Бессмертный барак
Сохранено 2155523 имен
Поддержать проект

Кашкин Алексей Михайлович

Кашкин Алексей Михайлович
Дата рождения:
14 февраля 1903 г.
Дата смерти:
6 апреля 1937 г., на 35 году жизни
Социальный статус:
с 1934 года - директор Томского индустриального института (ныне Томский Политехнический университет)
Образование:
высшее; Сибирский геолого-разведочный институт, Ленинградский горный институт (ЛГИ)
Национальность:
русский
Место рождения:
Селты село (ранее Кильмезь-Селтинское), Удмуртская Республика, Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Томск, Томская область, Россия (ранее РСФСР)
Место захоронения:
Новосибирск, Новосибирская область, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
27 августа 1936 г.
Приговорен:
Военной коллегии Верховного суда СССР 6 апреля 1937 года по обвинению в контрреволюционной деятельности ст.ст. 19, 58-8,58-11 УК РСФСР
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
Военной коллегией Верховного суда СССР от 7 июля 1958 года за отсутствием состава преступления
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОТОКАРТОТЕКА
ОТ РОДНЫХ

Если Вы располагаете дополнительными сведениями о данном человеке, сообщите нам. Мы рады будем дополнить данную страницу. Также Вы можете взять администрирование страницы и помочь нам в общем деле. Заранее спасибо.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Директор Томского индустриального института в 1934-1936 гг. Расстрелян в 1937 году

    Родился 14.02.1903 в с. Селты Вятской губернии. В г. Малмыж окончил 7 классов мужской гимназии, в последующем занимался самостоятельными заработками, самообразованием и общественной работой. В 1920-1921-служба в Красной Армии. В августе 1920 был принят в члены РКП(б). По поручению партийного руководства 8 лет работал в партийных организациях гг. Вятка, Казань, Ульяновск, Ойрот-Тура, Минусинск, выполняя должности от политрука, лектора-методиста до секретаря Ойротского ОК ВЛКСМ, заведующий орготделом ОК ВКП(б).

     21.09.1928 был командирован в Томск, зачислен вольнослушателем в Сибирский технологический институт (СТИ). С распадом СТИ в 1930 К. перешел в дочерний – Сибирский геолого-разведочный институт (СибГРИ). В сентябре 1930, будучи членом Томского горкома ВКП(б) и кандидатом Бюро, студент К. был назначен ВРИО директора Сибирского геолого-разведочного института и освобожден от этой должности в марте 1931 для продолжения учебы в институте. Для получения специальности, которой не было в СибГРИ, К. добивается перевода в Ленинградский горный институт (ЛГИ) для окончания обучения по гидрогеологической специальности (инженерная геология). Получив диплом инженера-геолога в мае 1932 К. стал аспирантом ЛГИ. До октября 1934 работал на ответственных должностях в среднеазиатском геологоразведочном тресте г. Ташкента и в ЛГИ.

     Приказом по ГУУЗ НКТП СССР (г. Москва) № 26/560 от 21.11.1934 К. был назначен временно исполняющим обязанности директора Томского индустриального института, затем приказом по Народному комиссариату тяжелой промышленности № 248 (г. Москва) от 26.02.1935г. – директором этого вуза. За короткий период своего директорства К. удалось решить ряд организационных вопросов в развитии и укреплении материальной базы, подбора преподавательского состава и административного персонала вновь созданного института. Под его руководством были начаты работы по благоустройству общежитий и строительству учебного корпуса для горного факультета.

      07.08.1936 К. был исключен их партии. В вину ему ставилось то, что, будучи кандидатом в члены бюро горкома ВКП (б) в 1937г., выступал против исключения из партии одного из членов антипартийной группы Нусинова (бывшего секретаря Томского окружкома ВКП (б) и Каврайского. Являясь директором института, «встал на прямой путь прямого противодействия линий горкома ВКП (б) по выявлению и разоблачению троцкистских элементов в институте». 20.08.1936 К. был освобожден от должности директора, 27.08.1936 арестован. На первом допросе 28.08.1936 ему было предъявлено обвинение в активной контрреволюционной троцкистской деятельности и подготовке террористического акта против секретаря Западно-Сибирского крайкома ВКП (б) Р.И. Эйхе. К. это обвинение не признал. Следующий допрос состоялся в октябре 1936, во время которого К. полностью признал свою активную троцкистскую деятельность, проводимую Западно-Сибирским троцкистским центром. По заданию этого центра он, якобы, принимал участие в подготовке террористического акта на секретаря Западно-Сибирского крайкома ВКП (б) Эйхе, дискредитировал экономическую политику советского государства и готовил покушение на Сталина. С этой целью он установил связь с террористической организацией, действующей в институте под руководством профессора Галахова Ф.В. 28.08.1936 против него было выдвинуто официальное обвинение в контрреволюционной деятельности (принадлежность к «контрреволюционной троцкистской организации»). В справке УНКВД указывалось (без ссылки на источники), что К. сгруппировал вокруг себя исключенных из ВКП (б) троцкистов, зиновьевцев и занимался контрреволюционной пропагандой. Этого было достаточно для санкции прокурора по Западно-Сибирскому краю на его арест.

      В этот период в стране после известных событий 1 декабря 1934 борьба с троцкизмом было объявлена основным направлением в деятельности партийных организаций. Со стороны центральных партийных органов были получены прямые директивы на ужесточение репрессий против любых проявлений троцкизма без соблюдения какой-либо законности. Знакомство со следственным делом К. дает возможность убедиться, что все обвинения строятся на его собственном признании или показаниях ранее, или позже арестованных лиц, в стремлении показать о существовании в институте двух контрреволюционных организаций, тесно сотрудничавших между собой – троцкистской и террористической фашистской, по подготовке террористических актов против руководителей партии и государства. В деле для убедительности подшит акт обследования лаборатории химико-технологического факультета (руководитель – профессор И.И. Котюков), в котором сделан вывод, что лаборатория располагает достаточным количеством реактивов для производства любых отравляющих и взрывчатых веществ в лабораторных условиях. «Дирекция в хранении и контроле допустила преступную халатность и тем самым создала возможность для преступных действий». Однако, материалов о действительном производстве таких веществ, тем более их применения, в деле не имеется. В обвинительном заключении от 05.04.1937 К. обвинялся в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 19, 58-8,58-11 УК РСФСР (подготовка террористического акта, контрреволюционная оппозиционная деятельность). Дело было рассмотрено 06.04.1937 на закрытом заседании Военной коллегии Верховного суда СССР без участия обвинения и защиты, без вызова свидетелей. Заседание открылось в 10 час. 45 мин. И закрылось в 11 час. вынесением приговора – расстрел с конфискацией имущества. Приговор был окончательным, обжалованию не подлежал и в тот же день был приведен в исполнение в г. Новосибирске.

      По одному делу с К. прошли как участники троцкистской организации: Безденежных Н.М. – заместитель директора по административно-хозяйственной работе; Николаев Г.Р. – научный сотрудник кафедры «Двигатели внутреннего сгорания»; ассистент Солоницин Т.Я., аспиранты: Гадибиров А.Н., Горсунов П.И., Машкин Л.Г., Пышкин В.А.; студенты: Новиков И.С., Москаленко А.И., Шахтаров Г.Ф. Были обвинены в принадлежности к троцкистской организации и контрреволюционной деятельности и.о. заведующего кафедрой социально-экономических наук Копьев И.И., преподаватели этой кафедры Грунес Ф.Б., Лаптева О.И., Мясковская М.И. Многие из них также были приговорены к расстрелу.

       В 1958 следственное дело на К. было подвергнуто дополнительному рассмотрению Военным прокурором СибВО по Томской области и 03.07.1937 Военная коллегия Верховного суда СССР приговор в отношении К. от 06.04.1937 отменила и дело было прекращено за отсутствием состава преступления. При проверке все показания К. и других лиц о проводимой контрреволюционной деятельности не нашли подтверждения, и все они были реабилитированы. В следственном деле К. имеется справка о том, что следователи НКВД по его делу, Попов, Успенский и Пастаногов, за нарушение социалистической законности и фальсификацию дел осуждены. 

Спецсообщение Н.И. Ежова И.В. Сталину о "террористической" группе научных работников в Западно-Сибирском крае

19.04.1937 
№ 56853 
Совершенно секретно 
СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. СТАЛИНУ 
Посылаю справку по делу вскрытой и ликвидированной в Западно-Сибирском крае фашистской террористической организации, возглавлявшейся профессором Томского индустриального института ГАЛАХОВЫМ Ф.В., состоявшей в организационной связи с троцкистско-зиновьевской террористической организацией, руководившейся МУРАЛОВЫМ. 
Прошу санкционировать негласное рассмотрение дела по обвинению участников указанной организации Военной коллегией Верховного суда СССР с применением закона от 1 декабря 1934 года. 
Народный комиссар внутренних дел Союза ССР ЕЖОВ 
СПРАВКА 
по делу ликвидировавшейся фашистско-террористической организации 
в Западно-Сибирском крае, состоявшей в организационном блоке 
с троцкистско-зиновьевской террористической организацией, 
руководившейся Мураловым 
В процессе следствия по делу троцкистско-зиновьевской террористической организации в Западно-Сибирском крае вскрыта и ликвидирована террористическая организация в количестве 14 человек, возглавлявшаяся профессором Томского индустриального института Галаховым Ф.В. 
Указанная организация ставила своей задачей свержение Советской власти и установление фашистской диктатуры в СССР. Основным своим методом борьбы с ВКП(б) и соввластью организация избрала террор против руководителей партии. 
После убийства тов. Кирова организация на своих сборищах приняла решение о блоке с троцкистами и о контактировании своей террористической деятельности с троцкистской террористической организацией, существовавшей в г. Томске и возглавлявшейся террористами Кашкиным, Николаевым и Пышкиным (арестованы). 
*Непосредственная связь с троцкистской организацией была установлена Галаховым через Кашкина в январе 1935 г. Тогда же Галахов получил заказ от Кашкина на изготовление разрывных снарядов для террористических целей троцкистской организации*. 
О создании блока троцкистской организации с фашистской и о заказе на изготовление разрывных снарядов Кашкин информировал руководителя троцкистского западно-сибирского центра троцкистов Муралова, которым его (Кашкина) действия были одобрены. 
Эта организация, состоявшая преимущественно из научных работников Томского госуниверситета, индустриального института, работала над изобретением и применением утонченных способов террора, в частности беззвучного прибора, посредством которого можно было бы поражать на расстоянии снарядом типа иглы, отравленной ядом кураре. 
Кроме того, организация использовала химическую лабораторию индустриального института для изготовления разрывных снарядов и отравляющих веществ для террористических целей... 

РГАСПИ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 301. Л. 178—180. Подлинник. Машинопись. 
* Справка публикуется частично. 
На первом листе имеются рукописные пометы: «За. И. Сталин. За. Каганович. Молотов. Ворошилов». 

Кашкин Алексей Михайлович Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!