Мой отец — сын врага народа

Мой отец — сын врага народа

Мой отец — сын врага народа. Папино лицо вполне могло быть на этой фотографии, среди малюток, отправляемых голодать в приюты под порядковым номером. Его спасло только чудо. 

Дед- директор мужской гимназии - был арестован в сентябре 37-го по обвинению в шпионаже и антисоветской агитации, а через месяц - приговорён к вышей мере, с конфискацией имущества. Вот в этой конфискации и был весь тайный смысл: у деда был прекрасный дом, который элементарно хотели отобрать. Бабушка осталась одна с двумя младшими детьми - двое старших умерли от болезней ещё в младенчестве. С работы её выгнали. Нельзя было допустить, чтобы жена врага народа продолжала учить детей. Неизвестно чему она их может научить... Но бабушке повезло- она нашла работу. Правда до работы приходилось добираться два часа пешком в один конец по сибирским снежным морозам. Но зато это означало, что ни она, ни её сыновья не умрут голодной смертью, хоть и получала она жалкие гроши. 

Через год арестовали и бабушку. Обвинение - антисоветская агитация. Когда одинокую мать в очередной раз заставили покупать сталинские облигации гос. займа, она имела неосторожность отказаться, мотивируя свой отказ отсутствием денег и необходимостью кормить детей. После её ареста четырёхлетний отец и его старший брат должны были отправиться в специальный приют. Но случилось первое чудо: приехала бабушкина сестра - тётя Катя - и взяла мальчиков к себе. Логично? Отнюдь. Это был невероятно геройский поступок - приютить детей врага народа. И благодетели немедля за него поплатились. Катин муж был исключён из партии и его карьера была закончена. 

Бабушку продержали в тюрьме год. Скорее всего, дело бы тоже закончилось расстрелом, если бы не второе чудо. Во время одного из рутинных истязаний, когда славные соколы Дзержинского мордовали несчастную женщину, в пыточную вошёл ещё один сотрудник НКВД и узнал в ней свою одноклассницу. Каким-то образом ему удалось не просто прекратить издевательства, но и устроить так, чтобы бабушку выпустили на свободу за отсутствием состава преступления. 

Когда пришло время поступать в институт, у папы был очень небольшой выбор - многие профессии для сына врага народа были недоступны. Он хотел быть врачом, но нельзя было допустить, чтобы сын врага народа лечил людей. Ведь неизвестно как он их будет лечить... Пришлось стать инженером. 

Вот такой хэппи энд. Если закрыть глаза на то, что дети выросли без отца. И на то, что в мозгу трёхлетнего ребёнка навсегда запечатлелся ужас той ночи, когда тебя будят резким, требовательным стуком в дверь, поднимают из тёплой постели, а потом ты стоишь в растерянности, жмурясь от света лампы, пока незнакомые дяди в чёрных кожанках роются в шкафах. Потом они скручивают твоего отца. Твоего папу, который самый умный, сильный и смелый и грубо уводят его навсегда. Даже много лет спустя, живя в сытой, благополучной Америке, отец вздрагивает от телефонных звонков и резкого стука в дверь. Сын врага народа- безвинно искалеченная жертва. 

Мне хочется выцарапать глаза всем, кто кричит, что нужно вернуть Сталина, что он был герой и что он был великий. Величие сатаны, взгромождённое на гору трупов, слёз и страданий. Хочется посадить каждого сталинского поклонника в машину времени и отправить прямиком на колымской лесоповал, или в НКВД-шный застенок, или в приют для отверженных детей врагов народа. 

Одна красивая, ухоженная дама написала: "Хватит уже об этом говорить!" Нет, не хватит! Об этом нужно не просто помнить, а говорить и говорить до тех пор, пока не исчезнут желающие вернуть это позорное время непостижимого ужаса. 

Ana Sorce 

10 марта 2016
1 324