и среднего медицинского персонала порой не оказывалась самая элементарная медицинская помощь. Несмотря на это, лагер­ное руководство не предпринимало никаких конкретных мер по улучшению быта и сани­тарного обслуживания. Огромная убыль узников Тагиллага в связи со смертностью (около 12 тыс. человек только в 1942 году) компенсировалась поступлением новых этапов. В по­гоне за пресловутым планом лагерное начальство шло на постоянные нарушения инст­рукции ГУЛАГа о режиме содержания и труда заключенных. В отдельных лагерных уча­стках на работу выгонялись ослабленные и даже больные люди, которым не снижали норм выработки.

Вскрылись факты преступного отношения к заключенным со стороны лагерной адми­нистрации. В 6-м лаграйоне по вине начальника С. Н. Люблина в течение двух месяцев отсутствовала питьевая вода, «...з/к вынуждены были пользоваться снеговой водой, что повлекло за собой массовые желудочно-кишечные заболевания» НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 349. Л. 23. . В 7-м лаграйоне во главе с его начальником М. В. Жуковским, несмотря на эпидемию сыпного тифа, в тече­ние полутора месяцев так и не были приняты меры по постройке бани, дезкамеры и пра­чечной. Жестокие условия Тагиллага, отсутствие заботы об условиях труда и быта людей привели к тому, что на момент обследования 50% заключенных оказались нетрудоспособ­ными. За невыполнение своих обязанностей были сняты с работы и привлечены к уголов­ной ответственности начальник 6-го лаграйона С. Н. Люблин, начальник санотдела А. Д. Первушин, за развал 7-го лаграйона отстранен от должности М. В. Жуковский, его замести­тель П. И. Петухов и начальник санотдела Тагиллага С. С. Вул НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 349. Л. 23. . Однако наказания для администраторов и полицейских совершенно не сравнимы с судьбой заключенных. На­пример, виновник смерти сотен людей Жуковский был всего лишь подвергнут условному аресту на короткое время и переведен на другую должность, а отстраненный от своей должности в мае 1943 года Рапопорт в 1944 году возглавил Челябметаллургстрой НКВД.

Экстремальные условия существования узников Тагиллага, скверное питание, отсутст­вие медицинской помощи привели к массовой заболеваемости и смертности. Только в 1943 воду в лагерях Тагиллага умерло 7090 человек, что составило 21% от общего количества узников. Из них подавляющая часть - 5257 человек умерли по причине дистрофии-пеллагры. Количество больных и ослабленных в 1942 году достигло 26%, а в 1943 году - 5% от всего контингента, то есть от 10 до 12 тыс. человек ежегодно НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 349. Л 21; Д. 367. Л. 14. . Высокая смертность привела к тому, что похоронные команды не успевали рыть могилы и делать гробы. По свидетельству очевидца В. Н. Силко, только из одного 8-го лаграйона каждую пятницу зимой - весной 1943 года вывозилось до трех машин, наполненных трупами доверху.

Аналогичное положение наблюдалось и в остальных лагерях ГУЛАГа. Поэтому руково­дству карательного ведомства пришлось издать в феврале 1943 года приказ по поводу захоронения умерших. В приказе начальника ГУЛАГа НКВД старшего майора госбезо­пасности Наседкина, разосланном зимой 1943 года всем начальникам ИТЛ НКВД, указы­валось: «…Настоящим устанавливается нижеследующий порядок погребения заключен­ных: 1. Наряду с захоронением каждого трупа в отдельности разрешить погребение в об­щих могилах по нескольку трупов вместе. 2. Допускать захоронение трупов без гробов и без белья» НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 349. Л 21; Д. 367. Л. 14. .

Как бы мы ни вглядывались в официальные документы Тагиллага, истина все равно не в них. Ведь прожив долгие десятки лет при советском режиме, мы теперь прекрасно зна­ем цену чиновничьим бумажкам, пусть даже под грифом «совершенно секретно». По сви­детельству самих узников Тагиллага, «сесть на пайку» в 1942 - 1943 годах означало медленную смерть от дистрофии, и поэтому надо было вырабатывать 150 - 200% нормы. Только тогда можно было выжить. И без того тощую пайку заключенного обкрадывали все кто мог. В воспоминаниях П. Л. Шурделина есть раздел под названием «Нахлебники», где он пишет: «Их было в зоне лагеря около тридцати человек - надзиратели, начальник и его управление, воспитатели, начальники колонн… работники кухни и хлеборезки… Все питались за счет з/к, снижения веса положенных продуктов для всех заключенных… Начальнику лагпункта заносили в кабинет ежедневно десять - двадцать килограмм хлеба в буханках по 3 кг, и еще килограмма 2 - 3 разных сдоб из пшеничной муки, сахар, крупу и другое... А килограмм хлеба стоил на рынке с рук 100 - 120 рублей» Шурделин П.Д. Годы и дни моей жизни (рукопись) .

Узники Тагиллага, несмотря на голод, холод, болезни, моральные и физические уни­жения, строили город и его промышленные объекты, вместе с остальными приближая победу и восстанавливая страну. Вот лишь краткий перечень строек, где труд заключен­ных составлял от 50% до 100%: мартеновские печи № 4 и № 5, домна № 3, бандажный, бессемеровский, рельсобалочный, фасонно-литейный и прокатный цеха, блюминг на НТМЗ; аглофабрика, Верхневыйская плотина, Северо-Лебяжинский карьер, клуб ВЖР, здание управления рудника; коксовые батареи № 3 и № 4, цех ректификации и другие объекты коксохимпроизводства; цементный, шиферный и новый кирпичный заводы; заво­ды металлоконструкций № 2 и № 3, гофмановские печи № 3 и № 4 на огнеупорном заво­де; строительство целых улиц жилых домов в городе; танкодром и подъездные дороги на Уралвагонстрое; создание леспромхозов и заготовка леса в районах рек Ясьвы, Каменки, Винновки, Синегорска, Серебрянки; все обширное хозяйство самого Тагиллага.

Труд заключенных не стоил государству почти ничего, а чистой прибыли приносил много. По нашим подсчетам, только в 1942 году (а это один из самых тяжелых периодов в жизни Тагиллага) доход от труда узников составил примерно 123 млн. руб. Расчеты произведены по материалом отчета треста Тагил строй НКВД за III квартал 1942 года. - См.: НТФ ГАСО. Ф. 229-р. On. 1. Д. 349. Л. 27, 46. Отношение же к людям, униженным в своем родном отечестве, обреченным на голод и смерть, было самым варварским. Более того, память о них вообще постарались вычеркнуть из нашей истории, а трудовые подвиги узников-рабов записали на счет комсомольцев и коммуни­стов, возвеличив и укрепив идеологические догмы тоталитарного режима.

Подводя итоги жизнедеятельности Тагиллага, попытаемся подсчитать количество узников, прошедших через его зоны. Такой подсчет возможен, но точность его оставляет желать лучшего по нескольким причинам: недостаточно документальных источников по движению контингентов лагерей в 1941 - 1942 годах; изобилуют пробелами материалы 1943 - 1945 годов; закрыты для исследования документы Тагиллага 1946 - 1953 годов. Учитывая вышесказанное, назовем цифры, почерпнутые в отчетах отдела кадров Тагиллага и треста Тагилстрой: за 1941 - 1948 годы через лагеря Нижнего Тагила прошло около 106 000 узников; за 1941 - 1945 - минимум 6246 (максимум 8435) человек советских немцев; за 1941 - 1944 - 16 442 человека трудмобилизованных, спецпереселенцев, «окруженцев» и репатриированных; около 11 000 военнопленных. Если сложить все эти данные вместе, получается около 141 000 человек. За 1942 - 1945 годы в лагерях скончалось более 20 000 заключенных, причем наиболее массовой (около 20% в год) их смерть была в 1942 - 1943 годах» Подсчет произведен на основе документов фонда 229-р.

Тагиллаг прекратил свое существование в 1953 году, но он не ушел из нашего города, оставив после себя «богатое наследие» - более десятка ИТЛ и множество спецкомендатур. Нижний Тагил стал мрачным символом всего тоталитарного режима.

Опубликовано: Уральское краеведение: Ист.-лит. альманах/Под ред. Н.Н.Тагильцевой. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1996. С.108-115