Бенешевич Владимир Николаевич
Бенешевич Владимир Николаевич
Бенешевич Владимир Николаевич
Дата рождения:
21 августа 1874г.
Дата смерти:
27 января 1938г., на 64 году жизни
Социальный статус:
беспартийный, юрист (специалист в области церковного права) и историк, византинист, палеограф, член-корреспондент РАН (1924), член Императорского Православного Палестинского Общества
Образование:
высшее, юридический факультет Санкт-Петербургского университета (1897, диплом 1-й степени)
Место рождения:
Друя агрогородок, Браславский район, Витебская область, Республика Беларусь
Место проживания:
Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия (ранее РСФСР)
Место захоронения:
Левашовская пустошь мемориальное кладбище, Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия (ранее РСФСР)
Место заключения:
Соловецкий лагерь особого назначения СЛОН, «Соловки», Архангельская область, Россия (ранее РСФСР)
Место заключения:
Новая Ухтарка место массовых расстрелов, Ухтинско-Печорский исправительно-трудовой лагерь УХТПЕЧлаг (ранее УСЕВЛОН, УСЛОН, СЕВЛОН, УПИТЛаг), Республика Коми, Россия (ранее РСФСР)
Национальность:
беларус
Дата ареста:
28 ноября 1937г.
Приговорен:
Особым совещанием при ОГПУ 14 июня 1929 года по обвинению в "шпионаже в пользу Ватикана, Германии и Польши; подготовке унии Православной Церкви с Римом"
Приговор:
3 года концлагеря
Дата ареста:
28 февраля 1930г.
Приговорен:
Коллегией ОГПУ 8 августа 1931 года по ст.58-11 УК РСФСР по «Делу академика Платонова» («Академическое дело»)
Приговор:
5 лет исправительно-трудового лагеря
Дата ареста:
27 ноября 1937г.
Приговорен:
Комиссией НКВД и Прокурора СССР по ст. 58-6-10-11 УК РСФСР 17 января 1938 года по обвинению в "шпионаже в пользу Германии"
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
20 августа 1958 года Военным трибуналом Ленинградского военного округа
Источник данных:
Архив УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл. Д. П-89305
Книга Памяти:
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФОТОКАРТОТЕКА
В.Н. Бенешевич с женой и сыновьями Георгием (расстрелян 5 января 1938 г.) и Дмитрием (расстрелян 6 октября 1937 г.) Свидетельство, выданное Литовской духовной консисторией в том, что метрической книге Друйской Благовещенской церкви за 1874 г. имеется запись о рождении и крещении Владимира Бенешевича.
Вильна. 7 июля 1884 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 104. Л. 365. Володя Бенешевич. Ученик младших классов 1-й Виленской гимназии.
[Начало 1780-х гг.].
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 172. Л. 3. Владимир Бенешевич. Ученик старших классов 1-й Виленской гимназии.
До 1893 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 172. Л. 10. Владимир Бенешевич. Студент юридического факультета Санкт-Петербургского университета.
[1893‒1897].
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 172. Л. 11. Владимир Бенешевич, выпускник Санкт-Петербургского университета,
во время стажировки в Германии.
[1897‒1900].
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 172. Л. 13. В. Н. Бенешевич в рабочем кабинете.
Санкт-Петербург. 5 Линия В. О. , 38. 1909.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 172. Л. 23. Бенешевичи Владимир Николаевич и Людмила Фаддеевна (урожд. Зелинская).
[1905‒1910].
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 172. Л. 89. Владимир Николаевич Бенешевич с детьми: старшим Никитой и младшими сыновьями ― близнецами Дмитрием и Георгием.
[1914].
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 172. Л. 62. Семья Бенешевичей: Владимир Николаевич, Людмила Фаддеевна, Никита, Дмитрий и Георгий.
[1914].
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 172. Л. 49. Ответ из Управления прокуратуры РСФСР в ответ на ходатайство Л. Ф. Бенешевич об освобождении мужа В. Н. Бенешевича. 14 июня 1929 г. СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 104. Л. 4. Билет ударника № 2495 Ухто-Печерского исправительно-трудового лагеря (УПИТЛАГ) ОГПУ.
Титульный лист удостоверения з/к В. Н. Бенешевича, отбывающего срок по 58-й ст.
29 ноября 1932 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 193. Л. 1. Удостоверение № 63255 В. Н. Бенешевича об отбытии им пятилетнего срока наказания. Ухто-Печерский исправительно-трудовой лагерь (УПИТЛАГ) ОГПУ. 18 февраля 1933 г.
На обороте: бухгалтерские пометы о выдаче В. Н. Бенешевичу 116 руб. 60 коп. на проезд и суточные от Усть-Выми до Котласа и от Котласа до Детского Села.
26 февраля 1933 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 193. Л. 16а. Письмо з/к УСЛАГа ОГПУ Л. Ф. Бенешевич верховному прокурору СССР Акулову с просьбой об освобождении. Начало письма.
Кемь. 18 августа 1933 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 104. Л. 14. Письмо Л. Ф. Бенешевич верховному прокурору СССР Акулову с просьбой об освобождении. Конец письма.
Кемь. 18 августа 1933 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 104. Л. 14 об. Черновик письма Д. В. Бенешевича в ЦИК СССР с просьбой освободить мать, Л. Ф. Бенешевич, отбывающую срок в лагере.
20 октября 1933 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 104. Л. 209. Подписка, взятая с В. Н. Бенешевича с тем, что он обязан покинуть г. Ленинград в течение 10 дней.
26 апреля 1935 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 104. Л. 234. Справки, выданные В. Н. Бенешевич и Л. Ф. Бенешевич в том, что им «надлежит выехать из пределов Ленинграда и 100 км зоны не позднее 7 мая 1935 г.».
6 мая 1935 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 104. Лл. 236, 237. Анонимная статья «Антисоветский поступок члена-корреспондента Академии наук СССР В. Н. Бенешевича».
Известия. 26 октября 1937 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 194. Л. 3. Справка, выданная Военным трибуналом Ленинградского военного округа о посмертной реабилитации В. Н. Бенешевича.
29 сентября 1958 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 195. Л. 3. Свидетельство о смерти В. Н. Бенешевича. Заверенная копия.
10 ноября 1958 г.
СПбФ АРАН. Ф. 192. Оп. 3. Д. 195. Л. 1.
Бенешевич Владимир Николаевич Проект Бессмертный барак
ОТ РОДНЫХ

Если Вы располагаете дополнительными сведениями о данном человеке, сообщите нам. Мы рады будем дополнить данную страницу. Также Вы можете взять администрирование страницы и помочь нам в общем деле. Заранее спасибо.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Владимир Николаевич Бенешевич (9.08.1874–27.01.1938)

Детство, юношество, студенчество

Бенешевич Владимир Николаевич родился 9 августа 1874 года в городе Друя Виленской губернии, в небогатой семье. Его отец был судебным приставом, а дед служил Православным священником.

В 1893 году Владимир окончил виленскую гимназию с золотой медалью и в том же году поступил в Петербургский университет на юридический факультет, который закончил с дипломом 1-й степени в 1897 году.

Научная и преподавательская деятельность

В силу высокого уровня знаний, желания заниматься научной и преподавательской деятельностью, хороших отзывов он остался при университете для подготовки к профессорскому званию. В 1897 году В. Н. Бенешевич отправился повышать свой образовательный уровень в Германию, где слушал лекции в Гейдельбергском, Лейпцигском и Берлинском университетах, изучая юридическое право, исторические и философские дисциплины.

Вернувшись из Германии в 1901 году, Владимир Николаевич приступил к тщательному исследованию славянских и греческих рукописей в фондах Петербургской Публичной библиотеки. Кроме того, в период с 1901 по 1908 годы, в 1911 и 1912 годах он выезжал летом за рубеж, где занимался анализом литературы в местных библиотеках.

За это время им были тщательно изучены рукописные фонды 49 известнейших книгохранилищ Европы и Ближнего Востока. Результатом долгого, кропотливого труда стало обнаружение большого количества списков Византийских памятников церковно-правового содержания (всего – несколько сотен).

В 1905 году В. Н. Бенешевич успешно защитил магистерскую диссертацию, а в 1914 году – докторскую. Обе эти работы включали анализ многочисленных рукописных материалов; по сути каждая представляла собой фундаментальный научный труд по церковному праву Византии; обе получили высокую оценку специалистов и были удостоены Уваровской премии.

С 1905 года Владимир Бенешевич трудился приват-доцентом; с 1909 года – экстраординарным, после чего – ординарным профессором Петербургского (впоследствии Петроградского) университета. В период с 1905 по 1910 год он преподавал историю Византии, греческую палеографию на историко-филологическом факультете. Затем, с 1910 года, читал лекции на юридическом факультете по церковному и государственному праву.

Вообще же в дореволюционный период он успел поработать во множестве учреждений. Так, в 1903 – 1904 годах преподавал церковное право в Александровском лицее; в 1906–1909 годах в Санкт-Петербургской духовной академии; а после – на Женских курсах Раева, Высших женских курсах, в Военно-юридической академии.

Столь обширный перечень рабочих мест В. Бенешевича был связан не только, а может быть даже и не столько с его популярностью, сколько с другим. Как сам он впоследствии вспоминал, многим из его руководства не нравились его политические взгляды, вольнодумство. В частности, учёного уличали в симпатии товарищам с левыми взглядами. А однажды его обвинили в хранении нелегальной литературы. Надо сказать, что и революцию 1905 года Бенешевич принял с сочувствием. И поэтому его гнали. Вообще же, начало двадцатого века прошло для него под надзором полиции.

Наряду с преподавательской деятельностью, он принимал участие в работе журналов, таких, например, как «Русский исторический журнал», «Христианский Восток».

Однажды, во время путешествия по Востоку В. Бенешевич познакомился с дочерью профессора из Петербурга Ф. Зелинского, Людмилой. У него вспыхнуло к ней самое теплое и серьезное чувство, однако, в связи с большой разницей в возрасте, он не рассчитывал на взаимность: ему было 33 года, тогда как Людмиле – всего 18. Между тем любовь была обоюдной. И они поженились. В связи с тем, что Людмила была католичкой, их брак вызывал шёпот и нарекания. Сами же супруги считали свой брак вполне счастливым. Впоследствии у них родилось трое детей.

Жизнь Бенешевича после революции

Наступил 1917 год. Февральская, а затем и Октябрьская революции привели к перелому традиционных устоев. Страна погрузилась в кровавый хаос. Существенная часть представителей Российской интеллигенции не желала мириться с революционными преобразованиями и относилась к правительству большевиков с явным неодобрением. Отношение же к революции со стороны Бенешевича было более сдержанным.

Вскоре в семью Владимира Николаевича пришла беда. Когда в 1918 году, зимой, в Петрограде наступил страшный голод, он отправил родных в Тамбовскую губернию. Но там его сын, Никита, заразился дизентерией и умер. Профессор с трудом добрался до семьи, но и сам, заболев тифом, едва не преставился.

В первые послереволюционные годы Бенешевич практически не был востребован как учёный. Своевременно перебравшийся за границу отец Людмилы, Фаддей Зелинский приглашал семью к себе, но Бенешевичи, несмотря на тяжелейшие условия жизни, посчитали уместным остаться на Родине.

Со временем Владимир Николаевич сделался объектом пристального внимания со стороны репрессивных органов. Помимо прочего ему не могли «простить» участие в подготовке и работе Поместного Собора, открывшегося в 1917 году. В 1922 году В. Бенешевича арестовали и заточили под стражу в связи с делом священномученика Вениамина (Петроградского). Однако до вынесения обвинительного приговора не дошло. Владимир Николаевич, будучи знатоком права, умело защищался и отводил надуманные подозрения. Вскоре его оправдали.

В 1924 году друзья помогли ему устроиться на работу в Публичную библиотеку. В его задачу входило фотографирование рукописей. В 1927 году Бенешевича отравили в командировку за границу, где он трудился на благо науки в различных библиотеках Франции, Италии, Германии. Казалось бы, ничто не предвещало сгущения туч над его головой, однако вернувшись из заграницы он снова столкнулся с могущественной и беспощадной репрессивной машиной.

В 1028 году его обвинили в сотрудничестве с Ватиканом, польской и немецкой разведками. Сказалось участие Бенешевича в подготовке унии Православной Церкви с Римско-Католической. На этот раз дело закончилось обвинительным приговором и Бенешевич был сослан на Соловки на три года.

Впрочем, вскоре его отозвали в Ленинград. В 1930 году он проходил обвиняемым по так называемому «Академическому делу» (сфабрикованному делу академика С. Ф. Платонова, обвинявшегося в антисоветчине, заговоре по свержению действйющего режима). На этот раз угроза для жизни была настолько серьёзной, что пребывая в подвальном карцере, Бенешевич всерьёз думал о смерти и даже нацарапал на стене прощальную надпись. В 1931 году суд приговорил его к ссылке на пять лет в Ухту. Его жена тоже не избежала «возмездия» и была приговорена к трём годам заключения в Беломоро-Балтийском лагере.

Из ссылки Бенешевич вернулся досрочно, в 1933 году. По возвращении в Ленинград он сразу же стал хлопотать об освобождении супруги. В дело вмешался сам Бонч-Бруевич, и при его помощи Людмилу освободили досрочно, в 1934 году.

Вскоре Владимир Николаевич вновь устроился на работу в Публичную библиотеку, в отдел рукописей, и проработал там вплоть до 1937 года. Кроме того в этот период он преподавал историю Византии в ЛГУ. Вроде жизнь стала налаживаться. Но о нём не забыли.

Поводом для очередных преследований со стороны властей явилась публикация его научной работы «Синагога Иоанна Схоластика» в Мюнхене в 1937 году. Несмотря на то, что сам Бенешевич признавал себя советским учёным, его обвинили в антисоветчине, и даже в связях с фашизмом. В октябре того же года учёного лишили звания профессора, уволили из библиотеки, а затем предъявили типичное обвинение в шпионаже.

В январе 1938 года его приговорили расстрелу, что и было исполнено 27 января 1938 года.

Память о В. Бенешевиче хранилась в сердцах многих видных ученых, а также в его научных произведениях. Среди изданных работ можно выделить, например, Канонический сборник XIV титулов со второй четверти VII века до 883 г., Синагога в 50 титулов и другие юридические сборники Иоанна Схоластика.

Труды

Два списка славянского перевода Синтагмы Матфея Властаря... // Известия Отд-ния рус. языка и словесности. Т. 6. 1901. Кн. 4. С. 150–227
Сведения о греческих рукописях канонического содержания в библиотеках монастырей Ватопеда и Лавры св. Афанасия на Афоне // Византийский временник. Т. 11. 1904. Прилож. 2
Канонический сборник XIV титулов со второй четверти VII века до 883 г.: К древнейшей истории источников права греко-восточной церкви. Спб., 1905 (Leipzig, 1974r) (с прилож.)
Древнеславянская Кормчая XIV титулов без толкований. Т. I. Вып. 1–3. Спб., 1906–1907 (Leipzig, 1974r); Т. II / Подгот. к изд. и доп. Ю. К. Бегуновым, И. С. Чичуровым, Я. Н. Щаповым; Под общ. рук. Я. Н. Щапова. София, 1987
Армянский пролог о св. Борисе и Глебе // Известия Отд-ния рус. языка и словесности. Т. 14. 1909. Кн. 1. С. 201–236
Четвероевангелие в древнем грузинском переводе по рукописям 913 и 995 гг. Вып. 1–2. Спб., 1909–1911
Описание греческих рукописей монастыря св. Екатерины на Синае. Т. I. Спб., 1911; Т. III. Вып. 1. Пг., 1917
Очерки по истории Византии. Вып. 1–4. Спб.; Пг., 1912–1915
Грузинский великий номоканон по спискам Тифлисского церковного музея // Христианский восток. Т. 2. Вып. 3. 1913. С. 349–377; Т. 5 (1916). Вып. 2. 1917. С. 112–127
Синагога в 50 титулов и другие юридические сборники Иоанна Схоластика: К древнейшей истории источников права греко-восточной церкви. Спб., 1914 (Leipzig, 1972r). (Зап. классич. отд-ния Имп. Рус. археол. о-ва; Т. 8)
Сборник памятников по истории церковного права, преимущественно русского, кончая временем Петра Великого. Вып. 1–2. Пг., 1914–1915
Номоканон Иоанна Комнина, архиеп. Ахридского // Византийский временник. Т. 22 (1915–1916). Вып. 1–2. 1916. С. 41–61
Тактикон Никона Черногорца. Вып. 1. Пг., 1917 (Зап. ист.-филол. фак-та Петроград. ун-та; Ч. 139) (изд. не окончено)
Памятники древнерусского канонического права. Ч. 2. Вып. 1. Пг., 1920 (Рус. ист. биб-ка; Т. 36)
К истории евреев в Византии VI-X вв. // Еврейская мысль. 1926. С. 197–224, 305–318
Русско-византийская комиссия Glossarium Graecitatis // Византийский временник. Т. 24. 1926. С. 115–130
Die byzantinischen Ranglisten nach dem Kletorologion Philothei... // Byzantinisch-neugriechische Jahrbücher. Bd. 5. 1926. H. 1–2. S. 97–167
Вазелонские акты. Материалы для истории крестьянского и монастырского землевладения в Византии XII-XV вв. Л., 1927 (совместно с Ф. И. Успенским) Corpus scriptorum juris graeco-romani tam canonici quam civilis // Actes du IVe Congrès International des études Byzantines (= Известия на Българския археологически институт. Т. 9). Sofia, 1935. P. 137–144
Zur slavischen Scholie angeblich aus der Zeit der Slavenapostel // Byzantinische Zeitschrift. Bd. 36. 1936. H. 1. S. 101–105
Joannis Scholastici Synagoga L titulorum ceteraque ejusdem opera juridica. T. 1. München, 1937. (Abhandlungen der Bayer. Akad. der Wissen., Philosoph.-hist. Abteilung. Neue Folge; H. 14)
Les manuscits grecs du Mont Sinaï et le monde savant de l'Europe depuis le XVIIe siècle jusq"à 1927. Athènes, 1937 (Texte und Forschungen zur byzantinisch-neugriechische Philologie). Полный список науч. тр.: Гранстрем. 1973. С. 239–243; Древнеславянская Кормчая. 1987. С. 258–262 (с доп.).

Член Российской академии наук, византинист Владимир Николаевич Бенешевич

Владимир Николаевич Бенешевич родился 9 августа 1874 г. в городе Друя Дисненского уезда Виленской губернии (сейчас территория Витебской области республики Беларусь) в семье юриста (отец, Николай Иванович, был судебным приставом).
   В 1893 г. золотой медалист Владимир Бенешевич выпустился из 1-й Виленской гимназии и поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. По завершении университетского курса в 1897 г., В. Н. Бенешевич был оставлен для приготовления к профессорскому званию по кафедре церковного права историко-филологического факультета и отправлен на два года за границу. В университетах Геттингена, Гейдельберга, Мюнхена, под руководством ведущих профессоров Германии он изучал историю и юриспруденцию.
   Вернувшись в Россию, молодой ученый начал преподавать в родной Alma mater и в других учебных заведениях столицы: в университете читал лекции на историко-филологическом и юридическом факультетах, вел практические занятия по греческой палеографии, а в Духовной академии - авторский курс по церковному праву. Одновременно он с головой ушел в научную работу: много занимался в архиво- и книгохранилищах России и зарубежных стран, совершил научные экспедиции на Афон и Синай, в Египет, Грецию, Малую Азию и Палестину. Так постепенно сложилась генеральная линия всех будущих исследований Владимира Николаевича Бенешевича - история права и литературы греко-римской эпохи.
   Диссертационные работы В. Н. Бенешевича: «Канонический сборник XIV титулов со второй четверти VII века до 883 года» (1905) и «Синагога в 50 титулов и другие юридические сборники Иоанна Схоластика. К древнейшей истории права греко-восточной церкви» (1914) были удостоены Уваровских премий Академии наук.
   В. Н. Бенешевич занимался еще и издательской деятельностью: в разные годы он организовал и редактировал ряд научных журналов, а в 1914 г. приобрел собственное небольшое издательство.
   Планы на будущее изменил 1917 г. В марте 1917 г. Временное правительство уполномочило В. Н. Бенешевича, как специалиста в области церковного права и знатока языков, заниматься делами Грузинской православной церкви, объявившей о своей автокефалии. После революции В. Н. Бенешевич продолжил научную, педагогическую и общественную деятельность: в июле 1917 г. он стал деканом исторического факультета Петроградского/Ленинградского университета, занимал кафедру средних веков; работал в библиотеках Института истории материальной культуры и Публичной библиотеки, с которой очень плотно сотрудничал (с декабря 1925 г. занял пост главного библиотекаря, разбирал и описывал греческие рукописи). В декабре 1924 г. Российская академия наук официально признала вклад проф. В. Н. Бенешевича в историческую науку, приняв его в ряды своих членов-корреспондентов.
   В 1917 и 1918 гг. В. Н. Бенешевич участвовал в крупных реформенных мероприятиях: был членом Священного собора русской православной церкви и одновременно представителем Петроградский университет на совещании по преобразованию высшей школы.
   Революционные годы принесли немало страданий семье ученого: умер от испанки старший сын Никита, переболел осложненным брюшным тифом сам Владимир Николаевич, страдали от голода и болезней и другие члены семьи.
   В. Н. Бенешевич был женат на Людмиле Фаддеевне Зелинской (дочери филолога-классика проф. Ф. Ф. Зелинского), кроме старшего Никиты, растили еще двух сыновей - близнецов Дмитрия и Георгия (родились в 1911 г.)
   В советские годы у всех членов этой дружной семьи судьбы сложились трагически.
   Людмила Фаддеевна Бенешевич была арестована в феврале 1931 г. и по приговору тройки ОГПУ сослана в концлагерь на 5 лет с конфискацией имущества.
   Дмитрий и Георгий Бенешевичи, в начале 1930-х годов - молодые ученые (Георгий - научный сотрудник Радиевого института, Дмитрий - лаборант Института радиоприема и акустики), были арестованы в сентябре 1937 г. и скоро расстреляны.
   Сам Владимир Николаевич Бенешевич был репрессирован несколько раз. Впервые был арестован по "Делу митрополита Петроградского Вениамина" (1922), но освобожден за "недоказанностью вины". Второй раз его арестовали в 1928 г., обвинив в шпионаже в пользу Ватикана: после нескольких месяцев тюрьмы он попал в Кемь, в Соловецкие лагеря (с 25.11.1928). Уже в заключении он был снова осужден еще на 5 лет лагерей (08.08.1931) и сослан в Ухта-Печерский исправительно-трудовой лагерь (до 26.02.1933). Верный себе, даже в заключении В. Н. Бенешевич занимался научной работой, нацелившись на составление карты полезных ископаемых региона и написание древнейшей истории Коми-области и зырянского народа по данным языка, археологии и летописей. Он подготовил исторический обзор исследований Северного края, изучил местные географические названия с целью исправления картографических ошибок и проведения геологоразведочных работ, и историю исследований местных рек и месторождений (в связи с этим, обратил особое внимание на историю нефти по реке Ухте), по данным зырянского языка собрал сведения о флоре и фауне Севера.
   Травля В. Н. Бенешевича началась осенью 1937 г. Официальным поводом для этого стало издание его исследования «Синагога Иоанна Схоластика» в трудах Баварской Академии наук. Публикация была задумана еще до революции, но этому помешали катастрофические события, случившиеся в мире и в России: I Мировая война, революции, Гражданская война, разруха в стране и бедственное состояние отечественной науки. Тогда-то, в конце 1920-х гг. по предложению акад. Н. Я. Марра Бенешевич обратился в Баварскую академию наук с вопросом о публикации «Синагога» в Германии. Несколько лет шла редакторская работа над рукописью, и вот, в июле 1937 г. ученый передал несколько авторских экземпляров свежего издания в университет и академию, где подарок был с благодарностью принят. Но в октябре 1937 г. его отстранили от профессуры (решение заседания кафедры средних веков ЛГУ от 10.10.1937), уволили из Публичной библиотеки (по личному заявлению от 11.10.1937). В то же время Президиум Академии наук внес в Общее собрание предложение о лишении В. Н. Бенешевича звания члена-корреспондента (24.10.1937), а еще через несколько дней (26.10.1937) в газете "Известия" появилась анонимная статья, которая обвиняла ученого в шпионаже и в связях с фашистами. В отчаянии В. Н. Бенешевич написал тогда В. И. Вернадскому: «Пишу Вам из камеры смертников, т.к. предложение Президиума АН об исключении меня из АН убивает меня и жену мою для науки и жизни; когда состоится исключение, то самое лучшее нам обоим было бы умереть».
   Владимир Николаевич Бенешевич получил приговор: «10 лет без права переписки с конфискацией имущества» (17.01.1938).
  Людмила Фаддеевна Бенешевич много лет добивалась справедливости для своих родных. Сначала она искала сыновей и мужа в концентрационных лагерях, писала ходатайства во властные учреждения и первым лицам страны: просила вернуть детей и мужа домой, отдать ей на поруки. Уже понимая, что их нет в живых, она долго добивалась их посмертной реабилитации.  В сентябре 1958 г. все обвинения с Владимира Николаевича Бенешевича были сняты. 19 декабря того же года решением Президиума АН СССР он был восстановлен в правах члена-корреспондента Академии наук.

О.А. Кирикова

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!