Левашовская пустошь

Включает в себя информацию о людях, репрессированных государством в период с октября 1917-го по 1991 гг., данные о которых собраны воедино из сотен книг памяти, расстрельных списков и мартирологов. Уже сегодня доступно для поиска более миллиона справок о репрессированых, имена многих публикуются впервые.

Левашовская пустошь. Расстрельный полигон

Левашовская пустошь

Левашовская пустошь – урочище в районе железнодорожной станции Левашово (ныне в черте Санкт-Петербурга). Использовалось как место захоронения не менее 19000 умерших и убитых в тюрьмах Ленинграда в период с сентября 1937 по 1954–1955 годы.

Имена захороненных в Левашовской пустоши неизвестны, личные памятники памятные знаки, установленные здесь, являются кенотафами, символическими надгробиями. Левашовское мемориальное кладбище стало местом народной памяти о жертвах Большого террора в Ленинграде и области.

По имеющимся данным, в Петрограде-Ленинграде органами государственной безопасности (ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ) в период с 1918 по 1929 было расстреляно 4881 человек, в период с 1930 по 1936 – 6934 человека, в период Большого террора и в последующие годы, т. е. с лета 1937 по 1954 (в период функционирования кладбища в пос. Левашово), по приговорам внесудебных и судебных органов – еще 46771 человек (из них по политическим мотивам 40485 человек). Кроме этого, по крайней мере 4393 ленинградца были расстреляны вне Ленинграда иными территориальными управлениями органов НКВД.

Значительное увеличение масштабов казней во второй половине 1930-х вызвало необходимость организовать специальное кладбище, в добавление к уже имевшимся местам захоронения расстрелянных (бóльшая часть из них до настоящего времени не выявлена). В связи с этим по ходатайству Комендатуры УНКВД ЛО Спецгруппой Управления лесами особого назначения был выделен участок Парголовской дачи Парголовского лесхоза (квартал 28 и часть квартала 27) в Левашово. Землеотвод был, судя по всему, оформлен задним числом, так как еще в 1937 это место было огорожено высоким забором, выставлена охрана. Общая площадь огороженного участка составила 11,5 га.

После исполнения комендантской службой НКВД-МГБ расстрельных приговоров тела казненных на автомобилях привозили в Левашово и захоранивали в ямах и траншеях. Здесь же хоронили умерших и убитых в тюрьмах во время следствия. Согласно схеме, составленной в середине 1960-х в Управлении КГБ по Ленинградской области на основании опросов шоферов, привозивших тела, на так называемой «Парголовской даче» с сентября 1937 до декабря 1954 было захоронено 19450 человек, в том числе около 8 тысяч человек – в годы Большого террора.

Значительно расходятся с этими цифрами другие данные, опубликованные в 1989 в сообщении начальника Управления КГБ по ЛО генерал-майора А.А.Куркова. Ссылаясь на имеющиеся в ведомственном архиве акты об исполнении приговоров, Курков с некоторым оттенком сомнения сообщает, что «всего, вероятно, именно на этой территории захоронено 46771 человек».

Имена захороненных на Левашовской пустоши неизвестны. По-видимому, достаточно уверенно можно утверждать, что здесь лежат тела шестерых человек (А.А. Кузнецов, П.С. Попков, Н.А. Вознесенский, Я.Ф. Капустин, П.Г. Лазутин, М.И. Родионов), расстрелянных 1 октября 1950 по «Ленинградскому делу» (это захоронение отмечено на схеме) и четверо человек, расстрелянных 19 декабря 1954 по делу министра МГБ Абакумова (В.С. Абакумов, А.Г. Леонов, В.И. Комаров, М.Т. Лихачев).

В 1965 Управление КГБ по Ленинградской области официально закрыло этот участок для захоронений, тогда же по опросам шоферов была составлена уже упоминавшаяся схема. Но и после 1965 секретность объекта сохранялась: территория, огороженная забором, круглосуточно охранялась солдатами с собаками.

В 1975–1976 забор и въездные ворота были обновлены.

Секретный объект КГБ в Левашово был обнаружен в апреле 1989 поисковой группой под руководством В.Т. Муравского. За внешним ограждением находились караульное помещение и хозяйственные постройки. На массовые захоронения указывали характерные проседания почвы. Через несколько дней УКГБ ЛО подтвердило использование этой территории для захоронения ленинградцев, ставших жертвами политических репрессий в 1937–1954 годах.

19 апреля 1989 года появляется письмо начальника Управления КГБ СССР по ЛО генерал-майора Куркова А.А. в КГБ СССР о предании гласности места захоронения жертв политических репрессий в Ленинграде.

Сообщение начальника Управления КГБ по Ленинградской области А. А. КУРКОВА (опубл. в журнале "Ленинградская панорама", 1989, №10, стр. 8-9)

Как известно, в январе и июне этого года были приняты постановления ЦК КПСС, а в январе издан и Указ Президиума Верховного Совета СССР о дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий периода 30–40-х – начала 50-х годов, а также об увековечении их памяти.

В соответствии с этими Постановлениями и Указом Управление КГБ СССР по Ленинградской области вместе с прокуратурами города и области, судами и ГУВД Леноблгорисполкомов принимает непосредственное и самое активное участие в восстановлении правды, в восстановлении доброго имени, чести и достоинства каждого безвинно пострадавшего, в разоблачении преступлений, совершенных нашими предшественниками, сотрудниками органов НКВД, прямыми исполнителями проводившейся бесчеловечной политики Сталина и его окружения.

Я, как начальник Ленинградского Управления КГБ в настоящее время, считаю своим личным и партийным долгом официально заявить, что нынешнее поколение чекистов, как и ранее работавшие сотрудники, в последние 36 лет решительно и безоговорочно осуждают совершенные преступления против народа в 30–40-е и начале 50-х годов органами НКВД. Разумеется, что никто из нас, так же как и те, кто работал в органах госбезопасности в указанный период времени, какого-либо отношения к незаконным репрессиям и произволу не имели.

Считаю также уместным и необходимым заявить, что трагические уроки прошлого исключают со стороны сотрудников Ленинградского Управления КГБ сегодня и в дальнейшем нарушения соц. законности, независимо от каких-либо изменения в обществе. Мы однозначно поддерживаем меры по созданию правового государства, в котором все равны перед законом и строго руководствуются им.

Прежде чем перейти к тому, что нами сделано и делается в настоящее время по вопросу восстановления справедливости, надо сказать, что Управление провело большую работу по реабилитации незаконно репрессированных, начиная со второй половины 1953 года, то есть после смерти Сталина, и особенно после XX съезда КПСС. До 1964 года эту работу проводили специально созданные группы сотрудников.

В результате анализа материалов и документов, имеющихся у нас, по предложениям и заключениям Управления, направленным в городскую и областную прокуратуры, а также в прокуратуру Ленинградского военного округа, в указанный период было по заявлениям граждан реабилитировано более 36 тысяч жителей Ленинграда и области.

Оценивая тот первый этап работы по воссозданию исторической правды и реабилитации жертв сталинского произвола 30–40-х и начала 50-х годов, можно говорить о необратимости этого процесса, который мог быть приостановлен только лишь на время, что подтверждается его новой нарастающей активностью в наши дни.

Согласно упомянутым мною партийным и государственным решениям в настоящее время пересмотру подлежат все дела необоснованно репрессированных, независимо от наличия или отсутствия заявлении пострадавших, их родственников или знакомых, реабилитации также подлежат все лица, осужденные несудебными органами – т. н. «тройками», «судебными совещаниями» (кроме лиц, совершивших уголовно наказуемые деяния). Сейчас органами прокуратуры и госбезопасности Ленинграда предпринимаются для этого все необходимые организационные и практические меры.

По состоянию на 20 июля с конца прошлого года сотрудниками Управления подготовлены и направлены в прокуратуры и суды заключения по реабилитации 9120 человек, реабилитировано из этого числа 6516 человек.

В Постановлении ЦК КПСС от 28 июня 1989 года предусматривается признать места захоронений официальными кладбищами, предпринять меры по приведению их в надлежащий порядок, организовать охрану, совместно с общественностью и с учетом общественного мнения осуществить меры по увековечению памяти жертв репрессий.

В связи с этим многих ленинградцев волнует вопрос: где в Ленинграде находятся места захоронения погибших? Историческая, нравственная и политическая значимость ответа на этот вопрос такова, что он должен, по нашему убеждению, основываться только на бесспорно достоверных данных. Недопустимы в этом случае какие-либо домыслы, предположения, поспешные выводы, тем более с использованием средств массовой информации.

Именно по этой причине в мае и июне 1989 года на заседании Рабочей группы Ленинградского обкома партии по реабилитации, а в июле в Ленгорсовете на комиссии «По розыску и установлению мест захоронения жертв репрессий периода 30–40-х и начала 50-х годов», мы с учетом критики в наш адрес в печати и на телевидении высказывали просьбу информировать общественность по этому вопросу после завершения работы по изучению не только своих документов, но и материалов в других государственных архивах. Для этого потребовалось больше времени, чем это предполагалось ранее, чтобы со всей полнотой и уверенностью назвать возможные места захоронения жертв репрессий.

Руководствуясь этой ответственностью, Управлением КГБ Ленинградской области во исполнение Постановлений ЦК КПСС от 5 января и 28 июня этого года были пересмотрены архивные материалы, проведены беседы с рядом бывших сотрудников, которые могли бы располагать интересующими сведениями, осуществлена большая и трудоемкая работа по поиску в фондах Архива Октябрьской революции и социалистического строительства Ленинграда, Ленинградского областного государственного архива, в других архивных фондах документов об отводимых НКВД земельных участках для оценки возможности их использования как мест захоронений. Управлением всесторонне и объективно исследовались также все иные доступные ему сведения, имеющие отношение к этому вопросу, в том числе поступавшие в средства массовой информации. В результате проделанной работы установлено, что захоронения жертв репрессий с 1937 года и последующие годы осуществлялись в районе станции Левашово. Какими-либо документами, касающимися других мест захоронения, мы сегодня не располагаем.

В архиве Управления обнаружена только одна копия документа Управления лесов Ленсовета от 28 февраля 1938 года об «отводе части земель Парголовской дачи Пертелевского лесхоза, испрашиваемого комендатурой УНКВД для спецназначения».

Вместе с тем, как следует из беседы с бывшим сотрудником Управления, который с конца 50-х годов имел отношение к охране кладбища, данное место, со слов его предшественника (ныне умершего), стало использоваться для захоронений с июня–августа 1937 года. Точно установить, когда здесь начались захоронения, не представилось возможным.

Место захоронения в районе станции Левашово занимает более 11 га лесной части этой местности, находится под охраной Управления. Сами захоронения производились на площади примерно 6–6,5 га.

Таким образом, это место с 1937 года является единственным достоверно известным нам местом захоронения жертв репрессий 30–40-х и начала 50-х годов.

Как следует из имеющихся материалов, кладбище это использовалось для захоронения всех лиц, приговариваемых к высшей мере наказания, независимо от инкриминируемых обвинений. Всего, вероятно, именно на этой территории захоронено 46 771 человек. Я говорю «вероятно», потому что у нас есть акты об исполнении приговоров в отношении практически всех 46 771 человека, но ни в одном из документов не указывается само место захоронения.

Наряду с жертвами политических репрессий в этом же месте захоронены расстрелянные за бандитизм, грабежи, убийства, другие тяжкие уголовные преступления, а в годы войны – за дезертирство, предательство, принадлежность к вражеской агентуре, мародерство, крупные хищения продуктов в период блокады, подделку хлебных карточек и т.п., то есть те, кто согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года не подлежит реабилитации даже в случае их осуждения внесудебными органами. Только (по далеко неполным данным) уголовного и иного преступного элемента здесь захоронено более шести тысяч человек (6286).

Надо сказать, что в Левашово захоронены не только жители Ленинграда и области в ее современных административных границах, но и лица, проживавшие в Псковской, Новгородской, Мурманской и части Вологодской областей, ранее входивших в ее состав, а также расстрелянные по приговорам судов военных трибуналов Ленфронта, вопросами реабилитации которых занимаются соответствующие органы.

По имеющимся данным, на территории кладбища осуществлялись только захоронения. Приговоры приводились в исполнение по местам предварительного содержания осужденных.

Последние захоронения необоснованно репрессированных, по нашим сведениям, требующим дополнительного уточнения, были произведены в 1950 г. – 6 человек, проходивших по т.н. «ленинградскому делу» (это Кузнецов, Вознесенский, Попков, Лазутин, Родионов, Капустин). Что касается других расстрелянных по этому делу (а их было всего 23), то данных у нас в отношении их нет. Возможно, дальнейшая работа прольет свет на их судьбу.

Нельзя не отметить, что одни из последних здесь захороненных – это расстрелянные в декабре 1954 года за преступления перед народом как раз активные фальсификаторы «ленинградского дела» бывший министр МГБ СССР Абакумов и еще трое его подручных, бывших ответственных работников МГБ СССР (Леонов, Комаров, Лихачев), судебный процесс над которыми проходил в Ленинграде.

Управление направило в Ленгорисполком предложения о передаче места захоронения жертв репрессий Управлению предприятиями коммунального обслуживания. При этом высказано мнение, что в случае организации мемориальных мероприятий на кладбище необходимо учитывать наличие здесь, как упоминалось, захоронения уголовного и иного преступного элемента, не подлежащего реабилитации.

Все сказанное не исключает, что и в дальнейшем надлежит со всем вниманием относиться, всесторонне исследовать другие возникающие свидетельства по поводу возможных других мест захоронения жертв репрессий, обязательно организуя их компетентную экспертную оценку. Сотрудники Управления КГБ принимают и будут принимать самое активное участие в восстановлении исторической справедливости.

18 июля 1989 Исполком Ленсовета принял решение № 544 «О благоустройстве места захоронения жертв репрессий 30–40 х и начала 50-х гг.», в соответствии с которым Левашовская пустошь была признана мемориальным кладбищем жертв политических репрессий и передана в ведение Управления предприятиями коммунального обслуживания Исполкома Ленсовета. Главному управлению архитектуры и градостроительства было предложено к 1 ноября 1989 разработать проект планировки территории. 13 марта 1990 ГлавУКС выдал задание ЛенНИИпроекту на проектирование благоустройства кладбища. Разработка проекта была поручена мастерской №9 (руководитель А.Г. Леляков). Работы не были выполнены полностью из-за отсутствия финансирования.

В 1989–1990 трест ГРИИ и специальная лаборатория института ВСЕГЕИ проводили обследование территории кладбища с целью выявления контуров захоронений: съемка местности, выборочная шурфовка. Однако работы не были завершены, ямы и траншеи на местности не оконтурены, результаты обследования не опубликованы. Январь 1990 года Газета «Вечерний Ленинград» начала публикацию списков расстрелянных в Ленинграде – «Мартиролог “Левашовская пустошь”. 1937–1938 годы».

14 апреля 1990 года состоялись первые посещения Левашовской пустоши родственниками расстрелянных. Первоначально посещение Левашовской пустоши было возможно в даты, согласованные с КГБ и по специальным пропускам. Затем доступ на территорию для частных лиц был облегчен. 1 июня 1990 с объекта была снята охрана, и УКГБ ЛО передало территорию кладбища на баланс города.

В отсутствие документов и достоверных сведений о людях, захороненных в Левашово, в общественном сознании это место стало кладбищем жертв Большого террора в Ленинграде. На эту трактовку влияла и стандартная справка УФСБ в ответ на запросы родных о месте захоронения казненного члена семьи: «Установленным местом захоронения жертв сталинских репрессий является Левашовская пустошь…», «Жертвы репрессий в 30–40-х захоранивались в районе пос. Левашово…», «Как установлено, жертвы репрессий захоранивались на Левашовской пустоши…» и тому подобное. Также особую роль здесь сыграла публикация в газете «Вечерний Ленинград» списков расстрелянных в Ленинграде под названием «Мартиролог “Левашовская пустошь”. 1937–1938 годы», которая началась с января 1990 и продолжалась по август 1998 года. Отсутствие доступа независимых исследователей в архивы КГБ, общая историческая безграмотность, добросовестное заблуждение журналистов и страстное желание вдов и детей тридцать седьмого года положить цветы на могилу, – все эти составляющие за несколько лет стихийного обустройства кладбища превратили Левашовскую пустошь в кенотаф жертв Большого террора.

Личные памятные знаки и символические надгробия здесь стали появляться практически сразу после обнаружения кладбища. С 1992 года по инициативе частных лиц, национальных землячеств и общин стали устанавливать коллективные памятники. Так продолжалось до 1996, когда в благоустройстве Левашовского кладбища приняла участие администрация Санкт-Петербурга. 19 февраля 1996 мэр Санкт-Петербурга подписал распоряжение № 138-р «О создании в Санкт-Петербурге мемориала “Левашовская пустошь” в память о жертвах политических репрессий». Комитету экономики и финансов было поручено ежемесячно выделять УКСУ «Реставрация» по 100 млн. руб. из фонда непредвиденных расходов мэра. На эти деньги были приведены в порядок дорожки кладбища и обустроен вход, а 15 мая 1996 у шоссе, напротив входа на кладбище, был открыт памятник «Молох тоталитаризма» (скульпторы Н.П. Галицкая и В.А. Гамбаров). Но уже с июня 1996 финансирование со стороны администрации города было прекращено. Дальнейшая мемориализация кладбища продолжалась силами общественных организаций и частных лиц.

В 2000 году Комитет по Потребительскому рынку Администрации Санкт-Петербурга утвердил положение (приказ №2 от 17 января 2000) «О Левашовском Мемориальном кладбище («Левашовская пустошь»), в котором были сформулированы основные принципы «мемориального обустройства, благоустройства и содержания территории кладбища как официального места отдания почестей, возложения венков и осуществления иных мероприятий по увековечению памяти жертв политических репрессий». И с 30 октября 2000 в траурных церемониях на Левашовском мемориальном кладбище стали принимать участие официальные представители администрации города.

В 2015 году Мемориальное кладбище «Левашовская пустошь» было внесено в реестр объектов культурного наследия в качестве объекта культурного наследия регионального значения (Распоряжение КГИОП Санкт-Петербурга №10-605 от 22.12.2015).

На 1 сентября 2017 года зафиксировано более 1300 личных памятных знаков и символических надгробий, установленных родными и близкими погибших в годы террора. Силами общественных организаций и землячеств установлено 40 коллективных памятников. На кладбище также имеются более 25 памятников символического характера, посвященных различным социальным группам советского общества и их представителям, пострадавшим в результате репрессивных кампаний и спецоперациий НКВД.