Бессмертный барак
Сохранено 1943076 имен
Поддержать проект

Андреев Михаил Святославович

Андреев Михаил Святославович
Дата рождения:
1890 г.
Социальный статус:
середины 1920-х — работал секретарем технического отдела на заводе им. 2-й пятилетки в Ленинграде, редактор словарного отдела в ОГИЗе, Доме техники, Доме печати и ряде издательств
Национальность:
русский
Место рождения:
Одесса, Украина (ранее Украинская ССР)
Место проживания:
Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия (ранее РСФСР)
ГУ лагерей:
Белбалтлаг исправительно-трудовые лагеря Беломоро-Балтийского канала, Архангельская область, Россия (ранее РСФСР)
ГУ лагерей:
Ухтинско-Печорский исправительно-трудовой лагерь УХТПЕЧлаг (ранее УСЕВЛОН, УСЛОН, СЕВЛОН, УПИТЛаг), Республика Коми, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
28 февраля 1935 г.
Приговорен:
4 марта 1935 года
Приговор:
заключен в концлагерь
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ОТ РОДНЫХ

АНДРЕЕВ Михаил Святославович, родился в 1890 в Одессе. С середины 1920-х — работал секретарем технического отдела на заводе им. 2-й пятилетки в Ленинграде. 28 февраля 1935 — арестован, 4 марта приговорен к 5 годам ИТЛ как социально опасный элемент и отправлен в Белбалтлаг. В сентябре 1935 — к Е. П. Пешковой обратилась за помощью его мать Анна Андриановна Андреева, высланная в Иргиз Актюбинской области.

5 сентября 1935 года

«Помощь Политическим заключенным Е. П. Пешковой от Андреевой Анны Андриановны жительницы города Иргиз Актюбинской области, Базарная улица, № 14.

З а я в л е н и е

В ответ на мое заявление от 22 июля за №7221 от 25 августа с указанием, что мне с ходатайством о смягчении участи сына моего, Андреева Михаила Святославовича, надлежит попробовать обратиться с заявлением непосредственно к Прокурору Республики — по адресу: Москва Б<ольшая> Дмитровка, 15. Указанное заявление (в копии его прилагаю) мною отправлено одновременно с этим заявлением к Вам. Кроме того, аналогичное заявление послано мною 13 августа с<его> г<ода> в Особое Совещание при НКВД — Москва (в копии его также прилагаю). Моя убедительная просьба (матери-старухи, 74 лет), принимая во внимание действительно тяжелое положение моего сына, так и мое личное — возбудить ходатайство перед НКВД и Прокурором Республики о смягчении участи сына, — соединив его со мной и направив нас в какойлибо железнодорожный город, где сын мог бы работать и дать поддержку мне. Ни ко мне, ни к моему сыну не предъявлено никаких обвинений, и я не знаю, по какой статье мы обвиняемся — числюсь же я здесь как административно высланная. Зная взгляды и убеждения своего сына, зная его психологию — могу с уверенностью сказать, что он не сделал ничего вредного и виновен только своим происхождением — сын дворянина в небольшом чине (отец его — капитан 2-го ранга), прадед же — отец бабушки Тимковский — первый ректор Киевского Университета. По своему образованию (Одесский Университет), по своим знаниям, вообще, и знаниям языков, по своей работе (в ОИД′е, Ленинград, в течении 3½ лет в качестве редактора Словарного отдела, в Доме Техники, Доме Печати и в целом ряде Издательств) он был и может быть полезен Советскому Союзу. Действительное состояние его здоровья может быть, по Вашему запросу, подтверждено Лагпунктом НКВД — Ст<анция> Пинюг Сев<ерной> Жел<езной> Дор<оги>, куда, прибыв 28 марта, захворал воспалением легких и где, пролежав 1½ месяца в Лагерном лазарете, находится и по сие время (последнее известие от него 22 августа). Обращаюсь с просьбой о запросе удостоверения — справки о болезни сына. Вами непосредственно, т<ак> к<ак> официальному органу эту справку выдадут несомненно — мне же, частному лицу, — могут просто не ответить. В заключение — прошу не отказать в моей просьбе к Вам о поддержке меня в ходатайстве о моем сыне перед НКВД и Прокурором Республики, т<ак> к<ак> мои заявления непосредственно останутся без ответа, как осталось без ответа до сего времени мое заявление лично о себе, поданное Прокурору Республики в первой половине июля м<еся>ца с<его> г<ода> или в лучшем случае — ответят, что надо обратиться по инстанции, сначала к Прокурору г<орода> Ленинграда.

5 сентября 1935 г<ода>. Анна Андреева» 

 Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!