Бессмертный барак
Сохранено 1943076 имен
Поддержать проект

Осокина (Мартинсон) Ольга Оскаровна

Осокина (Мартинсон) Ольга Оскаровна
Дата рождения:
12 марта 1890 г.
Дата смерти:
14 октября 1938 г., на 49 году жизни
Социальный статус:
беспартийная; переводчица-машинистка во всесоюзном тресте Туркстроя
Образование:
женская гимназия при Лютеранско-Евангелическом соборе Св. Апостолов Петра и Павла, Москва
Национальность:
немка
Место рождения:
Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия (ранее РСФСР)
Место проживания:
Москва, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
27 апреля 1935 г.
Приговорен:
постановлением Особого совещания при НКВД 27 июля 1935 года по обвинению в «шпионской деятельности в пользу Германии»
Приговор:
5 лет исправительно-трудового лагеря
Дата ареста:
1938 г.
Приговорен:
тройкой при Управлении НКВД по Новосибирской области 2 октября 1938 года по обвинению в том, что "являлась активной участницей контрреволюционной шпионско-диверсионной организации в Сиблаге, завербовала несколько человек и занималась сбором шпионских сведений в пользу германской разведки"
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
по первому делу: 12 декабря 1991 года прокуратурой СССР; по второму делу (расстрел): 20 ноября 1956 года Военным трибуналом Сибирского военного округа
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ФОТОКАРТОТЕКА
ОТ РОДНЫХ

Ольга Оскаровна Осокина (Мартинсон) попала под надзор «всевидящего ока» НКВД по причине контактов с ее желания эмигрировать в Германию. Формальным поводом для ареста Ольги Оскаровны Осокиной и обвинению ее в шпионаже в пользу Германии стал тот факт, что, работая переводчицей в «Туркстрое», она иногда брала домой некоторые бумаги, чтобы перепечатать их начисто к следующему дню. Вполне обычная практика для всех машинисток. Бдительные коллеги, которые периодически копались в ее рабочем столе, сообщили об этом в НКВД. Якобы, во время проведенного в ее квартире обыска было найдено служебное письмо, содержащее «не подлежащие оглашению материалы». В своем заявлении на имя Прокурора РСФСР Ольга Оскаровна указала, что не знает содержания этого письма, что во время обыска при ее аресте и во время первых допросов никакого письма ей предъявлено не было. Хотя были заданы вопросы о других бумагах, найденных в ее рабочем столе. Письмо, предъявленное как улика, «всплыло» только на допросе 26 июля 1935 года - спустя 2 месяца после ареста. «Секретное» содержание этого письма – этакая ода российскому (советскому!) разгильдяйству, вызывает улыбку и заслуживает того, чтобы быть приведенные ниже: «Всем заводам и Главкам» Не подлежит оглашению ПРИКАЗ по Народному Комиссариату Тяжелой Промышленности № 1496 индекс 071 г. Москва 20 января 1934 г. Порядок отправки оборудования для Туркстроя. Мне сообщено, что некоторые машины прибывают к месту строительства Первого Государственного Хлопчато-Бумажного Комбината в Турции заржавленными без надлежащей смазки и не в полном порядке. Это показывает, что некоторые заводы не соблюдают преподанных им правил упаковки грузов, перевозимых в межгосударственном сообщении. Для ликвидации подобных явлений приказываю: 1) Под личную ответственность нижеперечисленных директоров заводов, обеспечить отправку оборудования, инструментов и материалов в особо прочной таре, годной на экспорт в железно-дорожном и морском сообщении. 2) Точно соблюдать прилагаемую при сем инструкцию по транспортировке грузов, утвержденную Управляющим «Туркстроя» тов. Золотаревым 14/XI/с.г. 3) Обратить особое внимание на работу экспедиции и складских помещений, обеспечив их особо надежными партийными работниками, которые должны нести ответственность перед директорами заводов за упаковку, смазку и отгрузку всех отправляемых в Турцию машин. Фамилии этих ответственных лиц сообщить «Туркстрою». 4) Особое внимание при отгрузке обратить на безусловную комплектность каждой отправляемой машины с тем, чтобы каждая отдельная часть, как и вся машина в целом, имела особый паспорт, удостоверяющий наличие всей частей и деталей машины, необходимых для монтажа ее и приведение в рабочее состояние. Предлагаю начальникам Главков взять настоящий приказ под свое личное наблюдение и обеспечить точное и неуклонное его выполнение.

П.п. Зам. Наркома Тяжелой Промышленности - Пятаков О существовании этого письма Ольга Оскаровна узнала на допросе 26 июля 1935 года. Показания, обвиняющие ее в шпионаже, также дали: Зиглин Александр Ильич, 1884 г.р., зам.управляющего и главный инженер треста «Туркстрой», член ВКП(б) с 1931 года, и сотрудница треста Клавдия Молодцова, которая пользовалась столом Ольги Оскаровны и якобы нашла в столе приведенное выше циркулярное письмо «Туркстроя» (- не дома у Ольги Оскаровна!). Как видим, материалы следственного дела №1941 противоречат сами себе: в одном месте говорится, что письмо было найдено в столе дома у Осокиной, в другом – что письмо нашли в столе на работе! Это уже не имело никакого значения для судьбы нашей прабабушки. Даже суд не понадобился, как в сотнях тысяч подобных следственных дел. 27 июля 1935 года Ольга Оскаровна Осокина была осуждена Особым совещанием НКВД (Москва) на 5 лет лишения свободы «за шпионскую деятельность» в пользу Германии. Срок наказания она отбывала в Ново-Ивановском лагерном пункте СИБЛАГА НКВД (Чебулинский район Кемеровской области). Во время отбывания срока она была незаконно обвинена в создании шпионско-диверсионной организации в Сиблаге (!) и сборе шпионских сведений в пользу разведки Германии. Постановлением тройки УНКВД Новосибирской области от 2 октября 1938 года Ольга Оскаровна была приговорена к высшей мере наказания и расстреляна 14 октября 1938 года. Сведений о месте расстрела и захоронения не имеется. Определением № 672 от 20 ноября 1956 года Военного Трибунала Сибирского ВО Осокина Ольга Оскаровна реабилитирована по делу сфальсифицированному в СИБЛАГЕ за отсутствием состава преступления. Окончательно она была реабилитирована по обоим делам в 1992 году. В семейном архиве имеются материалы личного дела, копия приговора и справка о реабилитации. В июле 1995 года мама свидетельство о смерти своей бабушки, выданное Чебулинским райЗАГС Кемеровской области, где зафиксирована причина смерти – «РАССТРЕЛЯНА». В 1986 или 87 году, когда мы были с мамой на Лубянке для ознакомления с делом Ольги Оскаровны Осокиной, нам дали почитать только ее апелляцию на приговор и сам приговор, а не все дело. Следователь, наблюдавший за нашим чтением, сказал маме: «Ваша бабушка была очень гордой женщиной». Наверное, он знал больше того, что тогда было дозволено узнать нам (из семейной хроники, написанной на основе документов А.Р. Воронцовым, правнуком Ольги Оскаровны Осокиной-Мартинсон)

 Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!