Откровения узников ГУЛага
Откровения узников ГУЛага
Откровения узников ГУЛага
«Опубликуйте после моей смерти…»
25 992
«Опубликуйте после моей смерти…»
Расшифровка нескольких фрагментов старых магнитофонных записей. О своем «гулаговском» многолетнем жизненном опыте рассказывает родственникам и друзьям Владимир Николаевич Гомбоев – прямой потомок, правнук Николая Александровича Бестужева, знаменитого декабриста и по совместительству морского офицера, историографа флота, писателя, критика, изобретателя, художника XIX в. Дочь Бестужева Екатерина, родившаяся в Сибири, была замужем за видным представителем бурятской интеллигенции Найданом (Николаем) Гомбоевым, известным своей дипломатической и просветительской деятельностью, способствовавшей сближению России, Монголии и Китая.
А там с материка еще подкинут...
16 113
А там с материка еще подкинут...
Сидя в зале кинотеатра, когда шел фильм «Судьба человека», слышал я, как всхлипывали люди, проклинали фашистских извергов, и с горечью думал: «А кто жалел тогда нас?». Бригадир Драбинин с участка «Тезка» прииска «Штурмовой» сбрасывал работяг с промприбора, промывавшего золотой песок. Они летели вниз с высоты нескольких метров. И все ради потехи. Не раз сталкивал он и меня, но я отделывался ушибами, а сколько людей он покалечил с одобрения начальства!
Арест. Обыск. Конец семьи...
20 544
Арест. Обыск. Конец семьи...
Я задержалась на службе, а когда пришла, все было кончено. Почти ничего не тронуто: обыск производился поверхностный, небрежный, потому что действительное положение вещей их не интересовало. Возможно, что и развязка была уже предрешена... Какой-то безликий молодой человек в штатском с равнодушным видом сидел в кресле и курил. Больше ничего, а дома, семьи уже не было. Все кругом будто оледенело, умерло. Муж переодевался, собирал вещи, быть может, в последнюю дорогу, я ему молча помогала, но все это так машинально, что я не знала, живы ли мы еще или вместо нас двигались наши тени. Все стало каким-то призрачным, ненастоящим...
Работники серовского детприёмника НКВД
13 617
Работники серовского детприёмника НКВД
Роберт Ридель - пятнадцать лет ссыльный, с восьмилетнего возраста (Сибирь, Урал, Казахстан), шесть лет детдомовец (Сибирь, Урал), горный техник (Караганда), потом горный инженер, К.Т.Н.(Московский горный институт), доцент, полный кавалер знака "Шахтёрская слава" (трёх степеней), государственные награды (медали, орден "Знак почёта"), "Почётный работник угольной промышленности", лауреат Государственной премии СССР (1988г).
Образцовый совхоз НКВД. Как штамповались «ВРАГИ НАРОДА»
16 728
Образцовый совхоз НКВД. Как штамповались «ВРАГИ НАРОДА»
Как «штамповались» сотни тысяч «изменников Родины» в годы войны? Вот пример из моей жизни. На 1-м Украинском фронте начальник СМЕРШа Второй Крымской Дважды Краснознаменной кавалерийской дивизии майор Григорьев на первой моей с ним встрече 9 декабря 1943 года заявил: —Ты смотри-ка, сам, видите ли, ушел на фронт! А для чего ты добровольно-то пошел? Знаем! У немцев в тюрьме сидел? Сидел! Так почему живой остался? Почему тебя не расстреляли? Ты что мне байки, мне твои байки до... Запомни, от нас уже не выходят, у нас закон: лучше взять из тысячи 999 невинных, чем пропустить одного виновного.
Дети террора – воспоминания дочери «врагов народа»
34 411
Дети террора – воспоминания дочери «врагов народа»
Репрессивная политика коммунистической власти сделала сиротами десятки тысяч детей. Оставшихся без попечения отцов и матерей, расстрелянных или сгинувших в лагерях, отправляли в детдома. Там детей «врагов народа» с прочерком в графе «родители» нередко ждало издевательское отношение со стороны и воспитателей, и сверстников.
Жертвы режима: чтобы не повторилось. Часть первая
16 824
Жертвы режима: чтобы не повторилось. Часть первая
В день ареста Бронислав Антонович купался в реке. Стояли последние дни относительно спокойной жизни – все ждали отправки на фронт. Чекисты запихнули Лойко в машину, где за перегородкой уже сидел его товарищ, курсант по фамилии Кондратенко, также арестованный. Состояние шока – за что, почему? Лишь спустя четыре дня вызвали на допрос. «Одно обвинение у меня и сейчас в голове не укладывается – вооружённое восстание, статья 58-2», - недоумевает Бронислав Антонович.