Сохранено 2586256 имен
Поддержать проект

Кин Цецилия Исааковна

Кин Цецилия Исааковна
Дата рождения:
7 мая 1905 г.
Дата смерти:
17 января 1992 г., на 87 году жизни
Социальный статус:
референт 3 Западного отдела Народного комиссариата иностранных дел СССР; работала в газете «Комсомольская правда» (1925—1927), в корпункте ТАСС, референтом отдела печати полпредства СССР во Франции (1933—1936); литературный критик, литературовед и публицист
Национальность:
еврейка
Место рождения:
Могилёв, Могилёвская область, Республика Беларусь (ранее Белорусская ССР)
Место проживания:
Москва, Россия (ранее РСФСР)
Адрес проживания:
Москва, Лаврушинский пер., д. 17/19, кв. 31
Место захоронения:
Ваганьковское кладбище, Москва, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
1938 г.
Приговорен:
Особым Совещанием при НКВД СССР 16 мая 1938 года по обвинению «ЧСИР» (член семьи изменника родины)
Приговор:
8 лет исправительно-трудовых лагерей
Реабилитирован:
Военной Коллегией Верховного Суда СССР 23 июля 1955 года
Фотокартотека
Кин Цецилия Исааковна
От родных

«Дорогой Владимир Георгиевич!.. В руках у меня кораблик, который сделал мой муж. Виктор Павлович такие вещи очень любил делать. Были немного поломаны мачты, и пришлось реставрировать, сделали точно, как было.Кораблик я подарила моему другу Адриано Альдоморески, которого очень люблю. Для Адриано это просто счастье… Пусть уж эта очень дорогая мне штука живет в Милане…»

Это письмо от Цецилии Кин, жены известного писателя Виктора Кина, хранится в нашем семейном архиве -архиве Бородиных, жителей Владивостока, наряду с пачкой других ее посланий, снимков, дюжиной книг с дарственной надписью, автором которых была она сама.

Около двадцати лет назад мой отец Владимир Бородин, поклонник творчества Виктора Кина, решился отправить письмо его жене, в Москву, на ул. Красноармейскую, 25. Так завязалась переписка, которая длилась не год и не два.

Минуло десять лет, как не стало Цецилии Кин, человека удивительной души, большого таланта и трагической судьбы. Двадцатый век был особенно немилосерден к таким людям. О некоторых подробностях своей жизни она просила не рассказывать в течение пяти лет после смерти. Прошло уже в два раза больше.

…С Виктором Кином Цецилия встретилась в Екатеринбурге, куда занесли ее родителей со Смоленщины вихри трех революций и гражданской войны. Это была любовь с первого взгляда и на всю жизнь. Уже в Москве, в небольшой комнатке на Плющихе, молодая хозяйка принимала В. Маяковского, Э. Багрицкого, М. Светлова. А фамилию мужа она стала носить благодаря поездке в Англию. Именно там проходила презентация книги Виктора Кина «По ту сторону», и она отправилась туда уже с паспортом на имя Цецилии Кин.

С начала 30-х они работали с мужем в Италии. Бывали в гостях у М. Горького в Сорренто, к себе приглашали И. Бабеля, С. Маршака. По роду службы Цецилии Кин пришлось даже слушать речи Муссолини и встречаться с иерархами фашистской партии.

В сентябре 1933 года Виктора Кина перевели в Париж. Цецилию пригласили работать референтом в корпункте ТАСС и в консульстве. К слову, консулом там тогда был Константин Антонов, бывший глава комсомола Приморья. Здесь завязались новые знакомства – Илья Эренбург, Илья Ильф и Евгений Петров, Максим Литвинов. Именно он заметил литературный талант Цецилии Кин.

Спустя три года семья вместе с сыном вернулась в Москву. Виктор Кин возглавил редакцию современной литературы в Гослитиздате, затем – редакцию газеты «Журналь де Моску». Цецилия работала референтом по Италии и Испании в Министерстве иностранных дел, формально не имея даже среднего образования. И партбилета тоже.

В ночь на 3 ноября 1937 года Виктор Кин был арестован. Цецилия никогда больше его не увидела. На следующий год арестовали и ее. Известно, что Цецилия умоляла домработницу Федору присмотреть за сыном, обещая прислуживать за ней всю жизнь, когда вернется из лагеря… Сына Леву она тоже не застала в живых. Он ушел добровольцем на фронт и умер от ран, когда ему не было еще шестнадцати… А за Федорой, которая отличалась довольно тяжелым характером, Цецилия, выполняя обещание, ухаживала до самого конца...

Ц. Кин провела восемь лет в лагерях, еще девять – в ссылке. Когда в 1955 году ей удалось вернуться в Москву, Цецилия довольно долго работала… дворником. И это при знании пяти иностранных языков! Помогли друзья и случай: тогдашний министр речного флота писал диссертацию, и ему понадобился специалист, владеющий старофранцузским. Потом Цецилию пригласил к себе работать секретарем Самуил Маршак. Некоторое время спустя о ней вспомнил редактор журнала «Иностранная литература», предложив стать референтом по Италии. Затем была работа в журнале «Новый мир» у Твардовского. Когда в 1961 году в редакции появился Солженицын, Цецилии Исааковне одной из первых довелось прочитать его повесть «Щ-854», позже получившей название «Один день Ивана Денисовича».

В оттепель 60-х Цецилия Кин опубликовала в журнале «Новый мир» ряд статей об итальянских католиках, о причинах возникновения фашизма. Многое из этих статей вошло в первую ее книгу «Миф. Реальность. Литература». В 1969 году этот же толстый журнал начал печатать воспоминания Ц. Кин: она была знакома и более того - дружна со многими известными писателями - Юрием Трифоновым, Александром Гладковым, Александром Твардовским. Но вскоре публикация воспоминаний была прервана: «оттепель» закончилась.

И лишь спустя шесть лет в свет вышла ее книга «Итальянские светотени», за ней другая – «Италия конца ХIХ века: судьбы людей и теорий». Следом еще четыре, последняя – «Выбор или судьба» - одновременно на русском и итальянском. Только благодаря героическим пятилетним усилиям Цецилии в стране был издан Леонардо Шаша, любимый ее писатель, с которым она так хотела познакомить русских читателей.

Цецилия Кин снова стала выездной во времена «правления» Андропова. В Италии она пользовалась фантастической популярностью, особенно после выхода в свет ее очередной книги на итальянском - «Автопортрет в красном». Цецилия встречалась с известными писателями, журналистами, кардиналами католической церкви и с президентом страны Алессандро Пертини, который после получасовой беседы, прощаясь, подарил ей свою фотографию с надписью «А кара Сесилиа» - «Дорогой Цецилии». В 1991 году писательнице присудили престижную итальянскую премию «Гринцано Кавур». В том же году была издана ее книга «Итальянский ребус», признанная лучшей из всего литературного наследия писательницы.

За всей этой громкой славой, известностью стояла маленькая, хрупкая женщина с печальными глазами, железным характером и добрым, отзывчивым сердцем, которая с равной самоотверженностью бросалась на выручку и знаменитому столичному писателю, и безвестному владивостокскому прозаику. А еще - каторжный труд, по четырнадцать часов в сутки. Как раз в эти годы Цецилия Кин, преодолевая мучительную болезнь, боролась за возвращение честного имени ее опороченному мужу – Виктору Кину, Николаю Островскому. «Я не умру, пока не дам отпор клеветникам», - говорила Цецилия Кин. Она умерла в 1992-м, вскоре после того, как вышла победительницей из этого, последнего и такого мучительного боя, опубликовав опровержение…

«…Никто и никогда не отнимет у нас людей, которых мы любили…» - написала когда-то Цецилия Кин. Она осталась с нами.

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!