Бессмертный барак
Спирин Иван Маркелович
Спирин Иван Маркелович
Дата рождения: __ __ 1894г.
Дата смерти:28 февраля 1938г., на 45 году жизни
Социальный статус:
начальник редакции паровозно-вагонной литературы Трансжелдориздата НКПС
Образование:
высшее
Место рождения: Мордвиново деревня, Клепиковский район, Рязанская область, Россия
Место проживания: Москва, Россия
Место захоронения:Бутовский полигон место массовых расстрелов, Москва, Россия
Национальность:
русский
Дата ареста: 11 января 1938г.
Приговорен:
Комиссией НКВД СССР и прокурора СССР 20 февраля 1938 г., обв.: шпионской деятельности в пользу Японии
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
21 мая 1957 года
Источник данных:
ГАРФ, фонд 10035, оп. 1, дело П-32596
Книга Памяти:
Раздел: КВЖД
Поделись историей в:
Спирин Иван Маркелович. Спирин Иван Маркелович. Спирин Иван Маркелович. Спирин Иван Маркелович.

Трудовую деятельность начал в 14 лет, учеником на граверной фабрике, а с 1912 года связал свою жизнь с железнодорожным транспортом, поступив на работу в депо  на станции Иннокентьевская (ст. Иркутск-Сортировочный) Томской ж.д., где работал сначала слесарем,  а затем машинистом. С 1917 по 1922 годы там же находится на выборных должностях. В 1922 году его направляют на учебу в Москву, в институт инженеров железнодорожного транспорта.

После окончания учебы работает заместителем начальника службы тяги Северных ж. д., начальником сектора деповских устройств Центрального управления паровозного хозяйства НКПС.

26 мая 1934 года командируется на КВЖД и с 1 июня приступает к работе в должности инженера по рационализации технических служб Управления КВЖД, а уже 20 ноября назначается начальником Пенсионного отдела.

26 марта 1935 года, в связи с продажей КВЖД правительству Маньчжоу-Го, уволен и 19 июня 1935 года выезжает в Москву, где работает в  Трансжелдориздате начальником редакции паровозо-вагонной литературы.

В начале января 1938 года, вернувшиеся из отпуска оперуполномоченный 2 отделения 3 отдела УГБ УНКВД Московской области, мл. лейтенант ГБ Феодосья Алексеевна ШЛИХТ готовит Постановление об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения очередному «харбинцу» - Спирину Ивану Маркеловичу, изобличая его в том , что

«… занимается шпионской деятельностью в ползу одного иностранного государства».

11 января Спирина арестовывают и помещают в Бутырскую тюрьму.

Первый допрос, впрочем, как и все последующие, состоявшийся 15 января 1938 года проводил  оперуполномоченный 2 отделения 3 отдела УГБ УНКВД Московской области, сержант ГБ МОЧНОВ. Вопросы "стандартные" для "харбинцев": как и когда попали в Харбин?, с кем там общались?… Ответы Спирина обстоятельные и никого не компрометирующие. Через 10 дней повторный допрос. Опять фамилии круга общения, после некоторых фамилий записано  - "арестован" и признание:

"Да, я признаю, что будучи в Харбине вращался среди врагов народа (ныне арестованных)".

В конце допроса  следователь задает вопросы о вербовки Спирина, для шпионской работы, сотрудником коммерческой службы станции Маньчжурия Федоренко. Ответ:

"Никакой шпионской работы я не проводил. Вербовки не было."

Однако, уже на следующем, третьем и последнем допросе, состоявшимся 11 февраля 1938 года Иван Маркелович признает:

"… Для шпионской работы был завербован Федоренко, имеющим связи с Японской разведкой. Вербовка была оформлена устно. … Денег не получал".

22 февраля готово обвинительное заключение. Спирин обвиняется:

«… в том, что был в Харбине завербован для шпионской работы и по приезде в СССР занимался шпионской деятельностью».

На этим обвинительном заключении стоят подписи сотрудников УГБ УНКВД МО МОЧНОВА, ВОЛЬФСОНА, СОРОКИНА и ЯКУБОВИЧА.

Постановление НКВД и Прокуратуры СССР от 20 (так в документе) февраля 1938 года, о расстреле Спирина Ивана Маркеловича, приведено в исполнение 28 февраля.

Жена Спирина – Варвара Александровна, все годы, пытавшаяся узнать что-либо о судьбе мужа, в своей жалобе, написанной 1956 году, в Комиссию Партийного Контроля, в частности отмечает: 

«После его ареста я много потратила сил и энергии на его розыски, которые не привели ни к каким результатам.

В 1938 году в Матросской Тишине мне сообщили, что его по постановлению тройки от 28 февраля 1938 года выслали в режимные лагеря сроком на 10 лет.…

В 1946 году я получила из Первомайского ЗАГСА свидетельство о том, что он умер 5 сентября 1943 года от паралича сердца».

В связи с этой же жалобой, УМГБ по Московской области, в ходе проверки дела Спирина, проводит большую работу, по изучению обстоятельств дела. Отправлются десятки "Требований" в картотеку отдела "А" МГБ СССР, запросы в Центральный Государственный исторический архив в Ленинграде, в Институт истории Партии МК КПСС. Так же затребуют и рассматривают обзорные справки по делам других лиц, упомянутых в деле и, что самое интересное - справку по архивно-следственному делу СОРОКИНА И.Г. – бывшего начальника №-го отдела УГБ УНКВД Московской области, капитана ГБ. Его показания проливают свет на методы ведения "следствия" в Московской области. Вот фрагмент из показаний СОРОКИНА, касающиеся старшего лейтенанта ГБ ВОЛЬФСОНА:

"… Вольфсон не знал предела своей подлой работы, аресты по харбинской организации проводил чуть ли не целыми семьями, оформлял дела как на шпионов, в число которых включал неграмотных и малограмотных женщин. На мое заявление Вульфсону об осторожном действии, он мне ответил: "А все же дела на харбинцев в центре проходят лучше, чем по полякам. Ни одного дела не завернули на доследование". Однако Вульфсон во время операции по харбинцам не было вскрыто ни одного серьезного дела.

Так же нагло Вульфсон проводил операции по харбинцам и китайцам в феврале – марте месяце 1938г. Когда я проверял следственные дела на китайцев и пытался часть из них передопросить, то из этого у меня ничего не вышло, так как они очень слабо знают русский язык, но не глядя на это, Вольфсон их допрашивал без переводчика, после чего передавал их дела на Тройку НКВД СССР, которая приговаривала их к заключению в лагеря на разные сроки…"

29 сентября 1956 года зам. Генерального Прокурора СССР вносит протест в Военную Коллегию Верховного суда СССР, который 21 мая 1957 удовлетворяется:

"Отменить постановление НКВД и Прокурора СССР от 20 февраля 1938 года в отношении Спирина Ивана Маркеловича и дело о нем производством прекратить за отсутствием состава преступления".

P.S.  Вот фамилии и должности тех сотрудников карательных и надзорных органов, которые причастны к фабрикации этого уголовного дела:

Шлихт – мл. лейтенант ГБ, оперуполномоченного 2-го отделения 3-го отдела УГБ УНКВД МО;

Мочнов – сержант ГБ, оперуполномоченного 2-го отделения 3-го отдела УГБ УНКВД МО;

Вольфсон Станислав Францевич - старший лейтенант ГБ,  начальник 2 отделения 3 отдела УГБ УНКВД МО;

Сорокин Иван Григорьевич – капитан ГБ, начальник 3 отдела УГБ УНКВД МО

Реденс Станислав Францевич – капитан ГБ 1 ранга, начальник 3-го отдела УГБ УНКВД МО;

Якубович Григорий  Матвеевич – майор ГБ (?), зам. начальника УГБ УНКВД МО.

О судьбе Мочнова мне пока ничего неизвестно, четверо последних  были приговорены к ВМН в 1939 - 1904 годах, их осудили "за участие в антисоветском заговоре и шпионаже", но известно, что Вольфсону ВМН заменили на 15 лет ИТЛ.
Что касается Шлихт, то она к ответственности на привлекалась...

Спирин Иван Маркелович Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!