Бессмертный барак
Сохранено 1943076 имен
Поддержать проект

Смирнов Константин Иванович

Смирнов Константин Иванович
Страницу ведёт: Игорь Петрович Игорь Петрович
Дата рождения:
14 октября 1903 г.
Дата смерти:
июля 1942 г., на 39 году жизни
Социальный статус:
беспартийный; заведующий бондарным цехом артели "Красный бондарь", бондарь-кунгасник
Место рождения:
Астрахань, Астраханская область, Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Астрахань, Астраханская область, Россия (ранее РСФСР)
Место захоронения:
неизвестно
Дата ареста:
25 августа 1939 г.
Приговорен:
Владивостокским городским отделом НКВД 1 сентября 1939 года по ст. 58-10 УК РСФСР
Приговор:
к высылке вместе с семьей за пределы Приморского края
Реабилитирован:
3 января 1956 года Постановлением УКГБ при СМ СССР по Омской области, дело П-20640
Источник данных:
Справка уточнена по данным от родственников
Книга Памяти:
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ФОТОКАРТОТЕКА
ОТ РОДНЫХ

«Он вчера не вернулся из боя»

Мой дедушка, Смирнов Константин Иванович, родился 14 октября 1903 года в городе Астрахани в купеческой семье.

Семья не была особо богатой, но жила достойно. Отец – купец Смирнов Иван Ефимович, занимался бондарным производством, имел небольшой доходный дом. В семье было четверо детей. Дедушка был младшим. Отец его умер рано, в 1914 году. Семья продолжала жить с доходов от производства.

Революция изменила их жизнь. Дедушка, повзрослев, в 1921 году стал работать бондарем в промыслово-кооперативной артели. Эту специальность он знал по производству своего отца. В 1929 году он стал председателем правления артели.

В 1930 году дедушка вместе с семьей, которая у него уже была к тому времени, переехал жить в город Владивосток. Продолжал работать по своей специальности на бондарном заводе «Красный бондарь». Пользовался у сослуживцев авторитетом и уважением за ровный характер, рассудительность и умение уважать окружающих. Неоднократно был премирован за успехи в труде, стал Ударником промкооперации СССР.

Являлся членом Культкомиссии артели, принимал активное участие в ее работе. Пройдя проверки Рабоче - Крестьянской Инспекции по чистке советского аппарата, считался проверенным. Стал заведующим бондарным цехом завода, на котором в то время работал. Будучи уважаемым человеком, хотя и не являясь членом РКП(б), был избран в 1932 году членом Владивостокского городского совета Р.К.К. и К.Д. (Рабоче-крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов) седьмого созыва. Принимал активное участие в работе горсовета. Вносил свои дельные предложения по устранению замеченных недостатков, улучшению организации и работы учреждений и предприятий города Владивостока.

Активно наблюдал за проведением решений совета, старался устранять затруднения, возникающие при практическом проведении их в жизнь. Будучи членом городского совета, пользовался свободным доступом во все без исключения городские учреждения и предприятия и ко всем их должностным лицам, имел право требовать выдачи нужных сведений. Но, активность и принципиальность, снискавшая уважение к нему среди жителей города, его сослуживцев, нравилась далеко не всем.

25 августа 1939 года, по ложному доносу, был арестован Владивостокским городским отделом НКВД и 01 сентября осужден по ст. 58-10 УК РСФСР. Приговор: к высылке вместе с семьей за пределы Приморского края. (Реабилитирован 03 января 1956 года Постановлением УКГБ при СМ СССР по Омской области. База данных о жертвах репрессий Приморского края).

Столь «мягкий» приговор был вынесен благодаря помощи друга дедушки, ответственного работника НКВД г. Владивостока, прекрасно знавшего, что дедушка был оговорен. Собрав небогатый скарб, нажитый за годы работы во Владивостоке, семья вернулась в свой родной город, Астрахань. Дедушка вернулся на свой бондарный завод, вновь став бондарем – кунгасником. Семейная жизнь входила в старое, мирное русло. Но, война перечеркнула всё…

Когда началась Великая Отечественная война, дедушка имел право на отсрочку от призыва, но в сентябре 1941 года пошёл воевать добровольно, и в декабре был направлен на фронт, в действующую армию. Мама вспоминала, что в военном билете дедушки была указана военно-учетная специальность снайпер-разведчик.

Служил в 349-й стрелковой дивизии, получил звание «сержант», став командиром отделения разведчиков отдельной разведывательной роты.

С первых дней прибытия на фронт 349-я стрелковая дивизия вела кровопролитные бои, защищая города Украины. Боевое крещение приняла в районе Краматорска. Прорвала линию обороны противника, заняла ряд населенных пунктов вблизи Краматорска. Слева находился Славянск, справа — Изюм. Здесь дивизия удерживала оборону до середины мая 1942 года. В эти дни дедушка писал моей бабушке: «Муся, у всех одна забота – скорей разбить врага и вернуться в свою семью и начать снова свою домашнюю жизнь».

Когда немецко-фашистские войска перешли в контрнаступление, 349-я стрелковая дивизия была брошена для прикрытия фронтовой бреши, образовавшейся южнее Изюма, и была окружена.

В тяжелых боях мой дедушка получил первое ранение. У него были черные, как смоль волосы… Когда он вернулся один, из всей разведывательной группы, выполнявшей задание в тылу врага, тяжело раненым, то был совершенно седым…

После излечения в госпитале, дедушка в свою дивизию не вернулся. Был назначен в другую воинскую часть, как он написал моей бабушке. В своем письме он писал: «Муся, мы почти каждый день находимся в бою. Вероятно, скоро пойдём на отдых».

Потом, в начале июля 1942 года, были короткие дни отдыха, когда почти полностью уничтоженная дивизия была выведена для переформирования в район г. Красный Луч, Луганской области.

17 июля дивизия начала отходить к Северскому Донцу, с тем, чтобы с тяжелыми, кровопролитными боями оставить Украину. Здесь, в июле-сентябре месяце 1942 года, участвуя со своими разведчиками в очередном рейде в тыл врага, мой дедушка пропал без вести.

Всё рассказанное мне известно со слов моей бабушки и мамы, которым это рассказали соседи, воевавшие с дедушкой в одной дивизии и вернувшиеся домой с войны, и из материалов, собранных мною за годы поисков возможного места гибели и захоронения дедушки. К сожалению, пока эти поиски не дали желанного результата. Но я не теряю надежды и продолжаю мои поиски…

Таким был мой дедушка, Смирнов Константин Иванович, честный, добрый, прямой и смелый человек. Мне непривычно говорить о нем, как о дедушке… Я уже дважды дед, два с половиной года назад стал прадедушкой… Ему стать дедом так и не было суждено. А мне война не дала радости общения с ним…

Автор: Игорь Савостин, внук Смирнова К.И.

 Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!