Бессмертный барак
Сохранено 2144334 имен
Поддержать проект

Александров Алексей Яковлевич

Александров Алексей Яковлевич
Страницу ведёт: genius genius
Дата рождения:
17 марта 1883 г.
Дата смерти:
16 февраля 1951 г., на 68 году жизни
Социальный статус:
служащий, мещанин (горожанин, городской житель). Магистр фармации, провизор
Образование:
высшее
Национальность:
русский немец
Место рождения:
Москва, Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Москва, Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Ейск, Краснодарский край, Россия (ранее РСФСР)
Место захоронения:
Абезь, Республика Коми, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
26 сентября 1945 г.
Арестован:
Либкнехтовским РО НКГБ в с. Великокняжеское
Приговорен:
Военным трибуналом Ставропольского края 16 ноября 1945 год по обвинению в «контрреволюционной пропаганде и антисоветской агитации, проживание на временно оккупированной территории, проживание за границей» по ст.ст. 58-1 "а", 58-10 ч.2 УК РСФСР
Приговор:
10 лет исправительно-трудового лагеря с конфискацией имущества и поражением в правах на 5 лет
Реабилитирован:
Президиумом Ставропольского краевого суда 17 апреля 1995 года на основании ст. 5 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года
Источник данных:
Справка составлена по данным от родственников
Бержеминский Михаил Михайлович Бержеминский Михаил Михайлович шурин Мартенс (Биржеминская) Крейда Михайловна Мартенс (Биржеминская) Крейда Михайловна своячница Бержеминский Виктор Иванович Бержеминский Виктор Иванович племянник Бержеминская (Панасенко) Агафия Степановна Бержеминская (Панасенко) Агафия Степановна своячница Бержеминский Иван Михайлович Бержеминский Иван Михайлович шурин Бержиминский Иван Яковлевич Бержиминский Иван Яковлевич дядя жены Домме (Биржеминская) Анна Михайловна Домме (Биржеминская) Анна Михайловна своячница Бержеминская Анна Михайловна Бержеминская Анна Михайловна племянница Зингер Елизавета Вильгельмовна Зингер Елизавета Вильгельмовна родственник Биржеминский Михаил Михайлович Биржеминский Михаил Михайлович племянник Имгрунт Валентина Ивановна Имгрунт Валентина Ивановна родственник Бержеминский Александр Михайлович Бержеминский Александр Михайлович племянник Бержеминская (Энгель) Матильда Карловна Бержеминская (Энгель) Матильда Карловна своячница Александрова Екатерина Яковлевна Александрова Екатерина Яковлевна сестра Биржеминская Нина Иосифовна Биржеминская Нина Иосифовна племянница Биржеминская Валентина Иосифовна Биржеминская Валентина Иосифовна племянница Аберле Мария Карловна Аберле Мария Карловна своячница Биржеминский Иосиф Михайлович Биржеминский Иосиф Михайлович шурин Биржеминская Лидия Александровна Биржеминская Лидия Александровна племянница Биржеминская Лина Александровна Биржеминская Лина Александровна племянница Биржеминская (Бухгольц) Эрна Фридриховна Биржеминская (Бухгольц) Эрна Фридриховна своячница Биржеминский Александр Михайлович Биржеминский Александр Михайлович шурин Александрова Нина Алексеевна Александрова Нина Алексеевна дочь Биржеминская (Эберле) Анна Кондратьевна Биржеминская (Эберле) Анна Кондратьевна теща Биржеминский Михаил Яковлевич Биржеминский Михаил Яковлевич тесть Биржеминская Екатерина Михайловна Биржеминская Екатерина Михайловна жена
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ОТ РОДНЫХ

Биография

Из потомков детей боярских, дворян московских, московских городских жителей и почётных граждан города Москвы.

Алексей Яковлевич Александров родился 17 марта 1883 года по календарю юлианского стиля (29 марта — по современному григорианскому календарю) в городе Москве Российской империи: биологическая мама Ольга фон Браун, приёмная — Елена Казова.

Крещён, ортодокс. Отец Александров Яков (≈ 1840 г.р., в Tschuchui), также ортодоксальной веры. Мать — евангелистка.

Старшая сестра — Александрова Екатерина Яковлевна, — служила агентом в Тайном охранном полицейском отделении Российской империи за рубежом (CIA USA (документы о царской охранке России) Женщины России на службе по охране интересов своей страны. // The Okhrana’s Female Agents — Part I: Russian Women (Агент по имени Катя). // The Okhrana’s Female Agents — Part II: Indigenous Recruits ("имена самых важных агентов посланных Россией были Alexandrov, Чижиков, Бродский, Боровская, Грам… 1885‒1905 в Вену, Париж, Германию…)), которая — согласно адресной книге "Вся Москва" за 1925 год, — проживала на в доме даче в Люблино, по улице Курская 42 (НКПС). НКПС — Народный комиссариат путей сообщения или Наркомпуть.

Ещё имелись родные браться и сводные сёстры (Васильевы, Поповы).

По данным архивной справки из Германии: со слов сына — многие близкие родственники и родители, сосланы в Сибирь после революции.

Является инвалидом детства по зрению в связи с отсутствием глаза (выбил при стрельбе с рогатки и заменён на косметологический стеклянный протез).

В совершенстве владеет русским, немецким, латынью и греческим.

В 1902 году работает в Петровской аптеке города Москвы Российской империи.

В 1906 году берёт в жёны Ольгу Евграфовну Алексееву (также фармацевт) в городе Москве Российской империи.

22 февраля 1906 года сдаёт экзамены в Московском Университете Российская Империя, на помощника аптекаря (удостоверение № 482).

2 мая 1914 года сдаёт экзамены в Московском медицинском университете Российской империи и получает высшую учёную степень фармацевт-провизор (г. Москва, удостоверение № 2142).

9 июня 1916 года назначен фармацевтом (Кондуитный список Московского врачебного управления № 6704, г. Москва, Российская Империя).
В 1917 году направлен в Ейск Российской империи, заведующим аптекой.

После революционных событий, в пользу «революционного трудового народа» экспроприирована родовая недвижимость в Москве и Московской области.

В мае 1920 года принят в члены Медсантруд профсоюза (членский билет № 283, г. Москва).

В 1936 году назначен управляющим аптекой № 58 в селе Великокняжеское Либкнехтовского района по улице Большая Голландская.

Вдовец: 19 июня 1937 года умирает первая жена Ольга Евграфовна Александрова (Алексеева) от рака ротовой полости.

19 ноября 1937 года берёт в жёны Екатерину Михайловну Биржиминскую (Birscheminski, 23/27 октября 1917 г.р.; после смерти Александрова, в гражданском браке с Мазукабзов Ахмед Булатович (1910)) из с. Великокняжеское.

В 1938 году рождается дочь Лия (Ия) Алексеевна Александрова, которая трагически умирает в 1939 году от менингита.

8 января 1941 года рождается Нина Алексеевна Александрова (Nina Alexandrow).

С августа 1942 по январь 1943 года на сходе жителей был избран и утверждён в должности заместителя старосты сельуправы, что в дальнейшем также послужило обвинением при аресте.

Поездом специального назначения XXVII, через Польский коридор вывозятся на территорию Рейха вместе со всей семьёй.

По поздним рассказам жены и дочери Александрова, находились в лагерях различных городов (Дрогобыч, Бреслау, Кульм).

В феврале 1944 года вместе с семьёй находится в концентрационном лагере барак 8 секция 12: Белгард, Поммерания (нем. Belgard / Pommern) Кошалин (нем. Köslin).

После ряда раздельных допросов (каждого в отдельности), в Лицманнштадте (нем. Litzmannstadt) были признаны этническими немцами и получили документы о натурализации (Volksdeutsche, номер дела в НАРА A3342EWZ50-A008 0126).

До 8 марта 1945 года находятся за границей по адресу Германия, Штольп, Гитлер-штрассе, 15 (дом Хазардов).

Работал на складах в порту и при санатории пригорода Штольп (Stolp, Stolpmünde) по специальности: жена не работала и будучи домохозяйкой, воспитывала дочь.

1945 год — под советской комендатурой в Штольп, Штольпмюнде.

В кирхе по месту проживания была оставлена коллекция из 21-й старинной православной иконы.

1945 год — репатриация в СССР.

Арест сотрудниками либкнехтовского районного отделения НКГБ по возврашению.

Предварительное заключение в городе Георгиевск (Ставропольского края).

Автор сборника медицинских препаратов «Лекарственные средства (пособие по фармакотерапии для врачей)», которые использовались на тот период в прогрессивном мире, направленный на имя В.И. Сталина в качестве сопровождения прошения о невиновности и полезности. Справочник конечно же был издан и даже переиздан ни раз впоследствии, но через 2 года после смерти А. Я. Александрова, — в 1953 году, — и без имени реального автора.

Обвинительно-процессуальные действия

Обвиняемому Александрову А. Я. вменялось в вину на основании ложных доносов и голословных показаний допрашиваемых с пристрастием арестованных:

не принятие мер к эвакуации перед оккупацией территории Ставропольского края;
при восстановлении порядка и возвращения к нормальной социальной жизни сельчан, на освобождённой от коммунистов оккупированной "большевиками" территории, нахождение в выборной на сходе местных жителей должности заместителя старосты сельской управы, — как образованный и грамотный, прекрасно владеющий знаниями русского, немецкого, греческого и латыни, известный и принципиальный, ответственный и уважаемый в обществе столичный интеллигент, — на оккупированной немцами территории;

контрреволюционная речь на выборах с заявлением, что немецкая армия освободила народ от гнёта большевиков (бандитизма, раскулачивания, троцкизма, продразвёрсток, репрессий, расстрелов без суда и следствия, ссылок в Сибирь, рабского бесплатного труда, беспредела с ликвидацией интеллигенции и знати, зажиточных крестьян и всех несогласных с захватчиками власти), которые отобрали у него и его семьи родовое поместье и выселили из Москвы на Кавказ, но в его намерениях вернуться назад в Москву и восстановить свои права на конфискованную большевиками недвижимость, что послужило отказом стать старостой Сельуправы по единогласному выбору и выдвижению сельчан;
перепись местного населения (без выделения и деления отдельных или каждого, включая членов ВКП (б) и лиц еврейской национальности) с целью обеспечения жителей продуктами питания и водой на оккупированной территории;
якобы требовал исполнения приказов о регистрации населения региона и предупреждал о возможных репрессиях уклоняющимся;
якобы требовал от жителей села вернуться на свои прежние рабочие места;
издал приказ с требованием возврата украденного скота и разбазаренного имущества колхозов, а также учреждений, оказавшихся в пользовании частных лиц;
за медикаменты требовал плату в форме натурального обмена продуктами (куры, яйца, масло), а не раздавал бесплатно или за обесцененные советские деньги и марки на оккупированной территории;
в течении 6 месяцев в должности заместителя — антисоветская агитация и восхваление Третьего рейха, экономическое возрождение которого расценивалось как чудо, с призывами переезда в Германию;
якобы был тесно связан с немецкой полицией и Гестапо, и при отступлении фашистов бежал из села Великокняжеское.

Осуждённый вины не признал, пояснив в показаниях, что был избран сельчанами на сходке, а не назначен по собственной просьбе или по собственному желанию, и ничего вредоносного не делал. За подписью «сельуправы» (а не лично Александрова) был приказ о сдаче больничного инвентаря и проводилась перепись всего населения лишь с целью обеспечения обмолота хлеба. Сельуправой направлялись наряды в хозяйства с целью выделения подвод для доставки питьевой воды в село. Не по собственной воле, с 6‒7 января 1943 года на квартире Александрова был расквартирован офицер гестапо, по приказу которого они с семьёй были вывезены при отступлении фашистов. Часть медикаментов была конфискована, а часть использована для лечения населения. Часть обвинений свидетелей являются наговором со злым умыслом или в качестве некой мести и по недоразумению. Требование порядка и пресечение воровства общественного имущества — лишь благо для населения, а не погибель от беспредела и бандитизма.

Во время личных бесед жены Александрова со свидетелями, на вопрос «почему же вы оболгали моего мужа», ей ответили, что «мы защищали себя от расстрела или ссылки и не думали, что вы вернётесь».

Хищение и растрату «в особо-крупном размере» (для очередного расстрела условного врага народа для острастки населения) инкриминировать не удалось даже с подлогами и хищением документов следователями, так как жена и помощница по работе Александрова — Екатерина Михайловна, — по незнанию языка русского в полной мере, вела «двойную бухгалтерию»: предварительно записывая всё в черновую тетрадку и сохранив её (спрятав при обыске) под картиной, что помогло впоследствии в оправдательно-доказательной базе.

Приговор и последующая апелляция

Приговором Военного трибунала Ставропольского военного округа от 16.11.1945 года, оставленным без изменения определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 1.02.1946 года, осужден по ст.58‒1 «а» и 58‒10 ч.2 УК РСФСР.

16 февраля 1951 года, осуждённый Александров А. Я. (беспокоившийся о людях на оккупационной нацистами территории и добиваясь поставки питьевой воды с обмолотом хлеба — за что и был осуждён) умирает в ИТЛ с условной записью в Свидетельстве о смерти «порок сердца», которое было выписано без указания места смерти лишь через год и восемь месяцев после трагического события.

Реабилитационный процесс

За годы Советской власти, с ранних революционных событий 17-го года начала XX века, семья и фамилии Александровых (как и их родственников) стали жертвами произвола тоталитарного государства, подвергнувшись репрессиям за политические и религиозные убеждения, преследованиям по социальному положению и экономическому статусу, предпочтениям приверженности имперской власти и прежнему строю, а также по национальным и иным признакам. Прикрываясь благими намерениями и социальной справедливостью для всего советского народа, от рук захвативших власть «большевиков» пострадали взрослые и их дети. Люди зачастую лишались и каких-то персональных вещей, а не только фамильной собственности в виде земель, родовых усадьб, домов и иных строений, часть из которых была конфискована в госсобственность и где были оборудованы общежития и коммуналки (вместо того, чтобы построить новое и своё или выплатить компенсацию). В стране были ликвидированы и нарушены гарантий обеспечения законности и прав человека. Зачастую обвинения строились на сфабрикованности и подлогах в ложности информации и наговорах. Ради захвата власти и имущества, никакие оправдания и свидетельства в пользу обвиняемых не принимались во внимание. Даже после распада СССР, ещё долгое время небыло восстановления в гражданских правах пострадавших, как и не принимались меры к устранению каких-либо последствий произвола с обеспечением посильной помощи государства в признании и возможной компенсации материального ущерба.

Рассмотрение вопроса реабилитации на основании статьи № 5 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий в СССР» от 18.10.91 года, было проведено предвзято халатно и неквалифицированно — без учёта данных, событий и реального факта распада и ликвидации Союза Советских Социалистических Республик, что подразумевает неуместность любого намёка на возможность выдвижения обвинений по поводу «антисоветской агитации» и/или «контрреволюционной деятельности». Представители Ставропольского краевого суда и ФСК по Ставропольскому краю, при принятии решения о реабилитации жертв репрессий в СССР, продолжали руководствоваться старыми советско-коммунистическими предпочтениями и формальностями. Члены коллегии суда даже не утруждали себя и не умудрились прочесть текст и пункты рассматриваемой статьи, по которым был обвинён Александров А. Я. и согласно которых была изменена мера пресечения в правах со ст.58‒1 «а» на 58‒3, возможно перепутав третью по счёту в статье букву пункта «в» при смене прежнего основания в осуждении на новую — ст.58‒3, согласно которой осуждённого должны были депортировать из страны, лишив гражданства СССР, или — посадить на 3 года, а не на 10. Не может быть человек «предателем родины», — как было указано в обвинительном процессе, — при отсутствии родины после разрушения Российской империи и захвата власти контрреволюционными и революционными бандформированиями с последующей ликвидацией и самого СССР, тем более, что рассматриваемый гражданин являлся приверженцем и подданным именно Российской империи, а не нового Союза.

Как следствие поднятых вопросов, при рассмотрении пунктов статей осуждаемого закона:

Статья 58‒1 «а», как «измена Родине, то есть — действия, совершенные гражданами СССР в ущерб военной мощи СССР, его государственной независимости или неприкосновенности, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу, караются высшей мерой уголовного наказания — расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок десять лет с конфискацией всего имущества» не может быть рассмотрена и применена к А. Я. Александрову по причине ликвидации СССР (нельзя изменить тому, чего или кого больше не существует), и — кроме того, — рассматриваемый гражданин никогда не занимался шпионажем и выдачей военной или государственной тайны, как и не переходил на сторону врага с бегством или перелётом за границу; он также не был связан с «военной мощью СССР» так как никогда не служил в армейских частях и не был связан с военно-оборонным и военно-строительным комплексом, как и производством.

Статья 58‒1 «в», гласящая чёткими понятиями и фразами, что «в случае побега или перелета за границу военнослужащего, совершеннолетние члены его семьи, если они чем-либо способствовали готовящейся или совершенной измене или хотя бы знали о ней, но не довели об этом до сведения властей, караются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией всего имущества» также не применима к Александрову А. Я. по причине того, что рассматриваемое дело не свидетельствует причастность гражданина к военно-армейской службе по возрасту и по инвалидности.

Статья 58‒3, недвусмысленно указывающая на «сношения в контрреволюционных целях с иностранным государством или отдельными его представителями, а равно способствование каким бы то ни было способом иностранному государству, находящемуся с Союзом ССР в состоянии войны или ведущему с ним борьбу путем интервенции или блокады, влекут за собой меры социальной защиты, указанные в ст.58‒2 настоящего Кодекса» также не применима к осуждённому по причине отсутствия «сношения в контрреволюционных целях».

Основания для реальной реабилитации

На основании вышеизложенного и анализа материалов, предоставленных архивами и судебно-исполнительными органами, Александров А. Я.:

а). не принимал никаких насильственных действий в отношении гражданского населения и военнопленных;
б). не занимался шпионажем, террористическими актами, диверсиями или выдачей военной и государственной тайны, так как ими не обладал вовсе, и не переходил на сторону врага, так как был избран помощником старосты сельуправы на общем сходе жителей, а не по добровольному согласованию или сговору с гестапо и им подобным учреждениям, и — в соответствии с этим, — ни коем образом, заботясь именно о местном населении, не способствовал таким насильственным действиям в виде пособничества изменникам Родины и фашистским оккупантам;
в). не организовывал никаких бандформирований, совершавших убийства, грабежи и другие насильственные действия, как и не принимал участие в деянии или составе таких формирований;
г). не совершал каких-либо преступлений против мира на проживаемой им территории, не выступал против правосудия и человечности, но — напротив, — старался оградить местное население от жертв, предупреждениями (пусть даже принимаемыми кем-то за угрозы словами);
д). не служил в строевых и специальных формированиях немецко-фашистских войск и в полиции;
е). не участвовал в разведывательных, карательных и боевых действиях против Красной Армии;
ж). не был партизаном какой-либо из сторон и не совершал военных действий против армий стран антигитлеровской коалиции или мирного населения.

На основании вышеперечисленного, Александров Алексей Яковлевич и члены его семьи бесспорно, подлежат реабилитации на основании Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий" в СССР (в первой и любой из последующих редакций) по статьям № 1, № 1.1, № 2.1, № 3 и № 5. Статья Закона № 4 на рассматриваемого осуждённого не распространяется ввиду отсутствия состава преступления по указанным в ней пунктам.

Репрессированные родственники

За годы Советской власти и коммунистического правления, — со времён революционного переворота в Российской империи 17-го года XX века и в период существования СССР, — также пострадали от произвола незаконной террористической власти бандформирований и политических репрессий по социальному и экономическому статусу, национальным признакам и за свои убеждения или религиозные возрения (список не полон и требует дополнений):

сестра: Александрова Екатерина Яковлевна
тесть: Биржеминский Михаил Яковлевич (1885)
тёща: Эберле Анна Кондратьевна (1889)

жена: Биржеминская Екатерина Михайловна (1917)

дочь: Александрова Нина Алексеевна (1941)

шурин: Биржеминский Александр Михайлович (1929)
своячница: Эрна Фридриховна Биржеминская (Бухгольц) 5 июня 1927 г.р. (отец: Бухгольц Фридрих Густавович, мать: Бухгольц Берта 20 декабря 1905 г.р., сестра: Алиса Фридриховна Фри (Бухгольц) в замужестве с Фри Яков)

племянница: Биржеминская Лина Александровна (1952)
племянница: Биржеминская Лидия Александровна (1954)

шурин: Биржеминский Иосиф Михайлович (1926)
своячница: Мария Карловна Биржеминская (Аберле)

племянница: Биржеминская Валентина Иосифовна (1948)
племянница: Биржеминская Нина Иосифовна (1951)

шурин: Бержеминский Михаил Михайлович (1924)
своячница: Энгель Матильда Карловна (1922)

племянник: Бержеминский Александр Михайлович (1947) (жена: Имгрунт Валентина Ивановна (1949), мать жены: Тринкеншу)
племянник: Биржеминский Михаил Михайлович (1951) (жена: Зингер Елизавета Вильгельмовна (1951))
племянница: Бержеминская Анна Михайловна (1953)

своячница: Домме Анна Михайловна (1910)
дядя жены: Бержиминский Иван Яковлевич (1894)
шурин: Бержеминский Иван Михайлович (1912)
своячница: Бержеминская Агафия Степановна (1914)

племянник: Бержеминский Виктор Иванович (1937)

своячница: Маргарита Крейда Михайловна Мартенс (Биржеминская) 24 октября 1914 г.р.

Александров Алексей Яковлевич Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!