Бессмертный барак
Сохранено 1926724 имен
Поддержать проект

Скрипицын Борис Владимирович

Скрипицын Борис Владимирович
Дата рождения:
27 сентября 1884 г.
Дата смерти:
23 октября 1930 г., на 47 году жизни
Социальный статус:
беспартийный, научный руководитель пивоваренного сектора центральной исследовательской научной лаборатории бродильной промышленности Наркомата местной промышленности РСФСР
Образование:
3-е военное Александровское училище в Москве (1907)
Национальность:
русский
Воинское звание:
капитан лейб-гвардии преображенского полка (1917), участник первой мировой войны, георгиевский кавалер
Место рождения:
Варшава, Польша
Место проживания:
Санкт-Петербург (ранее Ленинград), Россия (ранее РСФСР)
Место заключения:
Соловецкий лагерь особого назначения СЛОН, «Соловки», Архангельская область, Россия (ранее РСФСР)
Тюрьма:
"Владимирский централ" ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области тюрьма, Владимирская область, Россия (ранее РСФСР)
Место захоронения:
Владимир, Владимирская область, Россия (ранее РСФСР)
Дата ареста:
24 апреля 1924 г.
Приговорен:
по обвинению в «участии в контрреволюционной шпионско-монархической группировке, состоящей из бывших дворян и гвардейских офицеров, связанной с заграничными монархистами через нелегальных курьеров» (ст. 60 УК РСФСР)
Приговор:
3 года концлагеря
Дата ареста:
2 сентября 1927 г.
Приговорен:
2 сентября 1927 года Особым совещанием при коллегии ОГПУ
Приговор:
3 года тюрьмы
Дата ареста:
18 сентября 1930 г.
Приговорен:
Тройкой при ПП ОГПУ по Ивановской промышленной области 19 октября 1930 года по статьям 58-10, 58-11 и 58-6 УК РСФСР
Приговор:
к высшей мере наказания — расстрел
Реабилитирован:
5 июня 1992 года постановлением Прокуратуры Санкт-Петербурга
Источник данных:
Справка уточнена по данным от родственников
Книга Памяти:
Учтен(а) в «Последний адрес»
  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
ФОТОКАРТОТЕКА
ОТ РОДНЫХ

О судьбе своего прадеда и его семьи написал Дмитрий Витушкин:

«15 июля 1901 года, во время многолетней командировки на объект в Ашхабад, у Бурковских родилась красавица дочь, которую назвали сербским именем Милица. Через полтора десятилетия, когда семья вернулась в Петербург, девушка привлекала внимание многих кавалеров столичного света: за юной леди ухаживали миллионер Рябушинский и тогда еще малоизвестный композитор Дмитрий Шостакович. Но сердце барышни покорил один рослый гвардейский офицер — капитан Скрипицын. «Любимой и родной Мусе. Борис», — подписал он ей в 1916 году свою фотографию, которую Муся бережно хранила всю жизнь.

Борис Владимирович Скрипицын родился в 1886 году в семье губернатора Якутии и потомка древнего дворянского рода, известного в летописях с XV века. Дети боярские Скрипицыны полтысячи лет служили Русскому государству стольниками, послухами, стряпчими и на других гражданских должностях. Но еще больше Скрипицыных отдали свои жизни военной службе: в 1519 году сражались с Литвой, в 1552 году брали Казань, в 1613 году защищали Тихвин от войск Делагарди, в Северную войну атаковали шведов, в Отечественную войну 1812 года гнали из нашей страны захватчиков «двунадесяти языков» Наполеона.

К моменту знакомства с юной Мусей, то есть на конец 1916 года, Борис Скрипицын был настоящим боевым офицером. В составе лейб-гвардии Преображенского полка он много месяцев провел на Юго-Западном фронте под шквальными обстрелами немцев и австрийцев, личным примером поднимал 12-ю роту в штыковую атаку, захватывал вражеские окопы и участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве. Даже ранение не вывело его из строя. Грудь храброго капитана была увешана орденами, отмечавшими мужество и стойкость преображенца. Вскоре Скрипицын был награжден и Золотым оружием, став таким образом Георгиевским кавалером.

Милица и Борис обручились, но роковой 1917 год заставил их надолго отложить свадьбу. Отозванный с фронта офицер обнаружил Петроград совсем другим: с митингами, очередями за продуктами и вооруженными людьми повсюду. Все ждали надвигающейся катастрофы. Родовую усадьбу Скрипицыных в Подмосковье кто-то поджег, и красивый деревянный дом в русском стиле полностью сгорел. После этого пожилые уже родители Бориса уехали из России в Швейцарию. Вернуться на Родину им было не суждено, последние годы жизни бывший губернатор с супругой проведут в Женеве.

24 февраля 1917 года в Петрограде Борис Скрипицын по наряду командовал 1-й ротой гвардии Преображенского полка. На следующий день, когда очередная демонстрация пошла по Невскому в сторону Зимнего дворца, преображенцев выставили у Полицейского моста (ныне – Зеленый мост через Мойку). Демонстрация была антиправительственной, но мирной, и Скрипицын наотрез отказался стрелять по толпе силами своих солдат, а также запретил это стоявшим здесь же городовым. Только благодаря решению офицера удалось предотвратить надвигающееся кровопролитие и спасти сотни жизней людей.

Однако толпа все прибывала. Стало понятно, что просто так люди не разойдутся. Посовещавшись с другими офицерами, капитан Скрипицын решил собрать полки, где еще сохранилась дисциплина, на Дворцовой площади. 27 февраля у Зимнего дворца выстроилось 1500 преображенцев, к ним присоединились роты еще троих подразделений. Но изложенный офицером план дальнейших действий не понравился командующему Петроградским военным округом генерал-лейтенанту Хабалову, и тот объявил Скрипицына «бунтовщиком» и пригрозил арестом. Хотя революцию было уже не остановить.

Через полгода, в сентябре 1917 года, Скрипицын ушел из Преображенского полка, которому отдал десять лет жизни. И хотя близкие родственники эмигрировали, а все имущество вскоре отобрали новые власти, Борис решил остаться в России, в Петрограде, где жила его любимая Муся. Молодые, наконец, поженились и поселились в доме на Большой Подьяческой – несмотря на экспроприацию самого «доходника», восьмикомнатная квартира в бельэтаже была оставлена полезному инженеру Бурковскому по личному распоряжению Ленина. Здесь у четы Скрипицыных родилась единственная дочка Таня.

В этот период Борис много работает: сначала инспектором в страховом обществе «Россия», затем контролером-инструктором при ВСНХ. Несмотря на начавшиеся с самых первых дней репрессии против «бывших» и передел собственности, советская власть не вызывала у бывшего дворянина и бывшего гвардейца никакого отторжения. Напротив, в Гражданскую войну Скрипицын был переписчиком в 1-м Образцовом полку деревенской бедноты – том самом, где в ту пору служил и Михаил Зощенко. А чуть позже становится начальником одного из 242 санитарных поездов Красной армии.

В 1924 году Борис Скрипицын был простым советским человеком. Ходил на работу в контору «Петролес», воспитывал дочку, иногда посещал с молодой супругой театр да общался с бывшими однополчанами. Очень редко приходила весточка от мамы или сестры из Женевы: родные рассказывали про свою жизнь, просили прислать фото младенца, вспоминали общее семейное прошлое. Обычная переписка, какая бывает между близкими родственниками. Должно быть, Скрипицыну казалось, что жизнь наконец-то наладилась. Ничто не предвещало беды.

Но в ночь на 24 апреля 1924 года в квартиру на Большой Подьяческой пришли вооруженные люди. Это были сотрудники ОГПУ. После обыска и унизительных досмотров всех членов семьи, под плач ребенка бывшему офицеру было объявлено, что он «причастен к контрреволюционной организации». В качестве улики чекисты зачем-то конфисковали старинное издание «Гербовника дворянских родов Российской империи» – книгу, которая хранилась в каждой дворянской семье как реликвия. Вместе с ней «воронок» увозил по Садовой и Бориса Скрипицына. Ни в свой дом, ни на свободу он больше никогда не вернется.

Через две недели советский суд посчитал Скрипицына виновным в «участии в контрреволюционной шпионско-монархической группировке, состоящей из бывших дворян и гвардейских офицеров, связанной с заграничными монархистами через нелегальных курьеров» (ст. 60 УК РСФСР). По сфабрикованному делу осудили и нескольких его сослуживцев, тоже бывших дворян-преображенцев. Общение с однополчанами в деле стало «подготовкой вооруженного восстания», письма мамы и сестры – «связью с зарубежной шпионской сетью». Первым приговором стали три года концлагеря на Соловках.

Жена Милица не смирилась с несправедливостью: одно за другим она писала письма во все кабинеты. Требовала, жаловалась, просила. Письма аккуратно подшивались к делу. Никакого действия они не возымели. Один раз, на следующий год, начальство ГУЛАГа разрешило ей навестить Бориса. Милица взяла с собой малютку-дочь. Плыли по свинцовым волнам Ладоги и Онеги, сквозь шторм, а когда доплыли, женщина не сразу узнала в осунувшемся, замученном человеке своего мужа. Все трое заплакали. Это была их последняя встреча.

2 сентября 1927 года Борис Скрипицын был переведен в политизолятор печально известного Владимирского централа. Помимо запрета на проживание в Ленинграде и еще пяти городах и погрангуберниях, советская власть подарила уже отбывшему наказание новый трехлетний срок заключения. Он стал последним – 19 октября 1930 года тройка ОГПУ вынесла смертный приговор по 58-й статье нового Уголовного кодекса. 23 октября 1930 года Борис Владимирович Скрипицын, столбовой дворянин и храбрый офицер, муж и отец, был расстрелян за преступление, которого он никогда не совершал.

Лишь в 1959 году государство в лице Военного трибунала Московского военного округа отменило смертный приговор и прекратило дело за отсутствием в действиях обвиняемого состава преступления, тем самым косвенно подтвердив «судебную ошибку». Борис Владимирович Скрипицын был окончательно реабилитирован только после распада СССР, 5 июня 1992 года постановлением Прокуратуры Санкт-Петербурга. Ни объяснений, ни извинений родственникам невинно убитого за его жизнь, за десятилетия страха и унижений, конечно, так и не последовало».

Скрипицын Борис Владимирович Проект Бессмертный барак

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте - не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!