История без фотошопа
История без фотошопа
История без фотошопа
Зернышко кукурузы было находкой...
833
Зернышко кукурузы было находкой...
Я слушал и думал, сколько же еще нерассказанных историй, сколько боли, горя ... Вот такая вот великая империя Сталина. .. Страна - победитель!
Восстанавливая справедливость
3 395
Восстанавливая справедливость
Эту историю поведала костромичка Анна Тимофеевна Быкова. Речь в ней идет о семье Романовых. Тот, страшный день 1938-го Анна Тимофеевна помнит до малейших подробностей. К ней в техникум во время занятий неожиданно пришел брат Тимофей. Его растерянный вид сразу насторожил. «Что случилось»? – замирая спросила она. Брат только и смог выговорить. «Маму…» И хотя Аня больше ничего не услышала от него, моментально поняла: Их мать Стефанида Стефановна Романова - арестована.
Наша семья выжила только благодаря бабушке Шарлоте
24 017
Наша семья выжила только благодаря бабушке Шарлоте
Любимую бабушку, как потомственную немку, выслали из Ленинграда куда-то в Сибирь или в Казахстан. В эшелоне она умерла... Ей было всего лишь 68 лет. Я говорю «всего лишь», поскольку сейчас я значительно старше её.
Соня - это моя личная ИСТОРИЯ
4 939
Соня - это моя личная ИСТОРИЯ
Я скучаю по этой маленькой Кариночке, потому что тогда, мне кажется, я понимала больше, чем сейчас, была добрее и всех жалела. ВСЕХ... даже злых! Несмотря на драматические события и раннее взросление после ночного обыска и ареста папы в 1949-м, когда мне было 3 года, и затем в посёлке ссыльных Тасеево Красноярского края, где насмотрелась на разных людей, драки, наслушалась разных разговоров... По ссылке фрагменты из книги - жизнь в посёлке ссыльных (Сибирь, Красноярский край, посёлок Тасеево), куда был сослан папа Сони (тогда по сталинской разнарядке была вторая волна арестов, когда повторно арестовывали многих из тех, кто уже отсидел в ГУЛАГе один срок с 1936-1937-го)... и ночь ареста сониного отца. В нем 3-летняя Соня хочет защитить родителей, но спасает только гумилёвского жирафа. Это МОЯ ЛИЧНАЯ ИСТОРИЯ со всеми подробностями (я её "отдала" своей героине Соне) Карина Аручеан Мусаэлян
Рожденные за колючей проволокой
9 181
Рожденные за колючей проволокой
О «детях ГУЛАГа». Это рассказ о почти неизвестной странице истории ГУЛАГа - о детях, рожденных в зоне, о матерях-каторжанках. Это потрясающий рассказ о светлом мире детства за колючей проволокой - там, где, казалось бы, никакого «светлого мира» быть не может по определению; о женщинах, решившихся на подвиг материнства в самых жестоких, самых беспросветных лагерях ГУЛАГа - каторжных.
О моем отце
2 069
О моем отце
Об отрезке своей жизни в лагере отец рассказывал скупо и неохотно, но представить себе гнетущие картины принудительного труда можно и без лишних слов.
Как власть управляет человеком. Еще одно издевательство
5 284
Как власть управляет человеком. Еще одно издевательство
Борису Пастернаку звонит Сталин и спрашивает его мнение о поэте Мандельштаме. Сталин: Мы нащих товарищей так нэ защищали! А вы очень плохой товарищ, товарищ Пастернак.
Не рожать для государства рабов
13 516
Не рожать для государства рабов
Дом моих родителей — единственный сибирский дом, оставшийся в моей памяти. Осенью 1953 года, когда он был готов, я уже подросла настолько, что, держась за мамину руку, могла переступить порог. Это моя мама всегда вспоминала с гордостью. Дом отец с матерью строили своими силами, не разделяя работы на «мужские» и «женские». Даже кирпичи для плиты и печки изготавливали сами из глины, накопанной тут же, в саду, и смешанной с песком. Для теплоизоляции использовали собранный на болоте и высушенный мох, которым забивали пазы между бревнами. Для внутренней штукатурки мама использовала коровий навоз пополам с глиной и, когда эта смесь затвердела, побелила стены. Всю мебель — стол, два стула, табуретки, кровати и шкафы — мой отец изготовил сам.
Никто вопросов не задавал: время такое было…
4 876
Никто вопросов не задавал: время такое было…
На этой фотографии — трое. Мой дед, Эрвин Альбертович Гааз (Erwin Haas), 1903 год рождения (Одерберг) по окончании медицинского института в Бреславле, работал короткое время в Берлине и Дрездене. Расстрелян 27 февраля 1938. Бабушка, Элли Максимиллиановна Гааз-Нойфлиесс, работавшая до ареста 4 ноября 1941г. бухгалтером в д/яслях №35 и 53 после суда (осуждена по статье 58-10 ч.2 на 10 лет 26 ноября 1941г.) содержалась в Нижнее-Тагильском лагере, а затем выслана в село Ванновку Тюлькубасского р-на, Южно-Казахстанской обл. Скончалась от тифа 4/1 1948г. Приговор В.Т. войск НКВД Ивановской обл. от 26 ноября 1941 года отменен и дело прекращено «за отсутствием состава преступления» 9 янв.1957г. Трибуналом московского ВО. Их сын, Петер Гааз, в 10 лет остался беспризорником, сыном «врагов народа», немцем (это в годы войны-то). Детдома, детприемники, постоянные побеги — он пытался разыскать маму... Оказался в блокадном Ленинграде... Согласно сталинскому Постановлению ВЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» от 7 апреля 1935года уголовная ответственность наступала уже с 12 лет. Отцу стало известно, что дело на него, сына врагов народа, уже было заведено... Кто, как помог отцу выправить чужие документы, на имя Всеволода Вислоцкого, - не известно. Да и зачем?.. Поблагодарить его за спасение Петера Гааза все равно уже не удастся... Сейчас я, Эрвин Гааз-младший, делаю документальный спектакль о судьбе этих и других своих родных, попавших в ад сталинского и гитлеровского террора, судьбе одной когда-то большой семьи... Может быть, эта задуманная мной пьеса — диалог с ними и с той подлой силой, которая, убив родителей, сейчас присваивает себе право за нас решать, что нам помнить.
Илья Осипов: «Мой прадед никого не сдал»
3 630
Илья Осипов: «Мой прадед никого не сдал»
Александр Андреевич Стратонитский (1876-1938). Сын провинциального священника. Инженер путей сообщения. За что и поплатился. В 1930 году власти понадобилась бесплатная рабочая сила для строительства Беломор-балтийского канала. Нужны были не только землекопы, но и инженеры. Прадеда арестовали в октябре 1930 года. 58 статья. 5 лет. Времена были "вегетарианские". Отсидев положенное Александр Андреевич уже не мог жить в Москве. 101-й километр. Пришлось поселиться в Дмитрове. Где он скоропостижно скончался через три года. Слава Богу, умер своей смертью.