Дело контрреволюционной вредительской организации в системе ирригации и мелиорации

Дело контрреволюционной вредительской организации в системе ирригации и мелиорации

Эпоха «великого перелома» сопровождалась кампаниями по поиску врагов народа среди внутрипартийных оппозиционеров и интеллигенции. «Шахтинское дело», «Процесс Промпартии» положили начало целой серии «вредительских процессов» в различных отраслях народного хозяйства. В 1929 г. Сталин прямо заявил о виновности большинства лучших специалистов: «Наиболее квалифицированная часть старой интеллигенции была заражена болезнью вредительства. Более того, вредительство составляло своего рода моду» [Сталин И.В. Вопросы ленинизма. М., 1930, с. 459]. Это превентивное обвинение во вредительстве фактически открыло охоту ОГПУ на ведущих специалистов в самых разных областях экономики.

Схема подобных процессов по типу дела Промпартии была отработана хорошо: вредительская организация из представителей технической интеллигенции – деньги из заграницы – подготовка интервенции – свержение Советской власти. С основным делом «Промпартии» были связаны и так называемые отраслевые дела «Промпартии» о вредительстве: в угольной промышленности, в нефтяной промышленности, в металлопромышленности, в текстильной промышленности, в химической секции Госплана, в лесной промышленности, в цементной промышленности, в электротехнической промышленности, в области топливо-снабжения, в энергетической промышленности, в энергетической военной промышленности, в энергетике транспорта, в Наркомате путей сообщения, т.н. «ленинградская группа», т.н. «профсоюз инженерно-технических работников», т. н. экономической группы в ВСНХ и др.

Только за 1931 год Прокуратура ОГПУ согласилась на рассмотрение во внесудебном порядке Коллегией ОГПУ дел по ст. 58-7 УК РСФСР (вредительство) на 2490 человек, включая 85 профессоров, 1152 — инженерно-технического персонала, 249 экономистов, 310 агрономов, 22 ветврача и 666 «прочих служащих» (бухгалтеров, «ответственных работников по меньшевистским делам».

Настоящее дело ирригаторов-мелиораторов это небольшой, неизвестный пока эпизод в череде подобных процессов. Следствие по делу контрреволюционной вредительской организации в системе ирригации и мелиорации делится на два этапа: Ленинградский (июнь 1928-август1930 гг.) и Московский (август 1930- август 1931 гг.).

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ПЕРИОД СЛЕДСТВИЯ

14 июля 1928. Арест Леонида Михайловича Мухина, бухгалтера Научно-Мелиоративного института. Первоначально Мухину вменяют в вину 120 статью УК (Служебный подлог, т. е. внесение должностным лицом в корыстных целях в официальные документы заведомо ложных сведений, подделки, подчистки или пометки другим числом, а равно составление и выдача им заведомо ложных документов или внесение в книги заведомо ложных записей). К июлю 1930 статью 120 Мухину заменят на 116 (Присвоение или растрата должностным лицом или лицом, исполняющим какие-либо обязанности по поручению государственного или общественного учреждения, денег, ценностей или иного имущества) Потом и эту статью снимут, оставив только два пункта по 58-й статье. Присутствие в контрреволюционной организации банального казнокрада и растратчика сочтут неуместным. Постепенно, уж не знаю какими способами, от него добиваются показаний, что деньги он не для себя воровал, а для нужд контрреволюционной организации. Где организация? Ее пока нет. И старший уполномоченный Лениградского ЭКО ОГПУ Кожевников принимается за «создание контрреволюционной организации».

10 августа 1928. Арест Давида Самсоновича Флексора, профессора, помощника Директора Научно-Мелиоративного института, начальника бухгалтера Мухина. В 1924 году Флексор ездил в Германию повидать родных. За это и зацепились следователи. Флексор быстро сознается во всем, что от него хотят. Он, по версии следователя, отвечал за получения финансирования из-за границы. Деньги, якобы, шли для оплаты контрреволюционных и вредительских операций.

19 января 1929. Арест Петра Михайловича Гаевского. П.М Гаевский родился в 1881. Получил высшее образование, инженер-геолог, летом 1928 открыл богатое месторождение апатитов в Хибинах на Кольском полуострове. Работал в Правлении Мурманской железной дороги. Почему крупный специалист-геолог Гаевский оказался в этом деле в компании ирригаторов и мелиораторов? Дело вот в чем - в 1921 он ездил в Берлин и Париж. Позже выяснится, что он знаком с директором Научного Мелиоративного института Ризенкампфом, и именно поэтому Гаевский фигурант дела 927-28. Он проходит весь путь Ленинградского периода, в августе 1930 г. направлен в Москву, в Бутырский изолятор, однако что-то не срастается. 05.10.1930 Гаевский этапируется обратно в Ленинград в тюрьму Кресты, откуда в 1931 году отправляется в ссылку на Урал совсем по другому делу (http://pkk.memo.ru/page%202/KNIGA/Ga.html). В окончательном обвинительном заключении по делу мелиораторов от 23 августа 1931 г. Гаевский не значится.

8 февраля 1929. Обвиняемая по совершенно другому делу (о связи с иностранцами) Догмара Оттовна Рогалевич на допросе показывает, что она имела интимную связь с итальянским консулом г. Спанно, а познакомилась она с ним на именинах у Ризенкампфов (том 1, лист 8). Георгий Ризенкампф – директор Научного Мелиоративного института, того самого, где занимался приписками бухгалтер Мухин. Это находка для следствия. Еще одна связь с заграницей найдена!

13 февраля 1929. Амалия Петровна Ризенкампф на допросе подробно рассказывает о знакомстве с итальянским консулом Спанно, о поездках вместе с мужем заграницу в 1925 году и встречах с русскими эмигрантами (том 1, лист 9).
Летом 1929 года старший уполномоченный ЭКО ОГПУ Кожевников проводит многочисленные допросы различных лиц, получая показания прежде всего на Г.К. Ризенкампфа. Среди допрошенных им: Страдзас, Станевич, Василенко, Дрозжин, Сланский, Осминин, Слоним, Флексор, Мухин, Гаевский, Щеглов, Розенштейн, Иванов, Сиротинин, Иоссэлиани, Рогалевич, Ризенкампф.

11 сентября 1929. Арест Георгия Константиновича Ризенкампфа. Именно Ризенкампф и становится центральной фигурой, по версии следствия руководителем большой и разветвленной контрреволюционной вредительской организации в системе ирригации и мелиорации.

29 октября 1929. Ризенкампфу предъявлено обвинение в том, что «в период с 1919 по 1929 гг. в контрреволюционных целях и в интересах бывших собственников и капиталистических организаций проводил вредительство в области ирригации подрывая и замедляя развитие ирригационного дела, а также передавая капиталистическим организациям сведения составляющие государственную тайну».

18 декабря 1930. По делу 927-28 проходят только Ризенкампф и Гаевский. Они обвиняются в желании привлечь Германские концессии для проекта по орошению Голодной Степи (том 1, лист 53).

05 февраля 1930. Арест в Средней Азии инженера ирригатора Сергея Николаевича Новацци. Нарком РКИ Г.К. Орджоникидзе 24 февраля 1930 г. просил Г.Е.Прокофьева из ЭКУ ОГПУ ускорить выявление вредительства в ирригации Средней Азии. По словам Орджоникидзе, вредительство подтверждено показаниями арестованного инженера Новацци, но дело затянулось, поэтому чекистам необходимо «взять на себя ведение следствия по этому делу и ускорить его окончание» (А.Г. Тепляков «Вредительские» процессы начала 1930-х гг. и работники ОГПУ: методы следствия, карьера и судьбы В кн.: Сибирские архивы в научном и информационном пространстве современного общества: Новосибирск, 2015. – 171-176).

18 марта 1930. По делу 927-28 проходят уже не только Ризенкампф и Гаевский, но и бухгалтер Мухин. Старший уполномоченный Кожевников особо отмечает, что дело «требует дальнейшего производства следствия ввиду получения целого ряда новых показаний, по коим проходят лица, еще не привлеченные к ответственности» (том 1, лист 69). Переводя на русский язык - дело перспективное.

23 марта 1930. В Ташкенте арестован Владимир Фёдорович Булаевский.
Известнейший специалист по орошению пустынь Средней Азии, родился 29 мая 1883 г, уроженец Псковской губернии. Русский. В 1903 году окончил Псковскую губернскую гимназию. Окончил Санкт-Петербургский институт инженеров путей сообщения по специальности гидротехник. Женат. Первый раз арестовывался летом 1928 года, после того как выступил единственным свидетелем защиты в Ташкенте на показательном процессе над специалистами-ирригаторами. В заключении Владимир Федорович пробыл недолго, около полутора месяцев.

В марте 1930 года. По делу о вредительстве в Средней Азии профессор Булаевский был арестован во второй раз. Знакомство с Ризенкампфом послужило причиной этапирования Булаевского сначала в Ленинград (Кресты), затем в Москву (Бутырский изолятор). Именно в Москве стараниями следователя Льва Задовского подвергался изощренным нравственным пыткам. Как запишет позднее сам Владимир Федорович, «доведенный всем ходом следствия почти до невменяемого состояния», в январе 1931 года он подписал требуемое от него признание. Этапирован в Ташкент, где и был осужден по 58-й статье на 10 лет концлагерей (http://moskva-volga.ru/bulaevskij-vladimir-fedorovich-1883-1957/). В окончательном (Московском) обвинительном заключении от 23 августа 1931 г. Владимир Фёдорович Булаевский не значится.

30 марта 1930. Помощник Главного инженера Волгостроя Александр Самойлович Панпулов арестован в Ленинграде.

5 июля 1930. Следствие по делу Ризенкампфа (дело 927-28) завершено. Ленинградское ОГПУ (Медведь и Карпенко) утверждают обвинительное заключение (Том 1, лист 71). По делу проходят шесть человек:

Г.К. Ризенкампф – 58-6, 58-7, Расстрел.
П.М. Гаевский – 58-6, 58-7, Концлагерь на десять лет.
В.Ф. Булаевский – 58-7, Концлагерь на десять лет.
С.Н Новацци – 58-7, Концлагерь на десять лет.
А.С. Панпулов – 58-7, Концлагерь на пять лет.
Л.М.Мухин – 58-7, 116-2, Концлагерь на пять лет.

Август 1930 года. Шестеро обвиненных по делу 927-28 этапируются в Москву (Бутырский изолятор) где, уже Московское ОГПУ, заводит новое дело о контрреволюционной вредительской организации в системе ирригации и мелиорации.

МОСКОВСКИЙ ПЕРИОД СЛЕДСТВИЯ

12 августа 1930. Георгию Константиновичу Ризенкампфу предъявлено новое обвинение в том, что «имеющимися следственными материалами он достаточно изобличается в том, что стоя на позициях контрреволюционной борьбы - создал и руководил широкой контрреволюционной вредительской и шпионской организацией работников ирригации и мелиорации, поставившей своей целью свержение Советской власти» (том 1, лист 186). Это вам уже не Ленинградское дело о «замедлении развития ирригационного дела». Это столичный размах и глубина проблемы. «Свержение Советской власти» вполне могло бы потянуть на показательный процесс. К счастью этого не произошло.

За дело берутся оперуполномоченные 2-го ЭКУ ОГПУ Лев Борисович Зазовский и Николай Матвеевич Счастливцев (Зазовский расстрелян в 1941-м,Счастливцев репрессирован в 1939-м.), дело обрастает новыми подробностями и, естественно, арестами. За неполных четыре месяца арестованы 16 человек.

13 августа 1930. Арестован Начальник Планово-Экономического отдела Главдортранса РСФСР Борис Федорович Копылов

25 августа 1930. В один день арестованы четверо: председатель Технического Комитета Наркомзема РСФСР Ричард Павлович Спарро, ученый секретарь Технической Комиссии Наркомзема РСФСР Адриан Алексеевич Прозоров, зав. бюро орошения Всесоюзного института мелиорации ВАСХНИЛ Борис Семенович Арканов и ученый секретарь Научно-Технического совета управления водного хозяйства Наркомзема СССР Петр Валерианович Цейдлер.

01 октября 1930. Арестованы еще двое: доцент Ленинградского Гидротехнического инситута Илья Иванович Знаменский и ст. инженер транспортной группы Ленгипростроя Александр Николаевич Фомин.

05 октября 1930. Самый «урожайный» день на аресты по этому делу. Одиннадцать человек арестовано в Москве. Это директор Ленинградского Научно-Мелиоративного института (занявший эту должность после ареста Ризенкампфа), одновременно профессор Ленинградского Политехнического института Иван Иосифович Москвитинов, профессор Московского Межевого Института и Рисотреста Евгений Евгеньевич Скорняков, научный работник Академии С/Х Наук имени В.И.Ленина Анатолий Эрнестович Матиссен, научный работник Государственного Института Мелиорации Аркадий Дмитриевич Кибальчич, инженер-мелиоратор, Переселенческого управления Наркомзема СССР Василий Васильевич Брангулеев, служащий Госмелиотреста СССР Владимир Федорович Зрелов, инженер-мелиоратор, член правления Рисотреста Иван Григорьевич Николаев, научный сотрудник Госплана РСФСР Александр Андреевич Стратонитский, старший инженер мелиоративного отделения Зернотореста Константин Акимович Левин, главный инженер Мургатского бюро Гипровода Григорий Александрович Чернилов, старший специалист Наркомзема РСФСР Николай Яковлевич Чернобородов.

12 октября 1930. Арестован зав. Секцией методологии в с/х академии им Ленина Михаил Львович Кривобоков.

13 октября 1930. Арестован Председатель Научно-Технического совета управления водного хозяйства (Союзводхоза) Наркомзема СССР Евгений Леонидович Кениг.

20 октября 1930. Арестован инженер проектно-изыскательного сектора Рисотреста Николай Никитович Карасев.

22 октября 1930. Арестован культуртехник-мелиоратор Льноконоплеводтреста Николай Федорович Щербаков.

06 ноября 1930. Арестован специалист по кормодобыванию в Леннирадском Облмолживсоюзе Николай Алексеевич Александровский.

18 ноября 1930. Арестован директор Торфяного Института, зав. торфяным отделением Наркомзема РСФСР и профессор Тимирязевской С/Х академии Иван Иванович Вихляев.

02 декабря 1930. Арестован инженер Управления по ирригации Заволжья Всеволод Корнилович Журавский.

Аресты закончились. Обвиняемые находятся в Бутырском изоляторе, в жутких условиях. Кто-то начинает «сотрудничать со следствием», отвечать на вопросы, а часто просто подписывать подготовленные следователем документы. Кто-то, как например, сотрудник Госплана РСФСР А.А. Стратонитский отказываются отвечать на вопросы следователя. Такие просидят без допросов до самого приговора, до августа 1931 года. У обвинения и без них хватает «фактов».

Как они «сидят»? Об этом рассказывается в многостраничном заявлении профессора Г.К. Ризенкампфа (дело Р-27060 том 1 листы 182-185) от 07.08.1931 на имя начальника 2-го экономического отдела ОГПУ, члена ЦКК, Прокофьева (расстрелян в 1937 году). Ризенкампф оперирует фактами, призывая к здравому смыслу, пытается доказать, что его пребывание в тюрьме экономически невыгодно для народного хозяйства, что значительно больше пользы он бы принес, будучи на свободе. Пишет о том, что все следственные действия, которые с ним проводили за два года, можно было бы выполнить в две недели. Описывая ход следствия, Ризенкампф называет происходящее террором, а методы следствия – пытками. Заявление аккуратно подшито в дело и, как раньше говорили, «оставлено без последствий». Привести весь этот подробный документ нет никакой возможности. Ограничусь наиболее яркими выдержками, проливающими свет на ход следствия.

… «Опер. Уполномоченный Зазовский, который повел мое дело [после перевода в Москву] сразу мне заявил, что рассматривает мою деятельность шире, что он считает меня контрреволюционером союзного масштаба, тесно связанным с Пальчинским [П. И. Пальчинский, расстрелян до суда по делу Промпартии], и после Пальчинского продолжающим его дело, что в деле имеются соответствующие неопубликованные показания Пальчинского; он выражал свое убеждение, что я связан с группой Рамзина [Л. К. Рамзин глава Промпартии], Кондратьева [Н. Д. Кондратьев арестован в 1930 году по «делу Трудовой крестьянской партии»]; с группой вредителей в области мелиорации, со Спарро и другими. Однако я ровно никакого отношения не имел к контрреволюции и вредительским организациям и, к своему счастью с Рамзиным и Кондратьевым почти не был знаком, а с Пальчинским так мало встречался, что мог бы передать все те немногочисленные фразы и слова, которые были сказаны нами при наших редких встречах, происходивших всегда в присутствии посторонних людей, о чем и дал соответствующие показания. Одновременно с часто следующими допросами меня подвергли режиму физической и душевной пытки. Сперва меня восхваляли свыше всякой меры, затем хулили и бранили ниже всякой меры, потом держали в изоляторе 17 дней, где я задыхался от жары и отсутствия свежего воздуха, оттуда перевели в башню Бутырской тюрьмы, где температура по ночам падала ниже нуля, из оконных рам было вынуто стекло. После этого подвергли беспрерывному допросу в продолжении девяти суток, не давая возможности спасть в течение всего этого времени с целью довести до состояния полной невменяемости; в это же время мне угрожали арестом моей 72 летней больной матери и уверяли в том, что она уже арестована; наконец, после всего этого меня заключили снова в изолятор на 10 дней, не дав мне никаких вещей, отобрав даже полотенце и коробку спичек. Этот период интенсивных допросов и интенсивного давления продолжался 2.5 – 3 месяца. К моему счастью за это время последовало полное признание Рамзина, Кондратьева, Спарро и ряда других лиц. Таким образом моя непричастность к указанным организациям выясняется в достаточной степени. Действительно тринадцатого ноября 1930 года мне ст. уполномоченный Зазовский заявил, что следствие отказалось от предположений, что я играл крупную роль в контрреволюционных и вредительских организациях, но что он предполагает, что я все-таки участвовал в Промпартии, в качестве третьестепенного сотрудника в ее ленинградском отделе в группе профессора Кирпичева. Я вновь подтвердил гр. Зазовскому, что в контрреволюционных и вредительских организациях я никакой роли, ни крупной, ни мелкой не играл.»

«С тех пор, до сего времени, следовательно, в продолжение девяти месяцев меня ни разу не вызывали на допрос. На мои заявления я не получал никаких ответов. Я опять подвергся длительной физической и нравственной пытке, не столь бурной, как первые 2.5 – 3 месяца, но достаточной для того, чтобы организм потерял здоровые жизненные соки. Запрещая мне в течение всего времени получать передачи и получать деньги для пользования тюремным кооперативом, меня, здорового человека, довели к середине июня с.г. до цинги и худосочия, то есть болезней, ясно свидетельствующих, что я доведен был до полного истощения, и теперь, несмотря на то, что второй месяц, по предписанию врача я получаю специальные лекарства и больничный обед, я настолько слаб, что не могу более двух часов в сутки проводить сидя, остальное время принужден лежать.» …

Итак, попытка представить дело мелиораторов как часть дела Промпартии провалилась. Не получилось громкого процесса. Приговоры тридцати обвиняемым были вынесены в их отсутствии на заседании судебной коллегии ОГПУ 23 августа 1931 года. Особо нужно отметить роль привлеченных следствием экспертов Н.И. Анисимова и М.А. Стекольникова. Именно их многостраничные и «аргументированные» рецензии мелиоративных проектов обнаружили в разработках ученых несуществующие там элементы вредительства и контрреволюции.

Не считаю нужным подробно приводить обвинительное заключение, показывать заведомо ложные обвинения, или выделять абсурдные измышления следователей.

Выдержки из обвинительного заключения по следственному делу №98133 Контрреволюционная вредительская организация в системе ирригации и мелиорации.
По настоящему делу проходят в качестве обвиняемых следующие лица:

Дело контрреволюционной вредительской организации в системе ирригации и мелиорации 1928-1931 гг.

Ризенкампф Георгий Константинович, 1888 г.р., уроженец г Ленинграда, русский, гр. СССР, образование высшее, женат, член высшего водного совета, профессор, директор Научно-Мелиоративного института.
Арестован 11.09.1929. Обвинен по статьям 58-6, 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – РАССТРЕЛ с заменой заключением в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Кениг Евгений Леонидович, 1869 г.р., уроженец г Гродно, русский немец, гр. СССР, б/п, женат, образование высшее – инженер путей сообщения, гидротехник, Председатель Научно-Технического совета управления водного хозяйства (Союзводхоза) НКЗ СССР и доцент-преподаватель Моск. Высш. Инженерно-Строительного училища, потомственный почетный гражданин, личный дворянин.
Арестован 13.10.1930. Обвинен по статьям 58-6, 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Цейдлер Петр Валерианович, 1884 г.р., сын личного дворянина, учителя ремесленного училища, гр. СССР, б/п, женат, образование высшее – инженер, педагог, ученый секретарь Научно-Технического совета управления водного хозяйства (Союзводхоза) Наркомзема СССР, не судился.
Арестован 25.09.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Флексор Давид Самсонович, 1871 г.р., уроженец г Сороки, Бессарабской г. из мещан, русский, гр. СССР, б/п, женат, образование высшее, последнее место работы- пом. директора Научно-Мелиоративного института в Ленинграде, не судился.
Арестован 10.08.1928. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Панпулов Александр Самойлович, 1884 г.р., уроженец г Севастополя, из мещан, русский, гр. СССР, женат, образование высшее – по профессии инженер гидротехник, последнее место работы- пом. Главного инженера Волгостроя.
Арестован 30.03.1930. Обвинен по статьям 58-6, 58-7, 58-11. ЧАСТИЧНО СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – РАССТРЕЛ с заменой заключением в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Новацци Сергей Николаевич, 1867 г.р., уроженец г. Ростов н/Дону, из мещан, русский, гр. СССР, б/п, холост, образование высшее, по профессии инженер по ирригации, до момента ареста не работал нигде, ввиду снятия со службы в НКФ СССР по 1 категории по чистке. Судимости не было.
Арестован 05.02.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Знаменский Илья Иванович, 1886 г.р., уроженец г Киева, сын учителя гимназии, русский, гр. СССР, б/п, женат, образование высшее, последнее место работы-доцент Ленинградского Гидротехнического инситута и главный инженер Бюро по составлению проекта орошения Голодной Степи. В 1927 г. был арестован ППОГПУ ЛВО по обвинению в получении взятки, суда не было, дело прекращено
Арестован 01.10.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Москвитинов Иван Иосифович, 1885 г.р., уроженец г. Одессы, мещанин, русский, гр. СССР, б/п, женат, образование высшее, по профессии научный работник, последнее место работы - директор Ленинградского Научно-Мелиоративного института и профессор Ленинградского Политехнического института, не судим.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Скорняков Евгений Евгеньевич, 1876 г.р., уроженец г Москва, сын отставного поручика, русский, гр. СССР, б/п, женат, образование высшее, последнее место работы – профессор Московского Межевого Института и Рисотреста, был арестован в 1895 г. один день по делу Ветрова.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-7,58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Мухин Леонид Михайлович, 1876 г.р., уроженец г. Ленинграда, русский, гр. СССР, б/п, по профессии бухгалтер, последнее место работы – зав. Счетно – Финансовой частью Гос. Научно-Мелиоративного института в Ленинграде.
Арестован 14.07.1928. Обвинен по статьям 58-7,58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ НЕ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Спарро Ричард Павлович, 1867 г.р., уроженец г. Ленинграда, сын служащего, русский, гр. СССР, б/п, женат, по профессии гидротехник и мелиоратор, последнее место работы – председатель Технического Комитета Наркомзема РСФСР. Не судился.
Арестован 25.08.1930. Обвинен по статьям 58-6, 58-7,58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Прозоров Адриан Алексеевич, 1889 г.р., уроженец г Москва, сын врача, служаший, русский, гр. СССР, б/п, женат, по профессии инженер гидротехник, последнее место работы- ученый секретарь Технической Комиссии Наркомзема РСФСР. Не судился.
Арестован 25.08.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Арканов Борис Семенович, 1885 г.р., уроженец г. Казани, сын врача, русский, гр. СССР, б/п, женат, образование высшее, по профессии инженер, последнее место работы – зав. бюро орошения Всесоюзного института мелиорации ВАСХНИЛ. Не судился.
Арестован 25.08.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Кривобоков Михаил Львович, 1883 г.р., уроженец г Ставрополя, сын служащего (пом. столоначальника), русский, гр. СССР, б/п, женат, экономист института мелиорации, зав. Секцией методологии в с/х академии им Ленина.
Арестован 12.10.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Матиссен Анатолий Эрнестович, 1880 г.р., уроженец села Костыри, Смоленской губ., сын Рижского почетного гражданина, русский, гр. СССР, б/п, женат, научный работник Академии С/Х Наук имени В.И.Ленина.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Кибальчич, Аркадий Дмитриевич, 1883 г.р., уроженец г Москва, сын мещанина, русский, гр. СССР, б/п, женат, научный работник Государственного Института Мелиорации и Гидромодуля и Института Водного Хозяйства им В.И. Ленина. Не судился.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. ЧАСТИЧНО СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Брангулеев Василий Васильевич, 1882 г.р., уроженец г. Ленинграда, сын дорожного мастера, русский, гр. СССР, б/п, женат, инженер-мелиоратор, работал в Переселенческом управлении Наркомзема СССР Не судился.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Щербаков Николай Федорович, 1881 г.р., уроженец г Тара, Зап. Сиб. Края, сын приказчика в торговом предприятии, русский, гр. СССР, б/п, женат, культуртехник-мелиоратор, работал последнее время в Льноконоплеводтресте. Не судился.
Арестован 22.10.1930. Обвинен по статьям 58-6, 58-7, 58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Зрелов Владимир Федорович, 1892 г.р., уроженец г Тифлиса, русский, гр. СССР, б/п, женат, инженер, служащий Госмелиотреста СССР.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-7,58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Карасев Николай Никитович, 1889 г.р., уроженец сельца Васильево Смоленской губернии, сын крестьянина, русский, гр. СССР, б/п, женат, инженер проектно-изыскательного сектора Рисотреста.
Арестован 20.10.1930. Обвинен по статьям 58-6, 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Копылов Борис Федорович, 1883 г.р., уроженец Нижнего Новгорода, сын чиновника, русский, гр. СССР, б/п, женат, экономист, Начальник Планово-Экономического отдела Главдортранса РСФСР. Не судился.
Арестован 13.08.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. ЧАСТИЧНО ПРИЗНАЛ СЕБЯ ВИНОВНЫМ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Николаев Иван Григорьевич, 1888 г.р., уроженец дер. Носово, Волоколамского уезда, бывшей Московской Губернии, русский, гр. СССР, б/п, женат, инженер-мелиоратор, член правления Рисотреста.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-7,58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Стратонитский Александр Андреевич, 1876 г.р., уроженец города Кашина, сын священника, русский, гр. СССР, б/п, женат, инженер-гидротехник, научный сотрудник Госплана РСФСР, Не судился.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-7,58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Левин Константин Акимович, 1879 г.р., уроженец города Воронежа, сын мещанина, русский, гр. СССР, инженер-мелиоратор, старший инженер мелиоративного отделения Зернотореста. Не судился.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Чернилов Григорий Александрович, 1882 г.р., уроженец Харьковской губернии, село Баранниково, сын крестьянина, русский, гр. СССР, б/п, женат, главный инженер Мургатского бюро Гипровода. Не судился.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-6, 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

Фомин Александр Николаевич, 1883 г.р., уроженец г. Ленинграда, русский, гр. СССР, б/п, инженер путей сообщения, ст. инженер транспортной группы Ленгипростроя.
Арестован 01.10.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Александровский Николай Алексеевич, 1875 г.р., уроженец г. Ленинграда, русский, гр. СССР, б/п, женат, специалист по кормодобыванию в Ленинградском Облмолживсоюзе. Не судился.
Арестован 06.11.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Вихляев Иван Иванович, 1879 г.р., уроженец села Ново-Васильевское бывшей Таврической губернии, сын крестьянина, русский, гр. СССР, б/п, женат, директор Торфяного Института, Зав. торфяным отделением Наркомзема РСФСР и профессор Тимирязевской С/Х академии. Не судился.
Арестован 18.11.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Журавский Всеволод Корнилович, 1891 г.р., уроженец города Велиж, Витебской губернии, сын бывшего священника, русский, гр. СССР, б/п, женат, инженер по гидротехническим изысканиям, инженер Управления по ирригации Заволжья.
Арестован 02.12.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. НЕ СОЗНАЛСЯ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ПЯТЬ лет.

Чернобородов Николай Яковлевич, 1884 г.р., уроженец города Москвы, русский, гр. СССР, б/п, женат, агроном-мелиоратор, старший специалист в Наркомземе РСФСР, судился как бывший директор Госплемкультуры в 1928 г. за халатное отношение, был присужден к 1 году лишения свободы, но по амнистии приговор был отменен.
Арестован 05.10.1930. Обвинен по статьям 58-7, 58-11. ВИНОВНЫМ СЕБЯ ПРИЗНАЛ.
Приговор заседания коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года – заключить в концлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет.

ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА ДЕЛА ИРРИГАТОРОВ-МЕЛИОРАТОРОВ
(после приговора)

Как сложилась дальнейшая судьба фигурантов дела о контрреволюционной вредительской организации в системе ирригации и мелиорации? Более всего интересует вопрос – смогли ли они пережить пик массовых репрессий 1937-1939 годов, когда подобных им, осужденных ранее, уничтожали в первую очередь?

Ризенкампф Георгий Константинович отбывал наказание на строительстве Беломоро-Балтийского канала. После условно-досрочного освобождения в 1932 году он был назначен техническим руководителем Особого гидротехнического отдела в Москве, где занимался разработкой схемы “Большая Волга”. В то время первым этапом в освоении ресурсов Волги считался Волго-Донской канал. С 1935 по 1938 год Г.К. Ризенкампф был главным инженером проекта канала. Его проект предусматривал сооружение плотины на р. Дон с самотечным каналом по Волго-Донскому водоразделу и устройство на канале двух гидроэлектростанций. Строительство Волго-Донского канала было отложено из-за Великой Отечественной войны. В последние годы творческой деятельности Г.К. Ризенкампф работал над проектом морского Манычского пути, был консультантом по строительству гидротехнических сооружений на р. Куре (Закавказье), работал в Наркомате речного флота. В 1942 году Г.К. Ризенкампф был вновь арестован и направлен в Темниковский ИТЛ сроком на 10 лет. Последним его адресом была ст. Потьма Мордовской АССР, поселок Явас. Георгий Константинович Ризенкампф скончался в заключении 30 мая 1943 года.

Кениг Евгений Леонидович освобожден из концлагеря 2 июля 1932 г. Оставлен вольнонаемным пректировшиком на строительстве Беломоро-Балтийского канала.

Цейдлер Петр Валерианович — дальнейшая судьба не известна.

Флексор Давид Самсонович освобожден из концлагеря 2 июня 1932 г. В марте 1935 года вместе с женой Фанни (Анной) Ивановной (1876—?) и дочерью Кирой выслан в Кокчетав сроком на 5 лет, в апреле 1936 года получил разрешение на переселение в Рыбинск, где и скончался в 1936 году.

Панпулов Александр Самойлович — дальнейшая судьба не известна.

Новацци Сергей Николаевич освобожден из концлагеря 22 июля 1933 г., дальнейшая судьба не известна.

Знаменский Илья Иванович — 22 апреля 1932 года срок снижен до 5 лет концлагерей. Начальник производственной исследовательской лаборатории Управления МВС Дмитлага НКВД от 10 ноября 1932 года, приказ № 98. Начальник отдела сооружений, 5 июня 1935 года, приказ № 174 от 6 июня 1935 года по строительству. Волжский район, зам начальника технического отделения 18 декабря 1935 года, приказ № 2 от 6 января 1936 года по Управлению строительства. Начальник отделения по сдаче сооружений Правительственной приемочной комиссии, приказ № 102 от 25 февраля 1937 года. по строительству. Уволен в связи с откомандированием в Волголаг, приказ № 698 от 5 ноября 1937 года по Управлению. Дальнейшая судьба не известна.

Москвитинов Иван Иосифович освобожден из концлагеря 16 августа 1932 г. В 1934 году проживал в Ленинграде, профессор Политехнического института по кафедре промышленного водоснабжения; автор 26 печатных работ на русском языке. В 1942 — оказался в немецкой оккупации на Северном Кавказе. В 1943 — эвакуировался на Запад и прибыл в Берлин; работал в Геологической службе Германии. В ноябре 1944 — вошел в Комитет освобождения народов России, член Ученого Совета. После 1945 — находился в Западной Германии; до 1948 — профессор Университета UNRRA для перемещенных лиц в Мюнхене; затем эмигрировал с женой в США, где преподавал гидравлику в Городском коллеже (City College) в Нью-Йорке. Почетный член Общества русско-американских инженеров в США. В июле 1963 скончался в Нью-Йорке, похоронен на кладбище монастыря Ново-Дивеево близ Нанует (штат Нью-Йорк). Вдова Мария Григорьевна Москвитинова вернулась к сыну в СССР.

Скорняков Евгений Евгеньевич освобожден из концлагеря 20 октября 1932 г. Скончался в 1946 году. Похоронен на 8 участке Введенского кладбища в Москве. В Российском государственном архиве экономики хранится его личный архив (фонд 320), в том числе биография Е.Е. Скорнякова, написанная его женой С.С. Яцыно (1966).

Мухин Леонид Михайлович освобожден из концлагеря 26 февраля 1932 г., дальнейшая судьба не известна.

Спарро Ричард Павлович освобожден из концлагеря 26 мая 1932 г. , дальнейшая судьба не известна.

Прозоров Адриан Алексеевич отправлен на строительство Беломоро-Балтийского канала, освобожден из концлагеря 22 июля 1933 г. без снятия судимости. Отправлен в Дмитров на строительство канала Москва-Волга вольнонаёмным в проектный отдел МВС. Руководил отделом, который проектировал затворы шлюзов и других сооружений. В декабре 1933 г. в Дмитрове он воссоединился с семьей – женой Екатериной Николаевной и сыном Михаилом и проживал в Дмитрове до 1938 г. В октябре 1938 г. был снова арестован, подвергнут допросам в течении нескольких дней, затем отпущен и уволен с работы. В апреле 1939 г. снова принят на работу в проектный отдел Волгостроя в г.Дмитрове, где занимался проектированием Угличской и Рыбинской гидростанций. После начала Великой Отечественной войны получил назначение в 13-е управление по строительству оборонительных рубежей, штаб управления располагался в г.Боровичи, зона действия – вокруг озера Ильмень. За укрепления, построенные на восточном берегу озера Ильмень и реки Волхов был награжден медалью “За трудовое отличие”. В 1942 г. строители канала Москва-Волга и Главпромстрой НКВД были эвакуированы в Уфу, занимались строительством гидроэлектростанций на реках Урала. Летом 1944 г. после освобождения Карелии в составе правительственной комиссии участвовал в обследовании состояния Беломорканала, по которому два года проходила линия фронта. Умер от болезни 23 мая 1945 г.

Арканов Борис Семенович — дальнейшая судьба не известна.

Кривобоков Михаил Львович освобожден из концлагеря 2 июля 1932 г., дальнейшая судьба не известна.

Матиссен Анатолий Эрнестович - дальнейшая судьба не известна.

Кибальчич Аркадий Дмитриевич- освобожден из концлагеря 27.08.33 г., дальнейшая судьба не известна.

Брангулеев Василий Васильевич - дальнейшая судьба не известна.

Щербаков Николай Федорович освобожден из концлагеря 22 февраля 1932 г., оставшийся срок лишения свободы заменен высылкой, дальнейшая судьба не известна.

Зрелов Владимир Федорович – 14 июля 1932 года срок сокращен наполовину, дальнейшая судьба не известна.

Карасев Николай Никитович – 19 января 1932 года оставшийся срок изоляции заменен высылкой в Туркменистан, дальнейшая судьба не известна.

Копылов Борис Федорович освобожден из концлагеря 15 ноября 1934 г. Далее работал Волгострой НКВД СССР, Начальник работ 13-го Мологского участка. Проживал: Ярославская обл., Мологский р-н, г. Молога, ул.Республиканская, д.81а. Арестован 26 сентября 1937 г. Приговорен: Тройка при УНКВД Ярославской обл. 28 октября 1937 г. Приговор: ВМН Расстрелян 3 декабря 1937 г. Реабилитирован 30 марта 1959 г. Яроблсуд Источник: Книга памяти Ярославской обл.

Николаев Иван Григорьевич освобожден из концлагеря 23 февраля 1933 г., умер от голода в блокадном Ленинграде. Последнее место проживания: 2-я линия, д. 3, кв. 9. Дата смерти: март 1942. Место захоронения: Пискаревское кладбище (Блокада, т. 21).

Стратонитский Александр Андреевич с апреля 1931 года, еще находясь под следствием, переведен в особое Московское конструкторское бюро по составлению проекта Беломорстроя. В ноябре 1931 г. переброшен на строительство и до осени 1932 года работал в производственном отделе управления Беломорстроя в Медвежьей горе. Осенью 1932 г. был направлен на усиление технического состава трассы в Повенецкое отделение. Конец 1932 и начало 1933 года работал в производственном отделе. В июле 1933 переброшен на МВС (Москваволгастрой), где работал старшим инженером в производственном отделе по отделению земляных работ. Освобожден из концлагеря 4 января 1934 года и принят в МВС вольнонаемным. 24 марта 1934 года переведен на должность зам. начальника Модельно-макетной мастерской, а 11 мая 1934 года назначен начальником означенной мастерской и Директором музея строительства. Проживал в Дмитрове, будучи лишен возможности проживать в Москве с семьей. Скоропостижно скончался в Дмитрове 12 октября 1937 года. Похоронен на 10 участке Введенского кладбища в Москве (архив И.Н. Осипова).

Левин Константин Акимович — освобожден из концлагеря 22 июля 1933 г., дальнейшая судьба не известна.

Чернилов Григорий Александрович отбывал наказание на строительстве Беломорско-Балтийского канала. Был начальником отделения сооружений Проектного отдела УББЛАГ (Управление Беломорско-Балтийского исправительно-трудового лагеря). Подробнее о его жене Н.Е. Кобылиной, освобожден из концлагеря 26.02.32 г., дальнейшая судьба не известна.

Фомин Александр Николаевич умер от голода в блокадном Ленинграде. Последнее место проживания: Мытнинская наб., д. 9, кв. 3. Дата смерти: январь 1942. Место захоронения: Пискаревское кладбище (Блокада, т. 32).

Александровский Николай Алексеевич — освобожден из концлагеря 26 февраля 1932 г., дальнейшая судьба не известна.

Вихляев Иван Иванович повторно репрессирован не был, умер своей смертью в 1964-м году. До этого успел много сделать в области использования торфа. Его архив, документы об изучении торфа и торфяного дела, использовании торфа в народном хозяйстве хранится в Российском государственном архиве экономики (РГАЭ).

Журавский Всеволод Корнилович — освобожден из концлагеря 4 ноября 1932 г., дальнейшая судьба не известна.

Чернобородов Николай Яковлевич освобожден из концлагеря 26 февраля 1932 г. с прикреплением для работы к ХОЗО ОГПУ. Разрешено свободное проживание по СССР с 9 июля 1933 г., дальнейшая судьба не известна.

РЕАБИЛИТАЦИЯ

Определение Военной коллегии Верховного суда СССР № 4н-4218/58.
Заседание от 01 сентября 1959 года.

… Проверкой установлено, что данных о принадлежности Кенига, Флексора и других осужденных к агентуре иностранных разведок к моменту их ареста в органах ОГРУ не имелось. Нет таких данных в Комитете госбезопасности при Совете Министров СССР и в Министерстве внутренних дел СССР и в настоящее время.

Проверкой установлено, что проект орошения Голодной степи, разработанный Ризенкампфом и другими репрессированными по данному делу лицами, действительно не предусматривал коллективизации крестьянских хозяйств, но это было потому, что сам проект составлялся до коллективизации и для того времени он был правильным.

Бывший эксперт по делу Стекольников на допросе 23 июля 1958 года заявил, что выводы, которые он сделал в 1931 году о вредительской деятельности арестованных по данному делу лиц, являются неправильными, и в настоящее время он их подтвердить не может. Свидетель Колпакова на допросе 15 июня 1958 года показала, что разработанный под руководством Ризенкампфа проект орошение степей Средней Азии был одобрен В.И. Лениным. Ряд идей проекта сохранил актуальность и в настоящее время и используется в новых проектах …..

Постановление коллегии ОГПУ от 23 августа 1931 года отменено, и все репрессированные по этому делу лица реабилитированы.

Благодарим Илью Осипова, который не только рассказал о своем прадеде, но и сделал выписки восстановив 30 имен, не учтенных в книгах памяти. Использованы материалы: «Прадед и его дело», а также Илья ведет свой сайт на котором очень подробно рассказывает о своих корнях и не только. Советуем - История рода Стратонитских

17 июня 2018
2 667