Бессмертный барак
Сохранено 1926724 имен
Поддержать проект
Люди и судьбы
Люди и судьбы
Жена «изменника Родины»
23 Июля, 2018
Добровольный крест
21 Июля, 2018
Сергей Ключарев. Жизнь и арест
18 Июля, 2018
Юрий Любимов: «Все Сталина усовершенствуют, сукины дети, ни стыда ни совести»
11 Июля, 2018
Олег Басилашвили: «В каждом доме, в каждой семье жила своя боль»
11 Июля, 2018
Государственная «преступница» Лидия Русланова
22 Июня, 2018
Малолетние дети "врагов народа"
1 Июня, 2018
Флаг над «Крестами»
27 Апреля, 2018
Широклаг - смерти порог
27 Апреля, 2018
Народный писатель Калмыкии Алексей Бадмаев родился в поселении Ханата Малодербетовского района Калмыцкой степи. До Второй мировой войны окончил 10 классов средней школы. Мечтал стать адвокатом, но вынужден был стать курсантом военно-артиллерийского училища. В 1942 году ушел на фронт. Был участником Сталинградской битвы, принимал участие в сражениях на Миус-фронте. Получил ранение в левое плечо. Однако, вместо наград и отдыха в декабре 1943 года, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1943 г. "О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР", а также объявлением калмыцкого народа "врагами народа", прямо из госпиталя инвалидом II группы направлен в Широклаг, где в числе других узников строил Молотовскую ГЭС. Несмотря на нечеловеческие условия, Алексей Балдуевич выжил. После чего, по национальному признаку, как "враг народа", был депортирован на Алтай. Работая в совхозе, закончил Барнаульский экономический техникум. Сохранились его воспоминания: Бадмаев А. Б. «Широклаг - смерти порог»
О прошлом
22 Января, 2018
Мне было семнадцать
22 Января, 2018
Зернышко кукурузы было находкой...
17 Января, 2018
Восстанавливая справедливость
13 Января, 2018
Наша семья выжила только благодаря бабушке Шарлоте
16 Ноября, 2017
Соня - это моя личная ИСТОРИЯ
28 Октября, 2017
Я скучаю по этой маленькой Кариночке, потому что тогда, мне кажется, я понимала больше, чем сейчас, была добрее и всех жалела. ВСЕХ... даже злых! Несмотря на драматические события и раннее взросление после ночного обыска и ареста папы в 1949-м, когда мне было 3 года, и затем в посёлке ссыльных Тасеево Красноярского края, где насмотрелась на разных людей, драки, наслушалась разных разговоров... По ссылке фрагменты из книги - жизнь в посёлке ссыльных (Сибирь, Красноярский край, посёлок Тасеево), куда был сослан папа Сони (тогда по сталинской разнарядке была вторая волна арестов, когда повторно арестовывали многих из тех, кто уже отсидел в ГУЛАГе один срок с 1936-1937-го)... и ночь ареста сониного отца. В нем 3-летняя Соня хочет защитить родителей, но спасает только гумилёвского жирафа. Это МОЯ ЛИЧНАЯ ИСТОРИЯ со всеми подробностями (я её "отдала" своей героине Соне) Карина Аручеан Мусаэлян
О моем отце
4 Сентября, 2017
Не рожать для государства рабов
7 Августа, 2017
Никто вопросов не задавал: время такое было…
1 Августа, 2017
На этой фотографии — трое. Мой дед, Эрвин Альбертович Гааз (Erwin Haas), 1903 год рождения (Одерберг) по окончании медицинского института в Бреславле, работал короткое время в Берлине и Дрездене. Расстрелян 27 февраля 1938. Бабушка, Элли Максимиллиановна Гааз-Нойфлиесс, работавшая до ареста 4 ноября 1941г. бухгалтером в д/яслях №35 и 53 после суда (осуждена по статье 58-10 ч.2 на 10 лет 26 ноября 1941г.) содержалась в Нижнее-Тагильском лагере, а затем выслана в село Ванновку Тюлькубасского р-на, Южно-Казахстанской обл. Скончалась от тифа 4/1 1948г. Приговор В.Т. войск НКВД Ивановской обл. от 26 ноября 1941 года отменен и дело прекращено «за отсутствием состава преступления» 9 янв.1957г. Трибуналом московского ВО. Их сын, Петер Гааз, в 10 лет остался беспризорником, сыном «врагов народа», немцем (это в годы войны-то). Детдома, детприемники, постоянные побеги — он пытался разыскать маму... Оказался в блокадном Ленинграде... Согласно сталинскому Постановлению ВЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» от 7 апреля 1935года уголовная ответственность наступала уже с 12 лет. Отцу стало известно, что дело на него, сына врагов народа, уже было заведено... Кто, как помог отцу выправить чужие документы, на имя Всеволода Вислоцкого, - не известно. Да и зачем?.. Поблагодарить его за спасение Петера Гааза все равно уже не удастся... Сейчас я, Эрвин Гааз-младший, делаю документальный спектакль о судьбе этих и других своих родных, попавших в ад сталинского и гитлеровского террора, судьбе одной когда-то большой семьи... Может быть, эта задуманная мной пьеса — диалог с ними и с той подлой силой, которая, убив родителей, сейчас присваивает себе право за нас решать, что нам помнить.
Обыкновенный коммунизм
25 Июня, 2017
Илья Осипов: «Мой прадед никого не сдал»
31 Мая, 2017
Маэстро Эдди Рознер
26 Мая, 2017
«КРЕПОСТНАЯ АКТРИСА»
18 Марта, 2017
Когда летом 1986 года по приглашению друзей я приехала в большой северный поселок Усть-Кулом, как и всякого сугубо городского человека, меня поразили бескрайние лесные просторы, обилие грибов, ягод, своеобразие северной архитектуры, а главное — открытость и доброжелательность людей. Стоя на высоком берегу Вычегды и с замиранием сердца оглядывая таежную беспредельность, я еще не осознавала, какой страшной трагедией полнятся эти леса. Тогда, слушая рассказы старожилов о замерзших в тайге раскулаченных семействах, прибывших сюда на поселение и фактически выброшенных на снег в лютую северную стужу, встречая в лесу заброшенные погосты — все, что осталось от этих поселений (никто не жил дольше трех лет), я не думала, что через три года с новой силой зазвучит в моей жизни это название — Усть-Кулом. И от рассказа о замерзших детях, за помощь которым полагался расстрел, я перейду к свалочным ямам Центральной колонны Севжелдорлага Коми АССР в Княж-Погосте.
Личное дело Анны Ахматовой
6 Марта, 2017
Художественно-публицистический фильм, посвящённый 100-летию со дня рождения русской поэтессы Анны Ахматовой. Семён Давидович Аранович — автор 20 документальных и 9 художественных фильмов. Он — единственный, которому удалось снять и, главное, сохранить документальный материал о похоронах Ахматовой (отпевание в Никольском соборе и погребение в Комарово). В фильме использован также весь остальной имеющийся на сегодняшний день кинодокументальный материал об Ахматовой: любительские съёмки её литературного секретаря Ники Глен в Голицыне (1964), кадры, снятые при вручении А. Ахматовой литературной премии Этна Таормина в Италии (1964), а также фотографии похорон А. Блока, В. Маяковского, кадры из художественного фильма 1920-х гг. «Барышня и хулиган» с участием Маяковского, любительские съёмки, сделанные одним из друзей Б. Пастернака в его доме в Переделкино. В фильме цитируются автобиографические записки Ахматовой, её воспоминания о Н. Гумилёве, А. Блоке, В. Маяковском, О. Мандельштаме, М. Цветаевой, Б. Пастернаке, Н. Пунине и А. Солженицыне, записки Л. К. Чуковской об А. Ахматовой, письма Л. Гумилёва к матери из сталинских лагерей. Об Анне Ахматовой вспоминают люди, близко знавшие и любившие её. Особое место в картине занимают воспоминания Лидии Чуковской. Также звучат стихи Ахматовой в авторском исполнении.
«Буду вас ждать, буду считать, что вы уехали в Одессу...»
19 Февраля, 2017