Бессмертный барак
Сохранено 1943076 имен
Поддержать проект

Ирина Бабичева: Воспоминания об отце

Бабичев Борис Петрович родился в июле 1888 г. в городе Одесса. Его отец Бабичев Пётр Андреевич владел магазином колониальных товаров. Дом и магазин были объединены, представляя собой двухэтажное здание на ул. Малая Арнаутская, 77. Семья Петра Андреевича была большой, шестеро детей: пять мальчиков и одна девочка. Девочка Пелагея Петровна окончила Петербургские женские курсы (Бестужевские, если я не ошибаюсь). Два сына, Андрей и Борис, были очень дружны, Андрей был старше. Борис старался быть, как Андрей. Вслед за братом Борис поступил в Петербургский технологический институт на тот же механический факультет, по специальности «электростанции».

Окончил Борис Петрович институт с отличием в 1915 г. В это время шла Первая мировая война, и его направили военным инженером на военный холодильник в г. Уральск. В Уральске в 1918 г. в мае родилась я – Ирина Борисовна Бабичева. Однажды в Уральске объявили срочный сбор всех бывших офицеров. Папа в это время болел тяжёлой формой сыпного тифа, температура была выше 40. Естественно, он быть на сборе не смог. Утром стало известно, что всех пришедших офицеров погрузили на баржу и затопили вместе с баржей. Так сыпной тиф сберёг отца от гибели. В дальнейшем он вернулся с семьёй в Петроград. Сперва он работал в посёлке Котлы на сланцах, затем переехал в город, где работал в Ленэнерго на 5-й ТЭЦ, а с 15 ноября 1934 г. по 10 октября 1937 г. – день ареста – работал в Ленинградском политехническом институте (Индустриальном институте) научным сотрудником лаборатории подъёмно-транспортных машин на кафедре паровых машин доцентом. Личное дело его в ЛПИ № 229. У отца было 13 удостоверений на изобретения. Из них три особо важные, т. к. относились к вопросу обороны государства.

После вынесения приговора о расстреле 18 января 1938 г. у матери не взяли передачи для отца, сказав: «Выслан в Читу на 10 лет без права переписки». Мы поверили. Это было в феврале 1938 г. Вскоре меня и маму вызвали в отделение милиции и объявили нам, что мы высылаемся из Ленинграда. Нам разрешили выбрать город проживания, не сказав о сроке ссылки. Я в это время была студенткой 4-го семестра 1-го Ленинградского мединститута. Двоих детишек школьников, не имеющих паспортов, не тронули, и мама, веря, что всё это ошибка, оставила их на попечение родных в одной из комнат нашей квартиры. Мама выбрала Иваново-Вознесенск, где был медицинский институт. Действительно, в Иваново нас, ссыльных, принимали, разрешили учиться и работать. Но жить там полагалось безвыездно, с ежемесячной явкой в НКВД для регистрации.

Так я кончила 26 июня 1941 г. Ивановский мединститут. И поехала по назначению госкомиссии в сельскую больницу Ярославской области. 10 июля 1941 г. меня там же призвали на военную службу в армию. Я служила на 3-м Украинском фронте в 46-й армии начальником хирургического отделения армейского эвакогоспиталя. Демобилизовалась 15 ноября 1946 г. в Одессе. Поступила там в клиническую ординатуру трёхлетнюю по рентгенологии в Одесский институт усовершенствования врачей, где и проработала ассистентом, кандидатом наук, доцентом. Вышла на пенсию в 57 лет.

Правду о расстреле отца мы узнали лишь в 1960 г. при личной беседе в «Большом доме», тогда же получили вместо двух липовых справок о смерти – настоящий документ с указанием даты расстрела. До этого я получила документ о том, что дело инженера Бабичева Б. П. прекращено за отсутствием состава преступления. Где захоронен прах отца, неизвестно. Мы посещаем Левашовскую пустошь как кладбище наших близких.

Брат 1925 г. р. погиб на Невской Дубровке, ушёл добровольцем защищать Ленинград, отказавшись покинуть его со всеми детьми.

Мы с мамой узнали, что ссылка наша была на 5 лет – т. е. до 1943 года. Узнала тогда, когда написала запрос в соответственный архив. Это было в 1990 году.

Ирина Борисовна Бабичева
С.-Петербург

Страницы на сайте проекта:

Бабичев Борис Петрович

Бабичева Ирина Борисовна

Источник