Сохранено 2585941 имен
Поддержать проект
«За нашу и вашу свободу!» 30 Января, 2021
За тех, кто вышел... 29 ноября — День памяти Натальи Горбаневской 30 Ноября, 2020
История правозащитного движения со Львом Пономаревым 25 Мая, 2020
Эпидемия. Завтра была чума 18 Марта, 2020
Сленг палачей 26 Февраля, 2020
Лавжи — деревня, которую освободили и сожгли 23 Февраля, 2020
Статья 58 Уголовного Кодекса РСФСР 15 Февраля, 2020
Литературная газета за 26 января 1937 года 9 Февраля, 2020
Мы улетали из рабства 2 Декабря, 2019
Валаам. Интернат для инвалидов. Списки 9 Ноября, 2019
Как Сталин боролся с шаманами 19 Сентября, 2019
КАЖДЫЙ ПОПАВШИЙ В ПЛЕН — ПРЕДАТЕЛЬ 7 Сентября, 2019
ФАНТОМНЫЕ ГЕРОИ 17 Июня, 2019
Как СССР оккупировал Эстонию 17 Июня, 2019
Ленд-лиз. От тушенки и пуговиц до танков и ледоколов 8 Мая, 2019
Приезд Максима Горького на Соловки и массовые расстрелы 1929 г. 18 Апреля, 2019
«Комсомолу приходится объявить беспощадную и решительную войну против всех типов стиляг» 12 Марта, 2019
Операция «Север» 3 Марта, 2019
Блокадный дневник сотрудника НКВД. 1942 год 17 Февраля, 2019

Блокадный дневник сотрудника НКВД. 1942 год

Удивительным образом дневник чекиста Боброва по времени пересекается с другим более известным блокадным дневником Тани Савичевой, в нем девять страниц, на шести из которых даты смерти близких людей от голода — матери, бабушки, сестры, брата и двух дядей. По легенде дневник Тани фигурировал на Нюрнбергском процессе как один из обвинительных документов против нацистских преступников. Мы решили совместить эти два дневника, оба этих документа должны стать основанием для суда истории, ведь у них больше точек соприкосновения, чем это кажется на первый взгляд. Как уже было сказано, чекист Бобров проживал в Ленинграде на 4-й линии Васильевского острова в доме № 5, а дом Тани Савичевой находился в нескольких метрах через Большой проспект на 2-й линии Васильевского острова в доме № 13/6.

Последняя записка от Колчака 7 Февраля, 2019
Из воспоминаний академика Лихачева 27 Января, 2019
Арест и ссылка Сахарова в Горький 22 Января, 2019
Разгром «Мосфильма» 22 Января, 2019

Разгром «Мосфильма»

1937 год был юбилейным: предстояло 20-летие революции. От искусства ждали, следовательно, каких-то «главных» произведений. Между тем студия была в прорыве. История нашего кино студий не различает, но начальство различало, и у «Мосфильма» была прямая необходимость реабилитировать себя. Во-вторых, 1937-й — год большого террора, и кино, как мы увидим, не было заповедной территорией. Впоследствии «тематическая» история кино рассортирует фильмы и режиссеров, стряхнув с них исторические qui-pro-quo. Между тем история студий располагается на границе того, что происходило за экраном, и того, что осталось на экране в ореоле наград и позднейшего признания. Позднейшая легенда фильмов часто отличается, как мы увидим, от их студийной судьбы. В-третьих, 1937-й был, как всегда, богат обещаниями, но не был богат их исполнением.

Проклятое «золотишко» 12 Января, 2019