История без фотошопа
История без фотошопа
История без фотошопа
В.Яковлев: Так было
2 063
В.Яковлев: Так было
Меня могут спросить, зачем я взялся за тему, которая замалчивается, а, следовательно, эти очерки не могут быть напечатаны и не принесут мне ни почестей, ни денег? Мне кажется, что будущий историк из этих рассказов почерпнет много материала для воссоздания правдивой истории первых сталинских пятилеток с их концентрационными лагерями. Каждый гражданин несет долг перед Историей, перед будущими поколениями. Я вспомнил о нем, и этот долг повелел мне записать эти рассказы, чтобы наши потомки, изучив допущенные их предками ошибки, не повторили бы их во вред и себе. Вот мой ответ на поставленный вопрос
Где ты был?
827
Где ты был?
Мазус Израиль Аркадьевич: Каждая из этих записей корнями уходит в мое лагерное прошлое, и у меня впервые появилось ощущение завершенности. Так ли это— судить не мне, а читателю.
Записки лагерного врача
8 793
Записки лагерного врача
Автор — ко времени ареста в 1949 году — студент по­следнего курса Военно-морской медицинской академии был осужден по 58-й статье и отправлен в Архангельскую область, в Каргопольлаг. Небольшая книга Александровского — потрясающий рассказ о гулаговской медицине. Это спокойное, порой кажущееся бесстрастным повествование, принадлежащее перу человека наблюдательного, интеллигентного, выпол­няющего свой врачебный долг в экстремальных условиях. В книге передан дух лагерной жизни. Здесь и придурки, и работяги, дистрофики и уклоняющиеся от работы, с фантастической изобретательностью симулирующие тяже­лые заболевания.
Дедушкины тетради
7 992
Дедушкины тетради
Разбирая макулатуру нашла старые тетради с записями, читала и плакала - это были дневники моего дедушки... Родился дедушка 5 марта 1917 года, прожил 76 лет. Был арестован в 1937 году по 58 статье, в 1954 был реабилитирован. С бабушкой он познакомился в Вятлаге, в Лесном. Дедушка был "врагом народа", а бабушка - учительницей в местной школе Глушков Александр Михайлович и Лусникова Мария Николаевна, оба, к сожалению уже умерли.
Синий йод – эликсир, спасавший жизни
6 683
Синий йод – эликсир, спасавший жизни
Владимир Онуфриевич Мохнач, блестящий врач, высокообразованный человек, в совершенстве владеющий несколькими иностранными языками, в том числе и древними, кандидат химических наук и доктор биологических наук, занимающий пост директора Дальневосточного филиала Института химии АН СССР, был арестован в 1937 г. во Владивостоке и осужден "за контрреволюционную деятельность" по статье 58: 15 лет заключения с последующей ссылкой на 5 лет без выезда.
Обреченный на расстрел
2 290
Обреченный на расстрел
Серым декабрьским утром 1937-го в управлении НКВД состоялось экстренное совещание. Обсуждался вопрос о “концентрированном ударе по участникам правотроцкистских формирований и их социальной базе”. Звучали хлесткие фразы о “недобитых контрреволюционных элементах”, “классовых выродках”, “опасности террористических актов”.
Исповедь депортированной
12 291
Исповедь депортированной
Эту фотографию я с делал ровно 10 лет назад - 22 февраля 2009 года. На фото моя мама - Масара Муртаева, которая подростком на себе испытала все тяготы сталинского режима. 23 февраля, в день депортации вайнахского народа, моей маме становилось плохо, она могла часами рассказывать о том ужасе, который пришлось пережить ей со своим народом. В центре Грозного был мемориал памяти депортации вайнахского народа из могильных плит (чурт), использованных советской властью как строительный материал после высылки чеченцев и ингушей. У меня была задумка сделать фото моей матери во время снега в центре этого мемориала.
Дело кладбищенской цветочницы
2 170
Дело кладбищенской цветочницы
Священник Алексей Чужбовский и цветочница с кладбища Александра Петровна Николаева были арестованы за «распространение клеветнических слухов» о том, что на кладбище хоронят расстрелянных.
Записки «вредителя». Побег из ГУЛага.
8 218
Записки «вредителя». Побег из ГУЛага.
Чернавин писал эту книгу не в старости, когда можно спокойно окинуть взглядом прожитое и задуматься над смыслом пройденного пути, а по горячим следам, только что спасшись из ГУЛАГа. Еще в заключении он дал себе слово, если побег удастся, рассказать всему миру о том, чему он был свидетелем. Название английского издания книги — “I Speak For The Silent”, «Я говорю за тех, кто молчит». Владимир Чернавин был убежден, что, узнав о том, что происходит в советских концлагерях, люди всего мира ужаснутся и, может быть, даже помогут спасти тех, кто там сидит. Не помогли. И все-таки совесть автора чиста. Он рассказал все. Задолго до Солженицына, не располагая ни временем, ни материалами, которые были у Александра Исаевича, он написал фундаментальное исследование советской системы.
Сталинск в годы репрессий. (Воспоминания. Письма. Документы)
806
Сталинск в годы репрессий. (Воспоминания. Письма. Документы)
Каждая строчка воспоминаний наполнена болью за отца. Дети, вспомнили все: его болезнь, увольнение с работы по навету, второй арест."На все запросы об отце сведения давали ложные: осужден на 10 лет без права переписки, отправлен на Дальний Восток в бухту Нагаева, умер от ... и т.д.