Бессмертный барак
Сохранено 1901806 имен
Поддержать проект

Хмелинский Михаил Алексеевич

Хмелинский Михаил Алексеевич
Страницу ведёт: Igor Khmelinskii Igor Khmelinskii
Дата рождения:
8 января 1864 г.
Дата смерти:
28 октября 1937 г., на 74 году жизни
Социальный статус:
священник, протоиерей, служил в Спасской церкви Большой Усмани, а после ее закрытия "по просьбам населения" — в Воронеже
Образование:
Воронежская духовная семинария, окончил по 1 разряду
Место рождения:
Хмелевое село, Красненский район, Белгородская область, Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Воронеж, Воронежская область, Россия (ранее РСФСР)
Национальность:
русский
Дата ареста:
10 октября 1937 г.
Приговорен:
постановлением Тройки при Управлении НКВД Воронежской области 26 октября 1937 года по ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР : "вел антисоветскую агитацию. Распространял провокационные слухи о войне и поражении в ней Советского Союза. Высказывал террористические намерения против коммунистов. Клеветал на Советскую власть."
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел; Хмелинского Михаила Алексеевича — РАССТРЕЛЯТЬ Отобранные облигации госзайма на сумму 945 руб. — конфисковать. Дело сдать в архив.
Место захоронения:
Дубовка места массового расстрела и погребения жертв сталинских репрессий, Воронеж, Воронежская область, Россия (ранее РСФСР)
Реабилитирован:
20 июля 1989 года Прокуратурой Воронежской области
Источник данных:
Справка уточнена по данным от родственников
Раздел: Духовенство
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ФОТОКАРТОТЕКА
ОТ РОДНЫХ

После ареста, осуждения и расстрела семье сообщили, что Михаил Алексеевич "выслан без права переписки". Сколько-то лет подавали поминать за здравие, а потом уже стали подавать за упокой. Правду узнали только при Хрущеве, через 20 с лишним лет.

Собственный дом Михаила Алексеевича, купленный им при переводе на службу в Большую Усмань у семьи покойного предшественника в 1906 году, был конфискован властями после его ареста, а старушку жену Любовь Ивановну, пожилую свояченицу Александру Ивановну Баженову, и младшую дочь Екатерину, 30 лет, выставили сперва в амбар, а потом и вовсе на улицу. После этого они ютились по родственникам и знакомым. Любовь Ивановна умерла в 1942 году, пережив мужа на 5 лет. Они прожили вместе в счастливом браке 50 лет, вырастив и воспитав 8 человек детей.

Расстрельное дело было очевидно сфабриковано, как показывает сравнение подписей обвиняемого на двух протоколах допроса. На первом протоколе, в котором ничего существенного по сути обвинения не имеется, Михаил Алексеевич подписался фамилией и именем (Хмелинский Михаил, с ятем), что было вполне обычным для священнослужителей. Причем рука его дрожала (ему было уже 73 года), что видно из неравномерной ширины линии. В первом протоколе прадед Михаил Алексеевич указал как родственников только тех членов семьи, кто с ним проживал, и еще сына Евгения, моего деда. Вероятно, хотел избежать неприятностей для остальных детей, а Евгений к тому времени уже и так был арестован. На втором же протоколе, где Михаил Алексеевич якобы чистосердечно признался в деяниях, наказуемых расстрелом (и смысл своего признания осознал, как показывает ответ, якобы им данный на прямой вопрос следователя Кузнецова), подпись сделана одной только фамилией, и у следователя рука совершенно не дрожала — нажим на перо ровный, причем он хорошо воспроизвел особенности написания Михаилом Алексеевичем заглавной буквы "Х". Следователь и за себя расписался одной только фамилией, как обычно и расписывались все сотрудники госбезопасности. Любопытно, что среди изъятых при обыске документов была половинка тетрадного листка с запиской — помянуть советских руководителей за здравие во время церковной службы, однако документ этот в деле никак не фигурирует. После закрытия церкви в Новой Усмани, Михаил Алексеевич продолжал служить в Воронеже, до самого дня ареста.

Решение о реабилитации Михаила Алексеевича было написано под копирку, с указанием ложных мотивов — например, свидетелей якобы не предупредили об ответственности за дачу ложных показаний, что не соответствует содержанию протоколов допросов.

В  Спасской церкви Большой Усмани устроен исторический уголок, со сведениями об истории церкви и Михаиле Алексеевиче, а на стене у входа в церковь в 2019 году установили доску в память Михаила Алексеевича. 

 

Хмелинский Михаил Алексеевич Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!