Сохранено 2586359 имен
Поддержать проект

Уттер Иоган Оттович

Уттер Иоган Оттович
Страницу ведёт: Элиас Отис Элиас Отис
Дата рождения:
5 марта 1900 г.
Дата смерти:
12 июня 1938 г., на 39 году жизни
Социальный статус:
член ВКП(б); уполномоченный комитета заготовок СНК по Тихорецкому району
Образование:
незаконченное высшее, институт народного хозяйства
Национальность:
эстонец (шведско-немецко-эстонского происхождения)
Место рождения:
Таллин (ранее Ревель), Эстонская Республика (Эстония)
Место проживания:
Тихорецк, Тихорецкий район, Краснодарский край, Россия (ранее РСФСР)
Место захоронения:
Краснодарский край, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
12 июня 1938 г.
Приговорен:
Военной коллегией Верховного суда СССР 12 июня 1938 года как «участник троцкистской террористической диверсионно-вредительской организации»
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
Военной коллегией Верховного суда СССР 9 февраля 1960 года
Источник данных:
Справка уточнена по данным от родственников; Архивно-следственное дело: П-28973
Фотокартотека
Уттер Иоган Оттович Уттер Иоган Оттович Уттер Иоган Оттович
От родных

Происхождение

Иоган Оттович Уттер (имя при рождении — Johannes Friedrich Utter) родился 5 марта 1900 года в г. Ревель (ныне Таллинн), в семье эстонско-шведско-немецкого происхождения (из осевшей в Эстляндской губернии ветви рода Уттеров, родоначальником которого считается Olof Utter с Аландских островов, родившийся в 1430 году). В конце XIX века эстонские Уттеры считались достаточно знатными, чтобы родниться через браки с крупными землевладельцами ближайших уездов, но слишком бедными, чтобы владеть собственной мызой (поместьем) или сторониться браков с низшими сословиями (преимущественно ремесленниками немецкого и эстонского происхождения) и даже физического труда по найму: судя по всему, они происходят не напрямую от получившего шведское нетитулованное дворянство в начале XVII века Per (Peder) Månsson Utter, а от побочной ветви, которые иногда признавались дворянскими в соответствии с практикой, применявшейся в Российской Империи к балтийским шведам.

Отец Иогана, Otto Utter, родился 30 августа 1872 года в деревне Карину (волость Ярва-Яани, уезд Ярвамаа, Эстляндия), в конце XIX века был фабричным рабочим, умер 14 июля 1948 года в Таллине (Эстонская ССР); мать, Marie Luik, родилась 27 сентября 1871 года в мызе Нейенгоф на территории посёлка Козе-Ууэмыйза (волость Козе, уезд Харьюмаа, Эстляндия) — 13.08.1942). Иоган был их первенцем и старшим ребёнком в семье: родители вступили в брак 5 сентября 1899 года и венчались 19 сентября того же года в лютеранской церкви Св. Иоанна (Jaani kirik) города Ревель (Таллинн). У него был младший брат Otto Ferdinand Utter (р. 1910) и 4 младшие сестры — Hilda Johanna Urvik (Utter) (4.08.1901 — 1992), Louise Marie (Mare) Talving (Utter) (24.03.1903 — декабрь 1998), Alma Udekull (28.08.1907 — 1944) и Leida Peep (Utter) (2.01.1915 — 11.01.1992).

Крещён Иоган в понедельник 23 апреля 1900 года в ревельской церкви Св. Иоанна, вместе с 20 другими детьми (среди которых и, вероятно, его родственник по матери Richard Woldemar Luik). В этот день перед обедом пастор Grohmann выступил с речью и обратился к собравшимся, а после обеда пастор A. Hoffmann прочёл проповедь по Евангелию от Иоанна, глава 5, стихи 17-29. Вероятно, один из этих священников проводил и обряд крещения.

В годы Революции и Гражданской войны

Иоган вступил в ВКП(б) не позднее 1918 года, поскольку в более поздних документах называется коммунистом, а в кратких биографических очерках на основе рассказов родственников описывается как «профессиональный революционер». В 1917-1918 годах находился (или, во всяком случае, периодически бывал) в г. Юрьев (Тарту). Судя по записям в местных газетах, в сентябре 1917 года сделал, по крайней мере, два взноса, в 2 и 3 российских рубля, на нужды Эстонской Красной Армии, а в июле и октябре того же года, по данным Комитета питания 4-го отдела Эстонской трудовой коммуны, участвовал в раздаче хлебных пайков (по адресу: Тарту, 3-й городской район, Biff uul. 27). Некоторые дополнительные сведения о его деятельности с 1917 году (и, возможно, ранее) могут находиться в Деле 435011 Центрального государственного архива историко-политических документов Санкт-Петербурга, Фонд Р-1728, Опись 1-55.

В ноябре 1918 года Иоган был назначен командиром 2-й роты 1-го Ямбургского батальона (под началом Карла Карловича Кангера). Прошёл обучение на Третьих Советских Петроградских Финских пехотных курсах, сразу после которых как их выпускник (вместе со своими сокурсниками E. Grünberg, Jaan Jürisson, Plato, E. Luik и другими красноармейцами) был отправлен на войну в составе 2-го Вильяндиского эстонского коммунистического стрелкового полка. Как впоследствии написали в газете «Edasi» (вып. 232 от 12 октября 1924 года), поначалу при организации полка им пришлось бороться с различными трудностями: отсутствовало снаряжение, транспорт, плохо было и с продовольствием. Но «благодаря революционной энергии» они справились со всеми трудностями. Полк начал прирастать благодаря добровольцам из России и симпатизирующим им эстонцам. Полк, который был расквартирован в казармах Первого городского района Петрограда, считался наиболее благонадёжным благодаря жёсткой дисциплине военных и участвовал в петроградских революционных событиях. Благодаря сведениям, полученным от бывшего командира 1-го Таллиннского коммунистического полка L. Ritt, отправившегося в военный поход на Урал, командование Вильяндиского полка было очищено от примкнувших к нему ранее бывших белых офицеров (в т. ч. командира полка Elmar Tinn, командира батальона August Aints, заведующего хозяйством Owel, командиров рот Plato, Grossschmidt и других), которые «не делали ничего иного, кроме как раскалывали единство и порядок полка». В результате командиром полка, где служил Иоган, стал коммунист Eduard Teiter, командиром второго батальона — коммунист Jaan Jürisson, другие командиры-коммунисты — руководителями рот и групп. В частности, командиром 1-й роты был назначен Karl Sammel, который вскоре покинул полк, после чего эту должность занял сам Иоган Уттер. В составе полка он принимал участие в сражении за Нарву и установлении Эстляндской трудовой коммуны. О дальнейшем участии в боевых действиях информации не сохранилось.

Жизнь в Ленинграде

Не позднее 1920 года (судя по датировке Дела 78862 ЦГАИПД, Фонд Р-1728, Опись 1-10) Иоган переезжает в Петроград, где (совместно с другими выходцами из Эстонии) участвует в деятельности рабочего литературного кружка, которым руководит тов. Трейфельдт. В октябре 1924 года вместе с тов. Тамбергом и Орловым становится членом совета литературного кружка, а также (вместе с тов. Тамбергом и Лейнером) членом совета редакторов стенгазеты «Haridusmaja seinalehe» («Вестник Дома просвещения») и её ответственным редактором. В качестве такового он написал, как минимум, одну заметку от 28 октября 1924 года для ленинградской газеты на эстонском языке «Edasi: Venemaa Kommunistline (enamlaste) Partei Peterburi Eesti osakonna häälekandja» («Далее: Вестник Петроградского эстонского отделения Российской коммунистической партии (большевиков)») под заголовком «Haridusmaja kirjandusring tööl» («Литературный кружок Дома просвещения — в работу!»):

В среду состоялось первое заседание Литературного кружка Дома просвещения. В нём приняли участие около двух десятков человек. Важнейшим пунктом повестки дня стал детальный анализ прошедшего года, вызвавший оживлённые дискуссии и разделение мнений. Бытовало мнение, что литературный кружок — это своего рода «поэтическое объединение», задача которого — продолжение пути «знаменитых предшественников» вроде «Молодой Эстонии»; отсюда погоня за гонораром, разрушительная традиция искусства ради искусства, написание и вдохновение, нетерпеливый поиск собственных стилей и форм.
Некоторые члены общества в этом экстазе оттачивания «стиля» и вовсе доходили до парадокса, отрицая или, вернее, отодвигая на задний план содержание и требуя только «стиля».
Задачи рабочего литературного кружка были почти забыты. Совершенно забыт и тот путь, которым пролетариат идёт к созданию новой культуры, и то, что его необходимым условием является повышение уровня общественно-политического развития масс.
Это, разумеется, привело и к другой оплошности — к отказу внести нечто революционное в западноевропейскую литературу, для чего хватило бы пары лекций. Янсены, Якобсоны, «Молодая Эстония» и «Сиуру» ушли не дальше.
Товарищи! Вы уже далеко от той маленькой Эстонии, где почти нечем насытиться, кроме сонетов Марие Ундер, а потому наша задача — ввести в ваши умы новые правила.
В конце заседания было принято решение выбрать новый совет, куда вошли товарищи Уттер, Тамберг и Орлов, перед которыми была поставлена задача разработать эти правила, которые можно было бы применить на практике и в литературных кружках других рабочих клубов, не забывая и о своеобразии эстонского языка рабочего класса. Руководителем кружка остаётся товарищ Трейфельдт.
Кроме того, была избрана редколлегия стенгазеты, куда вошли товарищи Уттер, Тамберг и Лейнер. Ответственным редактором был выбран Уттер.
Удачи всем заинтересованным в деле — работникам и коллективу!

Эта заметка (за подписью «J.U.»), являющаяся на данный момент единственным сохранившимся образцом текста, написанного Иоганом Утткром, вызвала в следующем номере резкую критику со стороны его коллеги Юл. Тамберга, организатора литературного кружка.

Свою деятельность Иоган осуществляет в составе Ленинградского объединения государственных книжно-журнальных издательств РСФСР (Леногиз) Наркомпроса РСФСР (Дело 953 Центрального государственного архив литературы и искусства Санкт‑Петербурга, Фонд Р-35, Опись 2). Активно участвует в работе кружка и объединения, как минимум, до ноября 1926 года, в том числе в рамках Ленинградской исторической комиссии Эстонской Красной Армии, где участвует в мероприятиях, посвящённых созданию и деятельности 2-го Вильяндиского эстонского коммунистического стрелкового полка в 1918 году (вместе с другими участниками событий, включая тов. Александра Йеа, Эдуарда Тейтера, Карла Кангера, У. Янеса, Карла Саммеля, Й. Кирвеса, Ивана Блатта, К. Вяльяотса, У. Юхтума, В. Юхтума, Т. Тамма, А. Петрова, В. Коорта, У. Клааса, У. Юргенсона, У. Мёлдера, Й. Войтера, Й. Пиллау и Матса). Также бывает на собраниях марксистско-ленинского кружка.

Не позднее конца 1926 года увольняется из издательства и в 1927 году поступает в Институт народного хозяйства им. Ф. Энгельса (ныне Институт промышленного менеджмента, экономики и торговли), где получает незаконченное высшее образование (Дело 3871 Центрального государственного архива Санкт-Петербурга, Фонд Р-2998, Опись 1). Не позднее 1927 года (Дело 1722 ЦГА СПб., Фонд Р-3081, Опись 2) работает в Государственном институте медицинских знаний (ныне Северо-Западный государственный медицинский университет им. И. И. Мечникова). Другие сведения о ленинградском периоде жизни могут находиться в Деле 30137 ЦГАИПД СПб., Фонд Р-1728, Опись 1-4.

На посту уполномоченного комитета заготовок СНК

Не позднее (скорее всего, раньше) начала 1932 года Иоган Уттер перебрался в Придонье и женился там на Татьяне Владимировне Силаевой (07.01.1912 — 1960) из донско-казачьего рода, которая 1 ноября 1932 года в Ростове-на-Дону родила ему дочь Эдит Иоганновну Уттер (после его расстрела она вышла замуж повторно за донского казака Кошеварова, взяв его фамилию, которая досталась и Эдит, что отчасти защитило её от клейма «дочери расстрелянного врага народа»). Позднее именно Эдит Кошеварова (01.11.1932, Ростов-на-Дону — 11.08.2009, Калининград), выйдя замуж за Владилена Николаевича Адрианова (31.03.1933, Сталинград — 20.12.2013, Советск Калининградской области) и став Эдит Адриановой, продолжит род Иогана Уттера вплоть до нашего времени.

Известно, что в 1933 году Иоган Оттович проживал (или, во всяком случае, бывал по работе) в г. Миллерово Северной области Северо-Кавказского (затем Азово-Черноморского) края (ныне административный центр Миллеровского района Ростовской области), где работал уполномоченным комитета заготовок Совета народных комиссаров. В журнале «На фронте с.-х. заготовок» (Москва, 31 августа 1933 года, №16, рубрика «Факты и цифры», С. 43) мы, в числе множества подобных, находим одну из немногих архивных записей с его упоминанием: «На Миллеровском элеваторе под нажимом уполномоченного КомзагСНК тов. Уттер принято зерно с примесью спорыньи 1,4%». Из других номеров следует, что Миллеровский элеватор был проблемным объектом, где регулярно случались нарушения по хранению и отгрузке зерна, однако о причастности к этому Иогана Уттера сведений больше нет. Во всяком случае, до конца своей жизни он проживал в г. Тихорецке Краснодарского края, где всё ещё работал уполномоченным комитета заготовок СНК по Тихорецкому району, что означает, что в течение пяти лет с упомянутой публикации серьёзных оснований для его отстранения от этой должности не было.

Осуждение и расстрел

Осуждён Иоган Уттер на основании «Списка лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного суда Союза ССР» от 19 апреля 1938 года (вскоре после нашумевшего Третьего Московского процесса, официально известного как Процесс антисоветского «право-троцкистского блока»), проходившие по которому лица (прежде всего Алексей Рыков и Николай Бухарин) обвинялись «в измене родине, шпионаже, диверсии, терроре, вредительстве, подрыве военной мощи СССР, провокации военного нападения иностранных государств на СССР». Список за личными подписями И. Сталина, В. Молотова, Л. Кагановича, А. Жданова отнёс Иогана к самой «популярной» 1-й (расстрельной) категории. 12 июня 1938 года он был арестован как «участник троцкистской террористической диверсионно-вредительской организации» и в тот же день приговорён к расстрелу постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР. В тот же день приговор приведён в исполнение в г. Краснодаре, сведений о месте расстрела или захоронения не сохранилось.

Иоган Оттович Уттер реабилитирован постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР от 9 февраля 1960 года, номер архивного уголовного дела — П-28973. Материалы дела на данный момент не обнародованы.

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!