Бессмертный барак
Абдуллаев Чингиз Мирза Ага оглы
Абдуллаев Чингиз Мирза Ага оглы
Дата рождения: __ __ 1931г.
Социальный статус:
на момент ареста - студент Бакинского театрального института
Образование:
незаконченное высшее
Место рождения: Лачин (ранее Бердзор), Азербайджанская Республика
Место проживания: Баку, Азербайджанская Республика
Дата ареста: __ __ 1948г.
Приговорен:
В студенческие годы выступал за независимость Азербайджана и объединение Северного и Южного Азербайджанов, распространял листовки. В авг. 1948 исключен из института. Первый арест: 1948 за «мошенничество с нанесением вреда государству и общественному управлению». Приговор: 1948, 3 года л/с. Осв. в 08.1950 без права проживания в Баку. Планировал побег в Турцию и присоединение к азерб. эмиграции. 28.05.1956 вывесил нац. флаг АДР на Девичьей башне в г.Баку. Приговор: 1956, обв. «попытка измены родины»; 10 лет ИТЛ. Заключенный Дубровлага. Написал письмо министру юстиции СССР с протестом против несправедливого суда и требованием свободных выборов в республиках СССР. Приговор: ВС Морд.АССР, 13.07.1957, обв.: ст.58-10 ч.1 УК РСФСР; 10 лет ИТЛ с поглощением неотбытого срока по приговору 1956 за рассылку «клеветнических писем» в офиц. инстанции. Отбывал в одиночной камере Владимирской тюрьмы. Был отправлен на судебно-психиатрическую экспертизу в институт Сербского, который дал заключение о невменяемости и направил на принудительное лечение в специализированную психиатрическую клинику в Рыбинск, а затем в психиатрическую клинику в пос. Маштаги, АзССР. В результате лечения получил II группу инвалидности. Осв. 25.08.1970, спустя 14 лет и 4 месяца. После освобождения работал в Обществе слепых. 15.09.1982 проник на территорию посольства Швеции в Москве и попросил политического убежища. Жил на территории посольства, был обследован шведскими профессорами, подтвердившими его вменяемость. Президиум Верховного Совета СССР 19.10.1984 дает разрешение на выезд в Швецию, под этим предлогом его вывозят в Азербайджан и вновь помещают в Маштагинскую психиатрическую клинику, откуда освободили лишь в 1991.
Раздел: Диссиденты
Поделись историей в:
Абдуллаев Чингиз Мирза Ага оглы.

В студенческие годы выступал за независимость Азербайджана и объединение Северного и Южного Азербайджанов, распространял листовки. В авг. 1948 исключен из института. Арест: 1948 за «мошенничество с нанесением вреда государству и общественному управлению». Приговор: 1948, 3 года л/с. Осв. в 08.1950 без права проживания в Баку.

Планировал побег в Турцию и присоединение к азерб. эмиграции. 28.05.1956 вывесил нац. флаг АДР на Девичьей башне в г.Баку. Приговор: 1956, обв. «попытка измены родины»; 10 лет ИТЛ. Заключенный Дубровлага.

Написал письмо министру юстиции СССР с протестом против несправедливого суда и требованием свободных выборов в республиках СССР. Приговор: ВС Морд.АССР, 13.07.1957, обв.: ст.58-10 ч.1 УК РСФСР; 10 лет ИТЛ с поглощением неотбытого срока по приговору 1956 за рассылку «клеветнических писем» в офиц. инстанции. Отбывал в одиночной камере Владимирской тюрьмы.

Был отправлен на судебно-психиатрическую экспертизу в институт Сербского, который дал заключение о невменяемости и направил на принудительное лечение в специализированную психиатрическую клинику в Рыбинск, а затем в психиатрическую клинику в пос. Маштаги, АзССР. В результате лечения получил II группу инвалидности. Осв. 25.08.1970, спустя 14 лет и 4 месяца. После освобождения работал в Обществе слепых.

15.09.1982 проник на территорию посольства Швеции в Москве и попросил политического убежища. Жил на территории посольства, был обследован шведскими профессорами, подтвердившими его вменяемость. Президиум Верховного Совета СССР 19.10.1984 дает разрешение на выезд в Швецию, под этим предлогом его вывозят в Азербайджан и вновь помещают в Маштагинскую психиатрическую клинику, откуда освободили лишь в 1991. Уехал в Швецию.

Когда речь заходит об азербайджанских диссидентах, на ум большинству приходит лишь одно имя - Абульфаз Эльчибей, да и то потому, что он впоследствии стал президентом и его биография широко тиражировалась. А между тем «книга» истории  отечественного  диссидентства не менее славная и трагическая, чем российская, и думаю, пришло время ее кровавые страницы сделать достоянием народа.

Граждане должны знать тех, кто во времена жесточайшей диктатуры имел смелость возвысить свой голос за право быть нам, в своем Отечестве, свободными и независимыми. Несогласных с режимом, властью и даже с какой бы то ни было исходившей «сверху»  директивой, ожидала незавидная участь. Они становились жертвами неумолимого коммунистического диктата.  На них обрушивалась вся мощь бездушной государственной машины. Но люди, которым удавалось стать очевидцами их публичных протестов, восхищались ими, потому что они задевали самое живое, которое масса людей, боясь неминуемой и жестокой расправы, тщательно и глубоко скрывала. Такое могли позволить себе только герои- одиночки.

Сегодня нам мало что говорят такие имена наших диссидентов, как Джахид Хилалоглу и Чингиз Абдуллаев. Что касается последнего, прошу не путать с полным его тезкой известным писателем, хотя известность неудобного для властей молодого человека в те времена была не менее громкой. Эти двое самоотверженно боролись за независимость своей родины. Их имена долго замалчивались. Да и ныне, уже в условиях новой, свободной жизни Азербайджана о них, к сожалению, не говорят и не вспоминают.

А вот скупые до сих пор неизвестные людям архивные строчки засекреченного «дела»: «В 1957 году в знак протеста против существующего режима некий Джахид Хилалоглу поднял трёхцветное знамя Азербайджанской Демократической Республики над Девичьей башней в Баку, за что был лишен свободы сроком на четыре года, а способствовавший ему в этом Чингиз Абдуллаев — помещён в диспансер для душевнобольных».

Напомним, в те годы в СССР уже наступил конец эры сталинизма, шел процесс реабилитации жертв 37-го года, и, как утверждала советская пропаганда,  в стране стали проступать контуры долгожданной оттепели. Советский Союз пытался демонстрировать миру свою демократичность. Формально из уголовного кодекса было изъято выражение «враг народа», однако репрессивная машина продолжала действовать, хоть и в другой, более изощренной форме. Инакомыслящие объявлялись «душевнобольными», «преступниками», «ворами», «наркоманами» или  погибали в «автокатастрофах».

Не избежали этой участи и два упомянутых нами азербайджанских студента, не побоявшихся 28 мая 1957 года, на символе Баку – Девичьей башне вывесить национальное знамя, в корне отличающееся  от красного знамени советской государственности. Это был явный призыв к независимости Азербайджана. И это был не просто поступок, а подвиг, безрассудная храбрость, которая достойна народной памяти  и увековечивания. Ибо это мощный воспитательный заряд для всех поколений, знающих высокую цену свободе и демократии.

Вперед по терниям

Возможно, корни невероятного по тем временам деяния кроются в жизненном пути и воспитании юношей. У Джахида Хилалоглу Ширинова поначалу все было, как и у тысяч азербайджанских мальчишек. Родился в 1928 г. в Агдаме, но еще в детские годы с семьей переехал в Баку и учился в школе №13. В августе же 1941 г. произошло то, что стало поистине переломным в его судьбе. Без ведома родителей вместе с советскими войсками ему удается переправиться в Иран, то есть, в Южный Азербайджан. Попав в отличную от советской действительности среду, 13-летний Джахид имел реальную возможность прикоснуться к истинной, а не придуманной истории своего народа, находившегося сотни лет под оккупацией Персидской, Османской, а затем и Российской империй. Уже будучи студентом режиссерского факультет Бакинского театрального института, он вместе с единомышленниками из числа свободномыслящей молодежи с присущим юности максимализмом и безоглядностью начинает распространять идеи обретения республикой независимости, объединения Северного и Южного Азербайджана. Будущие искусствоведы и театральные деятели распространяют листовки, призывающие к демократическим выборам, свободному волеизъявлению и клеймят диктатуру коммунистического режима.

В институте Джахид знакомится с Чингизом Абдуллаевым, который разделяет его убеждения и помогает ему в распространении листовок. Их деятельность привлекает внимание спецслужб. Чингиза, уличенного в распространении крамольных прокламаций исключают из вуза и на 3 года бросают в застенок.

Джахид же по окончании института работает в Театре оперы и балета где, сколотив группу единомышленников, продолжает распространять свои убеждения, не перестает мечтать о независимости страны. Однако, убедившись в том, что  их борьба не может быть успешной  в реалиях советского режима,  они принимают решение покинуть страну и действовать за рубежом совместно с лидерами Азербайджанской Демократической Республики. Но о свободном выезде за рубеж приходилось лишь мечтать.

За рубежом можно было оказаться нелегально. Молодые люди подробно изучают карту Азербайджана и находят самую слабую точку границы с Ираном, коим являются Лерикские горы. В районах в те времена был острый голод на специалистов. Ребята обращаются в министерство культуры с просьбой послать их в Лерикский район и получают положительный ответ.

Между тем у Чингиза возникает новая идея – попросить политического убежища в США. С этой целью он покупает билет на концерт американского скрипача Айзека Стерна и при преподнесении цветов узнает у него номер телефона посольства. Представители посольства дважды встречаются с ним. Однако перед третьей встречей Абдуллаева задерживают сотрудники КГБ.

Деятельность молодых людей находилась под неусыпным наблюдением. Хилалоглу  после одного из ярких выступлений перед малознакомой аудиторией подвергают аресту, а затем по надуманному обвинению в краже, а также антисоветской пропаганде и агитации осуждают к тюремному заключению на долгих 10 лет.

Его отправляют в Мордовию в воспитательно-трудовой лагерь г. Дубровск, который по сути являлся закрытой тюрьмой для политзаключенных. Несмотря на сложности и тяжести тюремной жизни Джахид не унывает, не падает духом, занимается самообразованием и изучает английский, немецкий, французский, арабский и фарсидский языки.

По выходе из заключения он возвращается в Баку, но многие годы остается без работы. Только в 1969 г. он устраивается в Азербайджанский государственный театр драмы в Ереване в качестве режиссера-актера. Однако и тут КГБ не оставляет его в покое, приглашая на «беседы» по самым  разным поводам – то за не «тот» тон при выступлении на сцене, то за не «ту» интерпретацию произведения, то за «национальный» окрас тостов во время застолий.

Жизнь Джахида прервалась 30 мая 1991 г. в результате «загадочного» наезда автомобиля «Волга». Он не дожил всего несколько месяцев до дня объявления независимости Азербайджана, борьбе за которую он отдал свою жизнь.

Судилище

Другой наш герой, руководитель одного из тайных студенческих кружков, действующих в 1947-50 гг., Чингиз Абдуллаев, родился в 1929 г. в Лачине. Обладающий с раннего детства пытливым умом и смекалкой, дерзкий и склонный к предельной честности, Чингиз в театральном институте, вместе с единомышленниками создает кружок, идеей которого была борьба за независимость родины. Разумеется, довольно скоро их «вычисляют», и в августе 1948 года Чингиза отчисляют из института и приговаривают к трехлетнему тюремному заключению. Его обвиняют в «мошенничестве с нанесением  вреда государству и общественному управлению». Свой срок он отбывает в самых строгорежимных колониях.

Освободившись в августе 1950 г., он вновь налаживает связи со своими товарищами, хотя ему и запрещено даже приближаться к Баку. Самым верным и последовательным из них  он считает Джахида, с которым раздумывает над новыми формами борьбы. Поняв, что в СССР  нет места свободомыслящим, они принимают решение бежать из страны в Турцию и присоединиться к эмигрировавшим туда руководителям демократической республики.

Как гром среди ясного неба прозвучало написанное в то время Чингизом Абдуллаевым письмо министру юстиции СССР Болдыреву Оно всем своим содержанием било по основам советской власти. В нем он пишет буквально следующее: «Меня судили по обвинению в призывах к свержению коммунистического режима, содержащего людей в рабстве и голоде. Вынужден заявить, что судебный процесс был похож на театральную постановку, в ходе которого судья-марионетка даже не позволил мне вымолвить слово. Мне не дали даже заключительного слова, поскольку боялись моей речи, моих обвинений в их адрес.

Я собирался сорвать маски с их лица, обвинить все ветви власти в кровожадности, мошенничестве, угнетении собственного народа. Я имел намерение выступить в защиту национальных интересов всех республик и открыто заявить о колониальной и имперской сущности коммунистического режима и потребовать свободных выборов во всех республиках СССР под контролем ООН. Суд в нарушении всех прав и свобод, которые прописаны в Конституции страны, не дал мне выступить с заключительным словом.

Считаю, что вся судебная и прокурорская система СССР действует по поручению сверху. С категоричностью заявляю, что я - сын Азербайджана и веду беспощадную борьбу с подлым коммунистическим режимом.

Я хочу выступить с докладом о положении дел в Азербайджане, Грузии и других республиках. Моя цель – добиться решения Генеральной Ассамблеи ООН о свободных выборах в республиках СССР.

Напомню, что в  подписанной Россией 16 ноября 1917 г. Декларации  прав народов Советская власть объявила всему миру об основополагающих принципах вновь созданного многонационального социалистического государства – суверенитете и равенстве всех народов России, признании права наций на самоопределение, на отделение от России и строительство своих государств и т.д. Эти принципы нашли отражение при создании СССР в декабре 1922 г. и в официальных документах, подписанных председателем Совнаркома В.И.Лениным. Ленин  в своих работах открыто пишет, что союз наций создается на добровольных началах и каждая из республик может выйти из состава союза.

Спрашиваю: почему коммунистический режим и советская власть не выполняет завещание Ленина? Этот агрессорский, кровожадный, мошеннический коммунистический режим, заявляя «мы идем ленинским путем», открыто вводит в заблуждение мировую общественность. Если страна придерживается пути Ленина, то почему режим не признает права народов и республик на самоопределение?

По Конституции СССР каждый гражданин имеет право отказаться от проживания здесь и уехать в любую страну. Почему же режим не придерживается Конституции? Если он не согласен с этими статьями Конституции – Основного закона страны, то почему эти статьи не исключаются из его состава?»…

Результатом этого письма становится второй процесс, состоявшийся 13 июля 1957 г. и Чингиз получает срок наказания в 10 лет. Его отправляют во Владимир в тюрьму особого режима, где Абдуллаев содержат в одиночной камере.

Поскольку Абдуллаев продолжал свою деятельность и не собирался отказываться от своих убеждений, его направляют на судебно-психиатрическую экспертизу в институт Сербского.

Всесоюзный институт Судебно-врачебной психиатрической экспертизы им. Сербского в те годы специализировался на диагностике «несогласных» с режимом и им руководила М.Ф. Талсе дочь основоположника репрессивной машины коммунистов Феликса Дзержинского.

Руководимая ею комиссия, в разрез своему решению о полной вменяемости Чингиза Абдуллаева, вынесенному ранее, в 1956 г., теперь дает другое заключение о его «невменяемости» и направляет его на принудительное лечение в специализированную психиатрическую клинику в Рыбинск, оттуда о просьбе бакинских чекистов его переводят в психиатрическую клинику Баку, расположенную в пос. Маштаги.

В результате многолетнего «лечения» специальными препаратами у Чингиза начинаются серьезные проблемы со здоровьем. У него диагностируют глаукому, язву желудка и 12-перстной кишки, панкреатит, и врачебная комиссия устанавливает ему вторую группу инвалидности. Самая «гуманная» советская правовая система освобождает его из «больницы-тюрьмы» только спустя 14 лет и 4 месяца, 25 августа 1970 г.

По освобождении он устраивается на работу в Общество слепых, где не перестает говорить о свободе, репрессивном советском режиме, его жестокости, беззакониях. Чингиза продолжают держать под наблюдением, формируя при этом мнение о его душевной болезни и психической несостоятельности, что якобы и является причиной таких разговоров и умозаключений.

Несмотря на постоянную слежку и контроль спецслужб, Чингиз не перестает лелеять надежду на выезд за рубеж. Он в сентябре 1982 г. приезжает вновь в Москву и 15 сентября ему удается попасть на территорию посольства Швеции. Он перепрыгивает через забор и просит политического убежища.

Чингиза принимают посол Карл де Геер и первый секретарь посла Хелл Грен. Выслушав его рассказ, для вынесения заключения о его психической вменяемости Чингиза направляют к посольскому врачу. Не ограничившись этим, из Швеции вызывают двух профессоров, которые подтверждают полную психическую вменяемость диссидента.

В Швеции выходят статьи о Чингизе и репрессиях в отношении советского диссидента.

Чингиз продолжает жить в посольстве Швеции, пока ожидает разрешения на въезд в страну, что не может не беспокоить советскую сторону. Назревает международный скандал и власть вновь прибегает к обману: Чингизу обещают неприкосновенность при условии, если он покинет здание посольства, пока ждет оформление документов на выезд. Это был откровенно бесстыдный обман.

Президиум Верховного Совета СССР затягивает вопрос его выезда и наконец 19 октября 1984 г. дает разрешение. В тот же день его вывозят в Азербайджан и вновь помещают в маштагинскую психиатрическую клинику.

Из больницы-тюрьмы его выписывают только после развала СССР. Но это уже старый, больной человек, в котором продолжает жить дух свободы и который не перестает лелеять мечты об отъезде из страны. Наконец в 1991 г. шведское посольство предоставляет ему политическое убежище, и Чингиз Абдуллаев уезжает за границу. Последнее известие от Чингиза поступило из города Берн (возможно, он переехал в Швейцарию) в 1998 г.

Мечты Чингиза Абдуллаева и Джахида Хилалоглу наконец-то сбылись. Азербайджан, другие республики и даже сама Россия обрели независимость, советская система рухнула, коммунистический режим пал. Над Азербайджаном вновь поднят триколор, который  ныне развевается на просторах страны.

Есть ли в этом заслуга наших героев? Безусловно – есть. Это они и их безымянные соратники приближали заветную мечту азербайджанского народа – независимость страны. К сожалению, им не удалось вкусить плодов свободы и демократии. Но их дела  и их самих мы не должны забывать. Они наша история.

Не настало ли время увековечить память этих героев, отдавших свою жизнь в буквальном смысле слова во имя трехцветного азербайджанского флага?! Недавно на территории Площади флага был открыт музей Флага Азербайджана. Однако в этом музее мы не увидели имен Чингиза Абдуллаева и Джахида Хилалоглу, а именно они больше всех остальных заслуживают того, чтобы здесь появился уголок, в котором будет увековечена их память, не так ли? А может, настало время вспомнить об истинных героях, безымянных героях нашей страны? Почему безымянных? Так верните им имя! Они заслужили это своей смертью, как и жизнью…

Абдуллаев Чингиз Мирза Ага оглы Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!