Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович
Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович
Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович
Дата рождения:
20 ноября 1901г.
Дата смерти:
29 октября 1937г., на 36 году жизни
Социальный статус:
писатель, член Союза писателей СССР (1934), заведующий отделом литературы и искусства в Академии наук Белорусской ССР
Образование:
Могилевская Духовная семинария
Место рождения:
Высокий Городец деревня, Толочинский район, Витебская область, Республика Беларусь
Место проживания:
Минск, Республика Беларусь
Место захоронения:
Куропаты место массовых расстрелов, лесное урочище, Минск, Республика Беларусь
Национальность:
беларус
Дата ареста:
3 октября 1936г.
Приговорен:
Военной Коллегией Верховного Суда СССР 28 октября 1937 года
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
7 декабря 1957 года
Книга Памяти:
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОТОКАРТОТЕКА
Косенков Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Дети Михаила Зарицкого Михаил Камыш, Дмитрий Жилунович, Янка Купала, Михась Зарецкий среди студентов в Праге. 1925 год Михась Зарецкий (первый слева). 1925 год Студия «Молодняк». В первом ряду (слева направо): В. Козловский, М. Дубицкий. Во втором ряду: П. Глебка, Н. Вишневская, М. Зарецкий, С. Дорожный. В третьем ряду: П. Герман, Е. Жук, С. Бандарына, М. Лужанин Михась Зарецкий с друзьями в Гурзуфе. 13 ноября 1925 года Жена писателя Мария Косенкова (из собрания произведений М.Зарэцкага, т. 4) Михась Зарецкий (стоит в центре) с другими писателями. Сидят: Якуб Колас, Тишка Гартный, Янка Купала, Михась Камыш, Василий Сташевский; стоят: Алесь Ляжневич, Михайло Громыко, Владислав Голубок, Михась Зарецкий, Анатолий Свободный, Алесь Дудар, Алесь Гурло. 1936 год Михась Зарецкий (второй справа) с родственниками. 1926 год Михась Зарецкий среди писателей-молодняковцев. Середина 20-х годов Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович
Косенков (Михась Зарецкий) Михаил Ефимович Проект Бессмертный барак
ОТ РОДНЫХ

Его сильной воли завидовал Алесь Дударь: "... Михаила трудно сбить с его позиции, /.../ он туго поддается всякому перелома». Произведения Зарецкого, особенно повесть «Голый зверь», были настолько популярными, что книги похищали из библиотек, о чем вспоминал Моисей Седнев: «... в библиотеке только и слышишь:" Голый зверь "Зарецкого есть?». Если эти книжки находились в шкафу запрещенных произведений, их воровали. Никакие меры не помогали. /.../ Его читали охотнее, чем кого другого из белорусских прозаиков ».

«Мое /.../ детства /.../ оставила ряд впечатлений, связанных с /.../ бесшабашным характером /.../ отца. Семейные недоразумения чередовались со служебными "эксцессами". В отношении /.../ начальство /.../ отец вел себя чрезвычайно /.../ независимо /.../. Несколько раз ему приходилось /.../ отбывать "ссылку" в каком-нибудь монастыре. В общем "война" с людьми, от которых он зависел, прошла яркой нитью через всю жизнь /.../ отца ». ( «Пятьдесят четыре дороги. Автобиографии белорусских писателей». Минск, 1963).

«... Мое выступление на сцене самостоятельного жизни было в роли церковного сторожа. /.../ эта роль мне не /.../ нравилось, потому что вызвало /.../ надменные /.../ отношения ко мне со стороны /.../ населения. Церковный сторож, как и пастух, самые непочетное лица в деревне ... »(« Пятьдесят четыре дороги. Автобиографии белорусских писателей ». Минск, 1963).

«Первый рассказ я написал в конце 1921 года. Мы стояли за Полоцком в /.../ глухой деревушке. Это вышло довольно неожиданно и странно. /.../ Дело началось с того, что я /.../ увидел /.../ яркий и необычный сон, впечатление от которого не оставляла /.../ в течение /.../ месяца. Мне захотелось записать это впечатление, и я стал писать ». ( «Пятьдесят четыре дороги. Автобиографии белорусских писателей». Минск, 1963).

«... Я пытался писать и по-русски специально, по заказу /.../ рассказы для витебского журнала« Вестник кооперации », но писал их, признаюсь, с исключительной целью заработать, потому что платил этот часописик баснословно дорого по сравнению с белорусского газетой - две копейки золотом за строку (это в начале 1923 года). ( "Пятьдесят четыре дороги. Автобиографии белорусских писателей». Минск, 1963).

"Соки целины" [эпопея Тишки Гартного. - В. Де Эм.] Должны были бы появиться первым белорусским романом. /.../ Однако он остается незаконченным - и честь написания первого белорусского романа выпал на долю Михася Зарецкого ( "Стезя-дорожки" /.../). Зарецкий приобрел себе /.../ почетное место ». ( «Новая белорусский литература». Перепечатка из статьи чешского издания Prager presse. Тысяче девятьсот двадцать семь, № 346, 17-го декабря. // Литературный дополнение к газете «Советская Белоруссия» тысяча девятьсот двадцать восемь, № 2. 15-го февраля).

«... Критики заботятся о Зарецкий /.../ Походят, происходящих /.../, а потом как крытыкнуць разок-другой /.../:" А, так ты снова пишешь ... Не успели тебя вгробиць, так ты еще и за роман взялся ". Так /.../ критиковали Михася Зарецкого. Второй бы слабее может и поддался. Но этот упрямый белорус не поддается и с каждым годом пишет все новое и новое для Беларуси ». (Алеша. «Литературные силуэты. Михась Зарецкий». // Литературный дополнение к газете «Советская Белоруссия» 1928, № 11. 30-го июня).

«... С какой тупой усердием выводили они" накинь плащ "," Ах, зачем эта ночь "и прочую дрянь. /.../ Я подумал: доколе мы будем жить этим пазадьдем чужой культуры, которое с тупым солдатским самадавольствам "преподносили" нам /.../ соседи и которое мы принимали как чистое зерно? Доколе мы будем собирать с чужого стола нищие грязные объедки? »(Зарецкий М.« Путешествие на новую землю ». / Собрание сочинений. В 4 т. Т. 4. Минск, 1992).

В 1929 г. писал: «Театр Франко украинские товарищи /.../ ревнуют из БДТ-1. Это сравнение имеет под собой определенную основание, массовость, близость к потребностей современной жизни, отсутствие особого восторга "академизмом" - все это свойственно для обеих /.../ коллективов. Но это сходство неприятно нарушает та деградация в сторону клубной-агитационного примитива, которая /.../ определяется в работе БДТ-1 /.../. Достаточно вспомнить /.../ большинство пьес Мировича ... Киевский театр Франко твердыми шагами идет вперед и далек от какой бы то ни было деградации ». (Зарецкий М. «В сердце Советской Украины». / Собрание сочинений. В 4 т. Т. 4. Минск 1992; Михась Зарецкий. «Чем грозит нам Белгоскино». // Советская Белоруссия 1928, № 254, 2-го ноября .

«Гарбар-украинец приносит в наш край /.../ твердую железную дружестве, жесткую товарищескую дисциплину. [Они] всегда /.../ друг друга поддерживают везде, где надо и где не надо; они не по одному, а коллективно добывают себе водку ... Коллективно ее распивают и коллективно запэвняюць начальство, что они, кроме чая, /.../ ничего не пили ». (Зарецкий М. Путешествие на новую землю. / Собрание сочинений. В 4 т. Т. 4. Минск, 1992).

«... Осенью 1925 году, /.../ после выхода сборника" тростник ", Владимир Дубовка всьведамили необходимость разрыва с" молодняком "и образования нового /.../ объединения /.../ Первым присоединился /.../ Зарецкий /.../. Оба писатели начали искать единомышленников и сразу нашли их в лице Иосифа Пуще и Никифора Чернушевича. Организационные меры инициаторов нового объединения привлекли внимание партийцев, и начались попытки поссорить "заговорщиков" между собой. Это /.../ удалось ... »(Антон Адамович.« Cупрацив советизации в белорусском литературы (1917-1957) ». /« К истории белорусской литературы ». Минск, 2005).

«... Я дал согласие на печать в газете« Рабочий »в сокращенном виде моего романа" Стезя-дорожки ". С первых же дней печатания я обратил внимание редакции на некоторый недостаток в качестве перевода, и редакция /.../ согласилась. После того мне пришлось уехать на полтора месяца в Западную Европу, и я не имел возможности следить за дальнейшим переводом. Прочитав сейчас помещены /.../ части романа, я увидел, что как сокращение, так и перевод сделан ужасно небрежно и неумело, в результате чего роман потерял свой настоящий вид. Это калечаньне моего произведению /.../. Достигнута /.../ дикая бессмыслица /.../. Я считаю, что подобные операции /.../ направлены к кампрамэнтацыи меня как белорусского писателя в кругах российских читателей, и решительно /.../ протестую ». (Михась Зарецкий. Письмо в редакцию. // «Советская Белоруссия», 1927, № 244, 26-го октября).

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Родился 20 ноября 1901 года в семье дьякона в деревне Высокий Городец (ныне Толочинский район, Витебская область Белоруссия). Детство прошло в деревне Заречье под Шкловом.

В 10 лет поступил в Оршанское духовное училище, в 1915—1917 годах учился в Могилевской духовной семинарии.

В 1917 году покинул семинарию, полгода работал переписчиком в одной из военных частей, затем — церковным сторожем. С 1919 года — учитель в одной из сельских школ на Могилёвщине, председатель волостного объединения учителей, заведующий волостного отдела народного образования, в 1920 году — постоянный член правления работников просвещения и социалистической культуры в Могилёве, участник ІІ Всесоюзного съезда работников просвещения.

В 1920—1926 годы политработник в Красной Армии. Одновременно учился в Белорусском государственном университете. В 1928 году по политическим мотивам покинул университет.

В КП(б)Б с 1925 года. В 1929 году был исключен из коммунистической партии «за проявления национал-демократизма».

С 1924 года — член Центрального Бюро литературно-художественного объединения «Маладняк». У 1926—1927 годы — редактор журнала «Маладняк». С 1927 года — член литературно-художественного объединения «Полымя», входил в инициативную группу по его созданию. В 1934 году принимал участие в работе Первого Всебелорусского съезда писателей.

В 1936 году — заведующий отделом литературы и искусства в Академии наук Белорусской ССР.

3 октября 1936 года арестован. 28 октября 1937 года осуждён к высшей мере наказания, расстрелян 29 октября 1937 года. Место расстрела и захоронения - мемориал Куропаты, Минская область.

Реабилитирован посмертно 7 декабря 1957 года.

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!