Бессмертный барак
Сохранено 1873378 имен
Поддержать проект

Жога Борис Георгиевич

Жога Борис Георгиевич
Страницу ведёт: Кулиева Антонина Кулиева Антонина
Дата рождения:
3 октября 1914 г.
Дата смерти:
24 декабря 1981 г., на 68 году жизни
Социальный статус:
студент Крымского медицинского института
Образование:
ср. специальное
Национальность:
русский
Место рождения:
Волгоград, Волгоградская область, Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Ярославская станица, Мостовский район, Краснодарский край, Россия (ранее РСФСР)
Место захоронения:
Дубовка, Волгоградская область, Россия (ранее РСФСР)
Место ареста:
Симферополь, Республика Крым
Дата ареста:
15 октября 1937 г.
Приговор:
10 лет исправительно-трудового лагеря
Источник данных:
справка составлена по воспоминаниям родственников
Раздел: Студенты
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ФОТОКАРТОТЕКА
ОТ РОДНЫХ

Моего отца, студента крымского медицинского института Бориса Жога арестовали 15 октября 1937 года прямо на лекции по физиологии. Просто вошел человек, назвал его фамилию и объявил, что тот арестован. После обыска в общежитии, ему предложили взять вещи, но он был так убежден, что это недоразумение и его сегодня же отпустят, разобравшись, что не взял ничего. Как он жалел об этом, когда спустя три месяца сидел в летней одежде и парусиновых полуботинках на перроне под конвоем среди таких же заключенных, ожидающих отправки. Позади были допросы и приговор и горькая истина: 10 лет лагерей и ничего нельзя изменить, доказать, исправить. Родственники отца жили в Сталинграде и ничего не знали о его аресте. Конвойные, молодые парни – срочники, отнеслись к нему с сочувствием. В этом этапе он был самым молодым и самым легко одетым. Они даже позволили окликнуть пробегавшего мимо малознакомого студента. Отец попросил принести из общежития его вещи и тот помчался со всех ног. Этот час ожидания запомнился ему на всю жизнь. Уже дали команду к отправке, все сидели в вагонах, а он уже ни на что не надеялся, как вдруг оклик конвойного: «Жога, на выход!» У вагона стояли три его товарища, соседи по комнате. Через начальника конвоя передали вещи и деньги – восемь рублей, сказали , что должны. Один из них плакал. Много разного было в жизни, но в те минуты отец был счастлив, потому что знал: есть теплая одежда, а главное – есть добрые люди.

До медицинского института отец год проучился в Сталинградском педагогическом институте, на физико-математическом факультете. Учебу пришлось бросить, нужно было помогать пожилым родителям: в семье еще были дети-школьники. Три месяца преподавал математику в школе младшего комсостава, а потом год работал проводником на железной дороге. Как только стало возможным, вновь пошел учиться. Но за это время решил, что будет врачом и поступил в медицинский институт в Симферополе. Учился хорошо. Жили в общежитии весело. А потом пришел 37 год, когда начались аресты в армии. В Сталинградской школе младшего комсостава брали не только курсантов, но и преподавателей. Его нашли в Симферополе.

Мы с детства привыкли, что отец может кричать во сне и никогда не боялись этого. Нужно было просто подойти к нему и разбудить. Позже узнали, что ему часто снился лагерь. Вспоминал допросы и карцер, непосильный труд на лесоповале и на стройке. Был сломан нос — сорвался с мостков вместе с тачкой, груженой кирпичами. Но полученные знания в институте пригодились, несколько лет работал в лагерном медпункте. И всегда старался помогать другим.

После освобождения восстановиться в институте не получилось, окончил с отличием медицинское училище, работал фельдшером и лаборантом. Однажды на приеме встретил своего лагерного пациента – Петра Петровича Пустошного. В этот вечер они, крепко выпив, вспоминали прошлое. Отец спас ему жизнь, поместив обессилевшего зека в больницу. Они потом дружили, ходили друг к другу в гости, играли в шахматы. У Петра Петровича было двое сыновей. Одного из них звали Борисом.

Почти все однокурсники отца погибли, оставшиеся не все ему ответили. Он очень дорожил дружбой с Алексеем Исааковичем Кальфа. Тот не только ответил отцу, но и пригласил в гости. Отец побывал у него в Евпатории, узнал о его жизни и испытаниях, которые тому пришлось пережить. Когда вышел фильм «Обыкновенный фашизм», отец посмотрел его несколько раз. Помню его слова, он говорил, что сталинизм – это почти такой же фашизм, а фашистский концлагерь и сталинские лагеря мало чем отличаются.

«Однажды в комнату к студентам
Случайно крыса забежала
И, став непрошенным клиентом,
Она корзины проверяла.

Ее увидел Правдин Боря,
Издал пронзительный он крик!
Схватил газету Жога Боря,
В углу воровку он настиг»

(Из стихов Бориса Жога для студенческой стенгазеты)

Жога Борис Георгиевич Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!