Бессмертный барак
Сохранено 2137633 имен
Поддержать проект

Эллен фон Лакман

Эллен фон Лакман
Дата рождения:
1906 г.
Дата смерти:
1934 г., на 29 году жизни
Социальный статус:
саксонскую поэтесса, баронесса
Дата ареста:
1934 г.
Приговор:
застрелена при аресте
Источник данных:
Справка составлена по данным от родственников
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ФОТОКАРТОТЕКА
ОТ РОДНЫХ

СТРАНА ВОХРЫ И ПАЛАЧЕЙ
В России 30-Oct-2016 отмечали День памяти жертв политических репрессий.
Помню, звонил Оле Ильницкой. Ольга читает в фейсбучной ленте новостей, как где-то в русской глубинке, кажется, в Курске, вандалы устроили погром на мемориале памяти. Да, вандалы разрушили мемориал памяти жертв сталинских репрессий и даже те указатели, которые вели к расстрельному полигону.
Вестимо, потомки вохры и палачей.

1934, 1937…

- Начало массовым репрессиям было положено после убийства Кирова, - говорил в Заключительном слове на XXII съезде КПСС Никита Хрущев.
Как известно, Кирова убили 01-Dec-1934.
Саксонскую поэтессу, баронессу Эллен фон Лакман энкаведешники застрелили при аресте в 1934м. Хотел написать, тоже в русской глубинке. Нет, не совсем в русской. Или совсем не в русской. В городе на стыке Золотой и Ногайской орды.
Саксонская красавица была, извините за тавтологию, первой красавицей этого азиатского города. Когда ее жизнь оборвалась, серый советский городок стал куда более серым.
Кровавая гебня застрелила Эллен фон Лакман в ее уфимском особняке на Воскресенской. Улица называлась по снесенному большевиками храму Воскресения Господнего (теперь там театр). Ее отец, Элиас-Йоган фон Лакман, до переворота 1917 года служил заместителем председателя губернского арбитражного суда. Особняк на Воскресенской (сейчас эта улица носит имя поэта Габдуллы Тукая) соответствовал статусу.
Рядом, на углу Аксаковской и Воскресенской, стоял особняк основателя первого городского издательства и первой типографии Назара Максуда (в крещении Николая Максимова). Его сына Юрия, пытавшегося спасти баронессу, фрн Лакман, отправили по этапу, избавившись от лишнего свидетеля и вспомнив, что он когда-то был видным активистом партии социалистов-революционеров (левым эсером). В своё время помог бежать из Туруханской ссылки Иосифу Джугашвили, вот и избежал печально известной «первой категории».
Супруга Эллен фон Лакман, генетика вавиловской школы Габбаса Вахитова, репрессии достигли три года спустя, в разгар Большого террора 1937 года. Он к тому времени преподавал генетику в Казани, жил в пригороде, на всемирно теперь известной станции Лагерная Московско-Казанской железной дороги (всемирно известной тем, что менты из ОВД «Лагерный» почти не пьют водку, предпочитая "развлекаться" с шампанским).
Вскоре Габбас Вахитов стал заядлым путешественником. Со станции Лагерная отправился в центр Казани, в подвалы местной Лубянки, которая до недавнего времени (в эпоху «парада суверенитетов») называлась так, как в эпоху СССР ("КГБ при Совете министров Татарстана").
Оттуда – путешествие на Соловецкие острова, которые мы хорошо знаем и по первому тому «Архипелага», и по недавнему репортажу Лизы Саволайнен.
Всё вспомнили молодому учёному: и буржуазную лженауку, и службу в штабе Уфимской директории Колчака (нынешний институт искусств напротив Городской оперы, которая теперь называется театром оперы и балета имени Рудольфа Нуреева).
Так что от стен Соловецкого монастыря Габбас Вахитов отправился в Красноярский край. И последние письма, и похоронка (1940) =- всё приходило оттуда, из Канска, из Канлага (Канское управление лагерей ГУЛАГа НКВД СССР). Именно там находится его последний, БЕССМЕРТНЫЙ БАРАК, как писал недавно о таких бараках на сайте Radio Svoboda - Радио Свобода Юрий Самодуров.
В годы Большого террора во дворах по ночам полыхали костры. Жгли семейные архивы, фотографии, письма. До недавнего времени ни у кого из родственников не было фотографий Эллен фон Лакман и Габбаса Вахитова. Так что и на акцию «Бессмертный барак» (по типу «бессмертного полка») и выйти было бы не с чем.
Лишь недавно удалось разыскать пару фотографий Эллен (одна – групповая) и пару фотографий Габбаса.
И вот - вопрос.
Почему день памяти жертв политических репрессий заканчивается погромом мемориала на расстрельном полигоне, как то было в Курске?
Не только потому что власти пытаются вытравить память и реабилитировать Сталина. Еще и потому что Россия становится страной вохры и палачей.
Жертвы сталинских репрессий «по первой категории» не оставили потомства в современной России. Да и жертвы «второй категории», превращавшиеся в «лагерную пыль», тоже.
У Габбаса Вахитова и Эллен фон Лакман дочка Роза родилась за 5 лет до гибели матери, за 8 лет до этапов отца. Чудом смогла выжить. Не умерла с голоду в лагерях и в детдомах ЧСИР (членов семей изменников родины), Ее приютили родственники отца в Уфе.
Когда в 1937 году начались аресты среди городской интеллигенции (многие из родственников пошли по «первой категории»), маленькую Розу забрали дальние родственники Эллен из немецкого селения Preiβscheib. Со времен Екатерининской эмиграции стоит это немецкое селение, раскинувшись на просторах Бугульминско-Белебеевской возвышенности между бельской пристанью Дюртюли (кажется, мой френд Vil Mirzayanov родом оттуда) и станцией Благовар Урало-Симбирской железной дороги.
Собственно, на этой станции и познакомились Габбас и Эллен. Габбас жил чуть южнее станции, в деревне Удряк-баш у истоков реки Удряк (Udrjak-Quelle, как говорили в соседнем селении).
И тоже – случай знакомству помог. Большую семью Вахитовых-Гайсиных уже собирались отправлять как раскулаченных по этапу в Сибирь. Но тут в «Правде» выходит статья лучшего друга всех раскулаченных крестьян «Головокружение от успехов». Семье Вахитовых-Гайсиных возвращают дом и всё, что осталось в нем после большевистского погрома. Естественно, и коровы, и даже куры, и тем более мельница – всё остались в только что созданном колхозе. Спасшиеся от депортации уходят на заработки в город.
После войны – новая разнарядка: спецФЗО за Уралом, куда отправляют подросшую Розу. Тот же ГУЛАГ, та же Сибирь. Вроде бы обычное ПТУ, но лагерного типа, специально для подросших детей изменников родины. Теперь уже уфимские родственники выдергивают девочку в последний момент со сборного пункта. Роза поступает в мединститут, вскоре выходит замуж. Её муж, молодой морской офицер Рауф Кузеев - из семьи, которая тоже лишь чудом избежала сталинских этапов в год Великого перелома. Накануне неминуемого раскулачивания семья покидает родную деревню Аминьево (Эмин-аул на станции Алкино Уральско-Сызранской железной дороги) и переезжает в город.
Кровавая гебня вспомнила кулацкое прошлое. Отец Рауфа, Гумер, был арестован в 1938 году, в разгар репрессий Большого террора, но оказался среди тех, кто смог выйти из застенков, когда палача Ежова сменил еще не ставший палачом Лаврентий Берия (около двухсот тысяч таких счастливцев оказалось в тот год на свободе по всей стране).
Роскошный дом с садом в центре Уфы, на Пушкинской, который Гумер приобрел в Уфе в 1929 году, власти снесли в шестидесятых. Долгое время на месте снесенного дома оставался пустырь. Теперь там - элитный жилой комплекс «Пушкин» с двумя башнями: «Пушкин» и «Онегин». Состарившийся Гумер Абдрахман-улы доживал свой век в хрущевской пятиэтажке, в цокольном этаже которой располагались в ряд: овощной магазин, почта, булочная.
Ночью приезжал синий фургон с надписью «хлеб», потом – такие же фургоны с надписью «фрукты-овощи», «почта». Под вечер еще раз приезжал фургон с почтой. Вся эта вереница до конца жизни напоминала Гумеру Абдрахмановичу те фургоны, на которые обратил внимание французский журналист в последней главе солженицыновского романа «В круге первом». У Солженицына фургоны выезжали из ворот Бутырок, Пресненской пересылки и Марфинской шарашки. В таком же фургоне Гумер въезжал в ворота уфимской «лубянки». Обратно он шел (посчастливилось!) пешком. До конца жизни ему казалось, что фургон снова приехал за ним.
ДЕДЫ И ВНУКИ, ПРАВНУКИ...
Так вот, о чем я? Почему Россия превратилась в странцу вохры и палачей? Да посчитайте!
У того стукача, что написал донос на Габбаса Вахитова, пятеро внуков и несметное количество правнуков.
У погибшего в ГУЛАГе Габбаса Вахитова, у которого дочка успела появиться на свет до ареста отца и до гибели матери, - один внук (Тимур Кузеев) и одна внучка (Kamilla Adgamova). Правнуков пока нет.
Да, там, выше, говорилось еще о семье соседей Эллен фон Лакман, о семье Юрия Максимова, двадцать лет проведшего в ссылках и лагерях. У него был сын, тоже - единственный, успевший появиться на свет до ареста. Сейчас - одна внучка, один правнук.
А как же достижения страны Советов, а как же наши достижения, спросит иной читатель. Мы же запускали Гагарина в космос!
Не вы, а мы, дети и внуки врагов народа, члены семей изменников родины (ЧСИР).
Глеб Максимов, кстати, и запускал. Сергей Королёв (тоже - з/к!) был администратором, начальником ОКБ-1. А начальником 9-го отела, главным конструктором проектов создания пилотируемых кораблей и межпланетных космических станций был именно Глеб Максимов.
ФОТО: баронесса Эллен фон Лакман (1906-1934).


ПРИМЕЧАНИЕ.
Закона о реституции в России пока нет. Но – на будущее: на месте особняка семьи Юрия Максимова и на месте особняка Эллен фон Лакман на крутом берегу реки Белой сейчас стоит фешенебельный отель Holiday Inn Gardens.
КОНЕЦ ПРИМЕЧАНИЯ

Iskander Arbatsky

Эллен фон Лакман Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!