Бессмертный барак
Сохранено 1926724 имен
Поддержать проект

Рангнау Ирма Густавовна

Рангнау Ирма Густавовна
Дата рождения:
1927 г.
Социальный статус:
на момент ареста - ребенок
Место рождения:
Покощево село, Емильчинский район, Житомирская область, Украина (ранее Украинская ССР)
Место проживания:
Покощево село, Емильчинский район, Житомирская область, Украина (ранее Украинская ССР)
Спецпоселение:
Медвежьегорский район, Республика Карелия, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
1935 г.
Приговорен:
выслана как раскулаченная на спецпоселение в Карельскую АССР, м.п. 12-й шлюз ББК, пос. Пиндуши(1936), Медвежьегорский р-н / 1941 - эвакуирована в Коми АССР, м.п. с. Дутово, Троицко-Печорский р-н, пос. Краснозатонский, Сыктывкар (1946?) / 1948 - поставлена на учет спецпоселения как лицо немецкой национальности / 20.12.1954 - снята с учета спецпоселения
Приговор:
спецпоселение
Реабилитирован:
23 марта 1993 года
Раздел: Дети
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ОТ РОДНЫХ

Мой дед Густав Христианович Рангнау родился в 1878 году. Жил в Житомирской области в селе Покушево Емельчинского района на Украине. Бабушка Матильда Рейнгольдовна Рангнау, урожденная Барлебен, родилась в 1884 году. Жила там же в Житомирской области. У них было 18 детей.

Семья пользовалась большим авторитетом, все трудились в «поте лица». Деда хорошо знали в округе как искусного кузнеца. Он был безотказным в труде и выполнял любые, порой самые хитроумные заказы односельчан. Построил большой добротный дом, который до сих пор стоит в селе. Сейчас в нем расположено сельпо.

Семья была глубоко религиозная. Вероисповедание – лютеранское. Будучи музыкально одаренным человеком, Густав хорошо пел и отлично руководил созданным им церковным хором. Мне запомнился старший сын дедушки Райнгольд, 1912 года рождения, который хорошо играл на скрипке. В последствии в 1935 году он был арестован за национальную принадлежность и осужден на 10 лет. Папа играл в музыкальном оркестре на мандалине. Вечерами вся семья собиралась в доме. После трудовых дней все играли на музыкальных инструментах и пели религиозные песни. Кто-то из односельчан написал о сходках в семье, и «прогремел гром». Это был январь 1935 года. Деда увезли в неизвестном направлении. Вскоре его расстреляли.

Жизнь раскидала по свету большую дружную семью. Три человека отправились в Казахстан, кого-то сослали в Карелию. Не успев обосноваться на одном месте, по приказу свыше их переправляли в другие, необжитые места. Зачастую родственники не имели никаких сведений друг о друге. В 1937 году бабушку Матильду Рангнау с шестью детьми выселили в Карело-Финскую АССР. В 1940 году семью переселили в Троицко-Печерский район Коми АССР. После 10 лет заключения вернулся в семью дядя Райнгольд. Он был измученный с опухшими руками, которые лечил всю последующую жизнь. Тюрьма, тем не менее, оказалась хорошей школой жизни. Он умел делать все. И первый свой дом сложил из деревянных отходов. Но больше никогда не брал скрипку. К тому времени у него уже была семья и появились дети. В Коми АССР среди детей был и мой папа 1918 года рождения Эвальд Густавович. Условия жизни были жуткими. От холода, недоедания и изнурительной работы люди гибли.

Однажды Эвальд почувствовал себя совсем обессиленным, начал опухать от голода. Лежал на нарах с отрешенным взглядом, перестал говорить. И тут на него обратила внимание женщина из вольнонаемных – Анна Дорохова (Домуховская). Она и раньше видела русоволосого, складного, интеллигентного парня. Но общаться с ним не приходилось, запрещалось. А тут мысль сработала мгновенно «Надо спасать человека!». И выходила парня.

В дальнейшем определилась их общая судьба. Там, в лагере политзаключенных, и родилась у них дочка Дина, то есть я. Моя мама родилась в 1919 году в селе Торбеево Томской области в большой семье. В 1940 году она вышла замуж за Григория Дорохова и переехала с ним на Север Коми. В 1941 году он был призван на фронт, где погиб за Родину. Оставшись одна, она изо всех сил помогала всем переселенцам и их семьям. В 1944 году встретилась с Эдвальдом Рангнау. Много трудностей и горя перенесли люди, жившие на крайнем Севере. Но папа закончил вечернюю школу и его переселили в город Сыктывкар, поселок Краснозадонский на судостроительныйсудоремонтный завод. В моей памяти навсегда останется момент отъезда из лагеря на «большую землю».

По реке Сысоле, окаймленной по берегам густыми соснами и елями, плыли на большой барже люди. Стояли теплые, солнечные дни. Казалось, сама природа радовалась освобождению заключенных. Я еще никогда не видела такого скопления радостных, улыбающихся лиц. За поворотом Сысоли появилась широкая голубая полоса Вычегды. Все плывущие на барже, как по команде, вытянулись и устремили взгляды по течению реки. Там, при слиянии двух рек, недалеко от Сыктывкара, в затоне нас ожидала новая жизнь. Но и здесь – снова бараки, мало чем отличавшиеся от тех, что были в лагере. Не было лишь колючей проволоки. Первые послевоенные годы, по воспоминаниям людей старшего поколения, оказались в чем-то даже тяжелее, чем военные.

В Затоне обосновалось много людей. В основном, репрессированные – русские, украинцы, латыши, эстонцы, немцы. Все жили дружно. Общая трагедия сближала. И все-таки к немцам было особое отношение. У многих еще не прошел гнев от военного времени, когда только при одном упоминании о немцах в сознании сразу возникал образ фашизма. Однако это не надломило никого из Рангнау. В 1947 году у меня появился брат Евгений. Он унаследовал от деда Густава музыкальные способности. Получил образование в Горьковской консерватории. Закончил аспирантуру по классу флейты. Стал заслуженным артистом России.

Особое облегчение семья почувствовала в 1953 году, после смерти Сталина. Закон о реабилитации коснулся всех нас. Вскоре получили паспорта родители, а потом и мы с братом, когда стали взрослыми… Еще в школьные годы я хотела стать учительницей. В 1967 году закончила Государственный педагогический институт Коми АССР. Вышла замуж и у нас родилась дочь. Через какое-то время вернулась в родную школу с дипломом учителя физики. Ставки физика не было – работала старшей вожатой. Потом стала учителем, классным руководителем, затем завучем и наконец директором школы.

…Ну что же тут поделаешь, когда резкий поворот жизни меняет ее течение.

Осталась одна с маленькой дочкой. Родители помогали. Власти Республики Коми неоднократно предлагали возглавить народное образование. Вновь обзавелась семьей и переехала к мужу в Нижний Новгород. Здесь я проработала 33 года директором школы №74 в Московском районе. За это время школа стала одной из лучших в городе и области. 50 лет служения на ниве просвещения принесли мне звание «Заслуженный учитель РФ». На крутых поворотах истории XX века выпали тяжелые испытания на долю целых народов. В невыносимых условиях люди продолжали жить, работать, самоутверждаться, искать свое место в жизни. Спустя годы, мы не перестаем удивляться, как им удалось выстоять и доказать свое право на достойную жизнь.

Динаида Эвальдовна Рангнау

Рангнау Ирма Густавовна Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!