Бессмертный барак
Сохранено 1992948 имен
Поддержать проект

Ненароков Василий Васильевич

Ненароков Василий Васильевич
Дата рождения:
1905 г.
Дата смерти:
24 ноября 1937 г., на 33 году жизни
Социальный статус:
экономист-японовед торгпредства СССР в Японии в 1933 – 1937 годах
Образование:
высшее
Национальность:
русский
Место рождения:
Курская область, Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Токио, Япония
Место захоронения:
Левашовская пустошь мемориальное кладбище, Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
2 сентября 1937 г.
Приговорен:
Комиссией НКВД и прокурора СССР 19 ноября 1937 года по ст. ст. 58-1а-6-7-11 УК РСФСР
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
Военным трибуналом Ленинградского военного округа 4 ноября 1957 года
Источник данных:
Справка уточнена по данным от родственников
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ФОТОКАРТОТЕКА
ОТ РОДНЫХ

Есть в г. Ревде замечательный человек - учитель физкультуры, Александр Васильевич Ненароков, воспитавший много учеников за свою долгую педагогическую жизнь, многие из которых стали прославленными спортсменами. Не все знают о прошлом его семьи. Особенно о его отце, память о котором он свято хранит в своем сердце. Вот что поведал он нам в своем рассказе.

«Мой отец, Ненароков Василий Васильевич (1905-1937), по поручению Советского правительства, находился в 1928-1937 г.г. на работе в Японии. По профессии он был японовед-экономист.

Родился он в г. Дмитровске Курской области. Рано потерял родителей, они умерли в 1920 году. Воспитывался в детском доме. Учился в Орле, в сельскохозяйственной школе, вступил в комсомол. Затем он поступил в Воронежский сельскохозяйственный институт. Обучаясь в институте, обратил на себя внимание хорошими успехами в изучении иностранных языков и получил направление в институт Востоковедения в г.Ленинград. С 1927 года он был студентом ЛИЖВЯ/ЛВИ (Ленинградского Восточного Института). На практике, в дальнейшем, мой отец, Ненароков В.В., свободно владел двумя языками: японским и китайским.

В 1928-31 г.г. находился на стажировке в Японии, участвовал в работе «Кружка японоведения» при Полпредстве СССР в Токио. Окончил Ленинградский Восточный Институт в 1931 году. В этом же году стал членом ВКП (б). В 1931-33 г.г. – был аспирантом Института Востоковедения Академии Наук СССР, чл. Ассоциации японоведения. На одном из ее заседаний в 1933г. выступал содокладчиком по теме «О текущем положении в Японии по данным текущей периодической прессы». С 1933-1937 г.г. он снова работал в Японии: экономистом и секретарем торгпредства СССР в Токио. Перед арестом почти закончил работу над вузовским учебником грамматики японского языка (рукопись была отобрана при аресте). Он готовился к педагогической деятельности.

Моя мать: Анна Ивановна Иванова, в замужестве Ненарокова, родилась в Тамбовской губернии в селе Малая Талинка. Воспитывалась у деда и бабки. Дед был кузнец, работал на вагоноремонтном заводе в г.Тамбове. Училась в церковно-приходской школе, затем перешла в гимназию.

После закрытия гимназии училась на курсах ликбеза. Поступила в Воронежский пединститут. В Воронеже познакомилась с будущим мужем. Потом училась в Ленинграде.

Анна Ивановна в браке с Василием Васильевичем Ненароковым родила троих детей: Инессу, Александра и Анну. Супруги Ненароковы с детьми проживали в Японии (на фото семья на берегу Тихого океана в 30-е годы). Поэтому в свидетельстве о рождении у Александра Васильевича Ненарокова записано: родился в г.Токио.

Перед войной обстановка в мире была неспокойной. И наши дипломаты были связаны с советской разведкой. В своих воспоминаниях Иванова Инесса Васильевна (1928-2004), старшая дочь Ненарокова В.В., пишет: «На уикендах в маленьких горных отелях отец встречался с Рихардом Зорге, советским разведчиком». И Рихард Зорге, не имевший своих детей, очень любил играть с маленькой Инессой, сестрой Александра».

Свои размышления об этом времени и о своем отце нам поведал Александр Васильевич Ненароков: «Сейчас, по прошествии многих лет, мне становится многое ясно. Такие люди, как Рихард Зорге, сделали очень много для победы нашей страны в Великой Отечественной войне. Стратеги фашистской Германии очень надеялись на то, что в ходе этой войны Япония, в сговоре с Германией, откроет второй фронт на восточных рубежах СССР. И это ослабит нашу страну и, будет необходимо, часть армии использовать там. Этим планам не суждено было свершиться.

Рихард Зорге был внедрен, как разведчик, и дал противодействие этому плану. Блестящий немецкий журналист стал советником немецкого посла в Токио, что многое определило политику Германии и Японии. Но Рихард Зорге не мог работать в одиночку. Нужны были люди, хорошо знающие политическую обстановку внутри страны и знающие язык. И такие люди нашлись: Виталий Маркович Примаков и Василий Васильевич Ненароков.

В.М.Примаков, военный атташе в Японии, в те годы, когда наша семья жила в Токио, часто бывал у нас дома, играл с отцом в шахматы, подолгу разговаривал. Так рассказывала моя мать через много лет, когда мы вернулись в Союз».

В августе 1937 года Василий Васильевич Ненароков был отозван из Японии в Советскую Россию, в Москву. Он поселился на даче в Сокольниках, в Подмосковье у своей младшей сестры. Когда он выходил с дачи на поперечную просеку, подъехала машина НКВД. Его схватили и арестовали. Это было 2 сентября 1937 года.

Его перевезли в г.Ленинград, где подвергли унизительным допросам. Постановлением от 19.11.1937 г. Тройкой НКВД, он был осужден по статье 58-1а-6-7-11 УК РСФСР (дело о японском шпионаже, по которому проходило 156 чел.) и приговорен к высшей мере наказания – расстрелу (в декабре 1939 года его жене сообщили, что он «осужден на 10 лет без права переписки», но это была ложь). Ученый экономист-японовед В.В.Ненароков был расстрелян в Ленинграде 24 ноября 1937 года и, предположительно, похоронен в общей могиле на Левашовском кладбище в С-Петербурге, где покоятся 48 тыс.чел., расстрелянных в годы репрессий.

«Моя мать, ничего не знала о смерти своего мужа,- вспоминает Александр Васильевич Ненароков,- долгое время она писала во все инстанции, стремилась получить от него весточку. Вот строки из ее письма, хранимого в нашей семье: «Ради всего честного и справедливого, что осталось на земле, я прошу пересмотреть дело моего мужа…»

Анна Ивановна Ненарокова в 1938 году пересекла океан, на поезде проехала всю Сибирь и вернулась из Японии в Россию с грудным ребенком и двумя старшими детьми, и попала в аппарат НКВД, где ее допрашивали «по конвейеру»: 8 часов один следователь, 8 часов – другой следователь, 8 часов третий и т.д,- до полного изнеможения. Ее обвиняли в сопричастности к «делу Кирова». Лишь один следователь, чувствуя, видимо, ее невиновность, посочувствовал ей (это было чудом) и сказал: «Если не хотите оставить детей сиротами, идите, сейчас же на Московский вокзал». Выписал пропуск через проходную тюрьмы и посоветовал быстро уехать на поезде, что она и сделала. Так семья репрессированного спаслась и оказалась в родных местах, на Тамбовщине, где впоследствии и пережила Великую Отечественную войну.

Как жену репрессированного, Анну Ивановну Ненарокову лишили партбилета, она не могла очень долгое время устроиться на работу, болела, дети голодали. Это были страшные годы лишений и неизвестности».

Вспоминает А.В.Ненароков: «Моя мать, годами, писала письма Калинину, Военному прокурору, в ЦК ВКБ(б) о пересмотре дела мужа, не ведая о том, что его уже давно не было в живых. В семью приходили ложные документы». Ложным было и уведомление о смерти Ненарокова В.В., выданное в 1966 году вдове, в котором, даже, стоял диагноз его смерти и дата: «РСФСР Свидетельство о смерти 1-1ОБ № 144077 Гр. Ненароков Василий Васильевич умер 11 декабря 1944 года, возраст 39 лет. Причина смерти: воспаление легких. Бюро ЗАГС Ждановского р-на г.Ленинграда 18января 1961г.»

А.В.Ненароков: «Перед вами документы, где содержатся ложные сфабрикованные обвинения на моего отца». Много лет спустя в шкафах НКВД, в С-Петербурге были обнаружены дела на 156 человек, расстрелянных по этому «шпионскому делу». У этих дел не было судебного рассмотрения, обвинения и постановления о расстреле. Все произошло стихийно, видимо, по одному устному распоряжению «с верхов». Такие случаи тоже были в то время. Мой отец Ненароков В.В. был реабилитирован Военным трибуналом Ленинградского Военного Округа 4 ноября 1957 года посмертно».

Вся семья Ненароковых была признана «семьей пострадавших от политических репрессий».

Литература. Источники.

1) Документы и фотографии из семейного архива А.В.Ненарокова.
2) Воспоминания А.В. Ненарокова, сына репрессированного, проживающего в г. Ревде.
3) Ненароков В.В. Ст. в книге: Левашовское мемориальное кладбище. С.Петербург 1999г.

Ненароков Василий Васильевич Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!