«Нас утро встречает прохладой...»

«Нас утро встречает прохладой...»

Борис Петрович Корнилов (1907-1938)

Вряд ли в нашей стране найдется хоть один представитель поколения 50-70-х, которому бы не были знакомы песенные строчки: «Нас утро встречает прохладой...», принадлежащие поэту Борису Корнилову. Композитор Дмитрий Шостакович, написавший музыку к «Песне о встречном», говорил о поэте: «Это великий мастер слова, достойный того, чтобы о нем знали все, знали его поэзию, в которой он сам предстает человеком неистощимого жизнелюбия». Поэта убили на 31 году жизни. За свою короткую, но удивительно насыщенную жизнь Борис Корнилов успел заявить о себе, как о ярком, самобытном поэте, и навсегда вписать свое имя в историю русской литературы ХХ века.

Сегодня нижегородцы гордятся тем, что известный русский поэт Борис Корнилов родился и вырос на Нижегородской земле. Но было время, когда память о нем на длительный срок была предана забвению и когда имя Бориса Корнилова боялись произносить вслух даже самые близкие ему люди.

Борис Петрович Корнилов родился в селе Покровском Семеновского уезда. Родители будущего поэта - Петр Тарасович и Таисия Михайловна - были сельскими учителями. Когда Борису исполнилось три года, они переехали в деревню Дьяково, которая почти примыкала к г. Семенову. Семья Корниловых жила на квартире в одном здании со школой, в которой вместе работали родители.

Маленький Борис любил бывать на уроках отца. Он жадно впитывал все, о чем говорилось, тихо стоя возле классной печки. В пять лет он уже умел читать. И читал с удовольствием. «Пяти-шести лет читал Гоголя, Бичер-Стоу, Луи Жаколио, - позднее вспоминал Б. Корнилов. - Читал без разбора, так как у моего отца, сельского учителя Нижегородской губернии, вся библиотека помещалась в одной бельевой корзине. И первый поэт, которого я раскопал среди номеров «Нивы» и приложений к ней, был Пушкин. Шел 1913 год. Прочитав томик Пушкина, я написал свое первое стихотворение «Смерть поэта». Конечно, о Пушкине. Поощрения, переходящего в восхищение, со стороны домашних не встретил, но Пушкина таскал с собой повсюду».

Боря с сестрами Лизой и Шурой. 1924 год

На один из дней рождения отец подарил Борису книгу Николая Гоголя. Борис настолько выразительно читал младшим сестренкам «Вия», что они со слезами убегали он него. Часами просиживая за книгами, Борис вместе с тем был подвижным, озорным ребенком. В 1914 году, когда ему было восемь лет, отца призвали на войну с Германией. Он остался единственным мужчиной в доме, колол дрова, носил воду из колодца, копал, косил траву.

В 1921 году Борис продолжил учебу в школе города Семенова, куда ежедневно ходил из Дьякова пешком. Многие одноклассники Корнилова увлекались поэзией, зачитывались балладами Василия Жуковского. Революционное время будоражило юные сердца, и впечатлительного Корнилова потянуло к перу. Мать поэта, Таисия Михайловна вспоминала: «Всегда ходил с тетрадкой и блокнотом. Чаще всего написанное прятал или рвал, за что мы на него обижались». Он начал выпускать школьную стенгазету, где помещал свои стихи и частушки

После окончания 8-ми классов Борис решил оставить школу, тем более что в уездном комитете комсомола приметили бойкого парня и предложили место инструктора бюро юных пионеров. В пионеры тогда принимали молодежь вплоть до 18 лет, было их около 30 человек. Помимо прочей работы в укоме Борис взялся выпускать стенную газету «Ком-са». Он сам писал в ней, рисовал карандашами и красками и самолично вывешивал у входа в городской сад.

Корнилов любил шутки, розыгрыши, притягивал к себе внимание своей открытостью, непосредственностью и стихами. Поэзия все больше и больше входила в его жизнь.

В 1925 году в нижегородской губернской газете «Молодая рать» появилась первая публикация Бориса Корнилова. Открыл нового автора руководитель литературного кружка при газете, бывалый селькор и увлеченный собиратель молодых талантов Павел Штатнов. На губернской краевой конференции комсомола он обратил внимание на выставку стенгазет. На одной из них ему бросилось в глаза стихотворение паренька из Семенова. «Он был молод, - вспоминал позже о Корнилове П. Штатнов, - лет 16-17, но несмотря на молодость, в нем ярко пробивалась талантливость. Нотки богемского характера давали себя знать». В то время среди молодых литераторов было модно подписываться псевдонимами. Корнилов назвался Борисом Вербиным.

В этом же году Корнилов обратился в бюро юных пионеров с просьбой «откомандировать его в институт журналистики или в какую-либо литературную школу». Ему становилось все труднее совмещать общественную работу и творчество. Соратники поддержали молодого поэта, поскольку признали, что «у т. Корнилова имеются задатки литературной способности».

Перед Борисом встал вопрос: куда ехать. В то время он был страстно увлечен Есениным. После некоторых раздумий поэт решил ехать учиться в Ленинград, где втайне надеялся встретиться с кумиром и показать ему свои стихи.

Ленинград встретил юного Корнилова трагическим известием о внезапной смерти Сергея Есенина. Новость ошеломила его, но он все же решил остаться, поселившись у своей тетки Клавдии Михайловны.

В том же 1926 году Борис Корнилов пришел в литературную группу «Смена» на Невском проспекте. На одном из заседаний группы он читал стихи, которые вез для Есенина. Деревенские мотивы провинциального поэта некоторые восприняли как экзотику. Кто-то критиковал его за есенинщину (как вскоре после смерти поэта принято было выражаться).

Критика подействовала. Корнилов решил не подражать своему кумиру, а просто стать его последователем. Оказавшись среди искушенных знатоков и ценителей поэзии, он стал очень требовательно к себе относиться, много читал, занимался немецким (читал в подлиннике Гейне) и все время писал, писал. Атмосфера, в которую окунулся юный поэт, вдохновляла его. В «Смене» он познакомился с поэтессой, своей будущей женой Ольгой Берггольц. Она позднее писала о нем: «Глаза у него были узкого разреза, он был слегка скуласт и читал с такой уверенностью в том, что читает, что я сразу подумала: «Это ОН». Это был Борис Корнилов - мой первый муж, отец моей первой дочери».

Борис Корнилов и Ольга Берггольц

Борис Корнилов и Ольга Берггольц

Они много работали, но каждую свободную минуту старались проводить вместе, гуляли по городу и много говорили о поэзии. Вместе они поступили на высшие курсы искусствознания при Институте истории искусств, где перед слушателями выступали Владимир Маяковский, Эдуард Багрицкий и другие признанные поэты.

Ольге Берггольц поэт посвятил свою первую книгу «Молодость». Изданная 3-тысячным тиражом, она принесла Борису Корнилову первый успех.

Корнилов очень любил Ленинград, знал практически все его улицы и закоулки, но его душа рвалась на родину, и каждый год он старался приезжать в Семенов. В 1929 году Корнилов привез в родной город свою жену Ольгу Берггольц и маленькую дочку. Они с Ольгой не раз бывали и в Нижнем Новгороде. Ходили купаться на Гребневские пески, бродили по Откосу и читали свои новые стихи друзьям. Прожив вместе три года, супруги в 1930 году расстались.

Критики тех лет называли Бориса Корнилова коммунистическим, даже пролетарским поэтом. Он удивлялся таким определениям, называя себя «типичным попутчиком». Несмотря на то что в поэзии тех лет преобладали призывы, лозунги, чье влияние было заметно в некоторых стихах поэта тех лет, Корнилову удалось сохранить свой слог, выйти на свою стезю.

1931 год стал одним из самых плодотворных для 25-летнего поэта. Вышел его сборник «Все мои приятели», стихи печатались в журналах «Звезда», «Ленинград», «Стройка». Как и у всех одаренных людей, у Корнилова появились недоброжелатели. Несмотря на молодость, он стойко держал удар, продолжая работать.

В 1932 году Корнилов написал свою знаменитую «Песню о встречном» (для к/ф «Встречный»), которая мгновенно принесла ему еще большую популярность.

В те годы многие ленинградские поэты продолжали служить теме глобальной классовой борьбы. Борис Корнилов тоже не раз обращался к ней, но иногда это были, по сути, дежурные, обязательные строки.

Однако в 1933 году в Ленинградском отделении издательства «Молодая гвардия» вышла его поэма «Триполье» о революционных событиях на Украине в 1919 году. Поэму сразу же заметили и вскоре переиздали в Москве. О молодом семеновском поэте заговорили. Высокую оценку творчеству Бориса Корнилова дал на Первом Всесоюзном съезде советских писателей главный редактор газеты «Известия» Николай Бухарин. О поэме Корнилова «Моя Африка» в парижской прессе положительно отозвался Ромен Ролан. На Корнилова обратил внимание знаменитый режиссер Всеволод Мейерхольд, попросив написать пьесу о классовой борьбе в деревне. Они подружились, даже собирались вместе съездить в Семенов. Но не сложилось.

В Ленинграде начались массовые аресты. В доме номер 9 на канале Грибоедова, где в то время жил поэт со своей второй женой Ципой Беренштейн (он называл ее Люсей), каждое утро встречали с облегчением, а ночами оставляли форточки открытыми, чтобы можно было услышать шум подъехавшего черного «воронка».

Арестовали (а затем и расстреляли) приятеля Бориса Корнилова поэта Павла Васильева, якобы за хулиганство. В 1935 году в газете «Литературный Ленинград» было опубликовано постановление президиума Ленинградского союза советских писателей о поведении Б. Корнилова («Выжечь богему»), где его тоже объявили хулиганом, дебоширом и пьяницей.

В 1937 году, в ночь с 19 на 20 марта, «воронок» приехал за Борисом Корниловым. Формальным основанием для ареста был донос руководителя одного из ленинградских издательств, в котором по пунктам были изложены антисоветские взгляды и намерения поэта. Ему было предъявлено обвинение в контрреволюционной деятельности, в распространении своих антисоветских произведений по статье 58, п. 10 Уголовного кодекса РСФСР. 13 февраля 1938 года следователь зачитал Борису Корнилову обвинительное заключение, в котором говорилось, что «Корнилов Б.П. с 1930 года является участником троцкистско-зиновьевской террористической организации . участвовал в нелегальных сборищах указанной организации», где «участники организации критиковали с контрреволюционных позиций мероприятия ВКП(б) и Советского правительства по основным хозяйственно-политическим вопросам, культивировали злобную ненависть к руководству ВКП(б) и высказывали террористические намерения против руководителей ВКП(б) и Советского правительства. ... Обвиняемый Корнилов нелегально распространял свои контрреволюционные литературные произведения под названием «Чаепитие», «Ёлка» и «Прадед», в которых призывал к организованному противодействию коллективизации сельского хозяйства и защите кулачества от репрессий Советской власти.».

«Сфабрикованное обвинительное заключение, в котором не было и не могло быть правды, - пишет в книге о Корнилове В.А. Шамшурин, - было зачитано истерзанному обессилевшему человеку, лишенному не только права, но и возможности возразить своим мучителям. Спустя неделю выездная сессия Верховного суда приговорила Бориса Корнилова к высшей мере - расстрелу. Приговор обжалованию не подлежал. Согласно постановлению ЦИК и СНК СССР, приговор к высшей мере наказания должен был приводиться в исполнение немедленно по его вынесении. Безусловно, так и случилось 20 февраля после часу дня, когда под бумагой уже стояли подписи».

Поэт был убит, так и не узнав, что у него родилась дочь Ирина (перед арестом именно этим именем будущий отец просил назвать дочь). Уже взрослой девушкой узнала она о том, кто был ее настоящим отцом и чьи стихи так старательно разучивала с ней мама наизусть.

Лишь в июле 1956 года Борис Корнилов был полностью реабилитирован. Инициатором пересмотра дела стала первая жена поэта Ольга Берггольц.

Многие факты биографии Бориса Петровича Корнилова стали известны благодаря многолетним усилиям семеновского учителя и краеведа Карпа Васильевича Ефимова. Ему удалось найти место тайного захоронения поэта на территории Левашовской пустоши под Ленинградом. В 1992 году Карп Васильевич получил разрешение на установку в этом месте поминального креста с портретом Бориса Корнилова. В г. Семенове памятник поэту был открыт еще в 1967 году, не первый год при участии К.В. Ефимова работает музей Бориса Корнилова, выдающегося русского поэта, с вдохновением и любовью воспевавшего свою малую и большую родину.

Источник: Опаленные лихолетьем: Очерки о нижегородских деятелях культуры и искусства, репрессированных в 30–70-е годы ХХ века

30 июля 2018
13 332