Габричевский Александр Георгиевич
Габричевский Александр Георгиевич
Габричевский Александр Георгиевич
Дата рождения:
6 сентября 1891г.
Дата смерти:
3 сентября 1968г., на 77 году жизни
Социальный статус:
историк и теоретик пластических искусств, искусствовед, литературовед, переводчик, доктор искусствоведения; до ареста – заместитель председателя философского отделения ГАХН; автор множества работ по истории и теории архитектуры, живописи (главным образом Возрождения), музыки и литературы.
Образование:
высшее
Место рождения:
Москва, Россия
Место проживания:
Москва, Россия
Место захоронения:
Коктебель (ранее до 1945 — Коктебель, до 1992 — Планерское), Республика Крым
Дата ареста:
__ __ 1935г.
Приговорен:
в 1929 году был арестован по обвинению в "антисоветской агитации и участии в контр-революц. группе", однако через несколько месяцев освобожден; В 1935 году арестован по аналогичному обвинению и осужден на 3 года ссылки; освобожден досрочно (1936); в 1941 году был избран чл.-корр. Академии архитектуры, вскоре арестован и сослан в Сибирь. В период борьбы с формализмом и космополитизмом был изгнан (1949) из Академии архитектуры.
Приговор:
ссылка
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОТОКАРТОТЕКА
Габричевский Александр Георгиевич Портрет А. Г. Габричевского
Габричевский Александр Георгиевич Проект Бессмертный барак
ОТ РОДНЫХ

Если Вы располагаете дополнительными сведениями о данном человеке, сообщите нам. Мы рады будем дополнить данную страницу. Также Вы можете взять администрирование страницы и помочь нам в общем деле. Заранее спасибо.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

(1891—1968) — эстетик, филолог, искусствовед, переводчик. 

В 1908 поступил в Моск. ун-т на ист. отделение ист.-фи-лол. ф-та. Прослушал летний семестр в Баварском ун-те (Мюнхен). 

Вернувшись в связи с начавшейся войной в Москву, окончил Моск. ун-т (1916) ив 1918 стал преп. кафедры истории и теории искусства. 

В 20-е гг. Г., продолжая работу в ун-те, читает также историю античного театра в 1-й гос. театральной школе, преподает во ВХУТЕМАСе. 

В Моск. ун-те читал курс "Общая теория и философия искусства". Осн. же его деятельность в этот период связана с Гос. Академией Художеств, наук (ГАХН), где создается "новая наука об искусстве". С 1924 — зам. предс. (Г.Г.Шпета) филос. отделения ГАХН. В 1929 ГАХН прекратила свое существование, многие ее члены были репрессированы, был арестован и Г. (по обвинению в "антисоветской агитации и участии в контр-революц. группе"), однако через несколько месяцев освобожден. 

В 1935 арестован по аналогичному обвинению и осужден на 3 года ссылки; освобожден досрочно (1936). В 30-е гг. он занимается теорией архитектуры, возглавляет ист.-теор. ф-т в Академии архитектуры, является научным руководителем изд-ва этой академии. 

В 1941 Г. был избран чл.-корр. Академии архитектуры, вскоре арестован и сослан в Сибирь, откуда ему удалось вернуться благодаря заступничеству Щусева и Жолтовского. 

В период борьбы с формализмом и космополитизмом Г. был изгнан (1949) из Академии архитектуры, где заведовал кафедрой, однако смог устроиться в Моск. ун-т, где читал лекции об искусстве Возрождения. 

В 1952 ушел на пенсию и посвятил себя переводческой деятельности. 

Характеризуя филос. взгляды Г., Ф. Погодин (см.: "ВФ", 1994. № 3) пишет: "Габричевский видел задачу философии и искусства в создании учения о художественном предмете как о художественной форме. Здание "новой науки об искусстве" должно было базироваться на феноменологии художественного предмета как особой формы бытия. Согласно Габричевскому, художественный предмет обладает двумя основными неразделимыми чертами. 

С одной стороны, он замкнут, изолирован, микрокос-мичен в своей индивидуальной целостности и качественности, а с другой — центробежен, открыт, насыщен жизненным богатством и выразительным содержанием, макрокосмичен. 

Коррелятивность и неразделимость обоих этих моментов в художественном предмете определяют неразделимость и коррелятивность двух групп дисциплин: теории искусства, основанной на философии образа, и истории искусств, основанной на философии стиля" (С. 130). Считая, что для художника или человека, живущего искусством, пространство и время — непосредственно данные бытийные реальности (а не априорные формы созерцания, психол. способности или взаимоотношения метафиз. сущностей), Г. рассматривает художеств. синтез как взаимопроникновение времени и пространства, видя отличие "абсолютного художест. синтеза" от всякого иного "живого, творческого продукта-синтеза" в высшей степени этого взаимопроникновения. "...Конкретная duree [длительность], чистая интенсивность, чистое время, реальна лишь в том экстенсивном продукте, в к-ром она целиком присутствует, и объект как такой, чистая экстенсивность, чистая простран-ственность, реальность свою почерпает из этой интенсификации" (Пространство и время // Там же. С. 135). Значительные усилия Г. были направлены на иссл. художеств. восприятия и творч. с психоаналитической т. зр. Н.КГаврюшин, характеризуя этот аспект построений Г., пишет: "Всю систему своих дефиниций и смыслоразли-чений Г. в большинстве работ начинает с анализа амбивалентного эротического переживания пространственно-сти как таковой, или, быть может, пространственного инобытия, того другого, которому противопоставляет себя в своем самоопределении всякое "я". Это переживание обнаруживает себя в двух ипостасях, в антиномии, к-рая, по убеждению Г., составляет "самое существо живописи — весь смысл ее бытия и эволюции". Суть ее сводится к тому, что наслаждение от зрительного или мускульного "ощупывания" находящегося в трехмерном пространстве предмета ("инобытия") имеет два полюса: на одном оно связано с преодолением сопротивления этой поверхности, стремлением углубить, прижать, пройти насквозь, ощутить сопротивление пространственной среды, на другом — с чувством, вытекающим "из бессознательного тяготения и стремления осязать, овладеть, охватить объем и телесность всякого “не-я”". (Эрос простран-ственности: А.Г.Габрический и русская эстетика 1920-х // Там же. С. 152). И. Ю.Алексеева Творческий диапазон Г. настолько широк, что его имя стало символом органического единства филос., науки и искусства. 

Важнейшую филос. проблему синтеза противоположностей Г. решает в ранних искусствоведческих работах о Тинторетто и Мантенья. 

Представление о высоком искусстве как мере художеств. совершенства связывает с филос. творч. в обл. архитектуры, живописи, литературы, музыки, скульптуры. 

По Г., образное и куль-турно-филос. начала неотделимы от художеств. предмета, к-рый является ядром искусства, а учение о нем — центр. задачей филос. искусства. 

Суждения о самоценности предмета и его неотъемлемости от жизнедеятельности человека, создающего предмет как "отпечаток своего существа", Г. дополнял мыслью о том, что и сам человек в искусстве предстает как источник, цель и мерило художеств. творч. Он полагает, что деятельность архитектора — это продолжение творч. природы, основанное на ее же законах. 

Осуществление человеческой индивидуальности в системе пластических искусств Г. видит в решении проблем антиномии искусства — идеи и материи, содержания и формы, пространства и массы, пространства и времени. 

Рассматривая эти понятия во взаимосвязи и взаимообусловленности, он подчеркивает их диалектическое единство. 

Г. считал, что разработанная им теория искусства должна лечь в основу будущей филос. искусства, способствуя развитию "новой качественной науки о бытии и природе как творческом целом" (Архив ИРЛИ. Ф. 562). Н.М. Северикова Соч.: Пространство и масса в архитектуре // Искусство. 1923. № 1; Учение о художественной форме // Отчеты ГАХН 1921—1925 гг. М., 1926; Природа пластики // Там же; Пространство и время в искусстве Рембрандта // Там же; Поэтика Западно-Восточного Дивана // Там же; "Пластика" Гердера // ГАХН. Бюллетени 2—3. М., 1926; Портрет как проблема изображения // Искусство портрета. 

Труды ГАХН. Вып.3. М., 1928; Искусство К.Ф.Богаевского и искусство Киммерии // Выставка картин общества художников "Жар-цвет". М., 1928; Поверхность и плоскость // Российская ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук. Институт археологии и искусствознания. 

Труды секции искусствознания. 

М., 1928; Пространство и композиция в искусстве Тинторетто // Сообщения ГМИИ им. А.С.Пушкина. 

Вып.9. М., 1991; А.Т.Мантенья // Творчество. 1992. № 1; К столетию со дня рождения. 

М., 1992; Пространство и время // ВФ. 1994. № 3.

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!