История без фотошопа
История без фотошопа
История без фотошопа
О прошлом
11 175
О прошлом
Шестнадцать лет в лагерях, три года в ссылке, поражение в правах – свою молодость Хава Волович отдала холодным баракам за колючей проволокой. Она всего лишь «одна из», крупинка, которую беспощадная машина НКВД съела и даже не заметила.
Мне было семнадцать
4 126
Мне было семнадцать
Вот этого я действительно не ожидал, ну 10 лет — максимум, но 25 лет! Из Бутырской тюрьмы я попал в тюрьму Таганскую (так что побывал почти во всех тюрьмах Москвы). А затем по этапу через иркутские, свердловские и прочие пересылки — в порт Ванино, где ждали этапа в Магадан. Порт Ванино. Среди нас находился один самый молодой человек, было ему 14 лет. Пустил змея, прикрепил к нему портрет Сталина и стрелял в него из рогатки. Статья 58-5-19, приговор — 25 лет ИТЛ. Запомнил одного японца, Кудо Тадаси, двоих чукчей, капитана 3-го ранга Иоффе.
Зернышко кукурузы было находкой...
941
Зернышко кукурузы было находкой...
Я слушал и думал, сколько же еще нерассказанных историй, сколько боли, горя ... Вот такая вот великая империя Сталина. .. Страна - победитель!
Восстанавливая справедливость
3 498
Восстанавливая справедливость
Эту историю поведала костромичка Анна Тимофеевна Быкова. Речь в ней идет о семье Романовых. Тот, страшный день 1938-го Анна Тимофеевна помнит до малейших подробностей. К ней в техникум во время занятий неожиданно пришел брат Тимофей. Его растерянный вид сразу насторожил. «Что случилось»? – замирая спросила она. Брат только и смог выговорить. «Маму…» И хотя Аня больше ничего не услышала от него, моментально поняла: Их мать Стефанида Стефановна Романова - арестована.
Наша семья выжила только благодаря бабушке Шарлоте
37 943
Наша семья выжила только благодаря бабушке Шарлоте
Любимую бабушку, как потомственную немку, выслали из Ленинграда куда-то в Сибирь или в Казахстан. В эшелоне она умерла... Ей было всего лишь 68 лет. Я говорю «всего лишь», поскольку сейчас я значительно старше её.
Соня - это моя личная ИСТОРИЯ
5 067
Соня - это моя личная ИСТОРИЯ
Я скучаю по этой маленькой Кариночке, потому что тогда, мне кажется, я понимала больше, чем сейчас, была добрее и всех жалела. ВСЕХ... даже злых! Несмотря на драматические события и раннее взросление после ночного обыска и ареста папы в 1949-м, когда мне было 3 года, и затем в посёлке ссыльных Тасеево Красноярского края, где насмотрелась на разных людей, драки, наслушалась разных разговоров... По ссылке фрагменты из книги - жизнь в посёлке ссыльных (Сибирь, Красноярский край, посёлок Тасеево), куда был сослан папа Сони (тогда по сталинской разнарядке была вторая волна арестов, когда повторно арестовывали многих из тех, кто уже отсидел в ГУЛАГе один срок с 1936-1937-го)... и ночь ареста сониного отца. В нем 3-летняя Соня хочет защитить родителей, но спасает только гумилёвского жирафа. Это МОЯ ЛИЧНАЯ ИСТОРИЯ со всеми подробностями (я её "отдала" своей героине Соне) Карина Аручеан Мусаэлян
Рожденные за колючей проволокой
9 818
Рожденные за колючей проволокой
О «детях ГУЛАГа». Это рассказ о почти неизвестной странице истории ГУЛАГа - о детях, рожденных в зоне, о матерях-каторжанках. Это потрясающий рассказ о светлом мире детства за колючей проволокой - там, где, казалось бы, никакого «светлого мира» быть не может по определению; о женщинах, решившихся на подвиг материнства в самых жестоких, самых беспросветных лагерях ГУЛАГа - каторжных.
О моем отце
2 175
О моем отце
Об отрезке своей жизни в лагере отец рассказывал скупо и неохотно, но представить себе гнетущие картины принудительного труда можно и без лишних слов.
Как власть управляет человеком. Еще одно издевательство
5 351
Как власть управляет человеком. Еще одно издевательство
Борису Пастернаку звонит Сталин и спрашивает его мнение о поэте Мандельштаме. Сталин: Мы нащих товарищей так нэ защищали! А вы очень плохой товарищ, товарищ Пастернак.
Не рожать для государства рабов
13 691
Не рожать для государства рабов
Дом моих родителей — единственный сибирский дом, оставшийся в моей памяти. Осенью 1953 года, когда он был готов, я уже подросла настолько, что, держась за мамину руку, могла переступить порог. Это моя мама всегда вспоминала с гордостью. Дом отец с матерью строили своими силами, не разделяя работы на «мужские» и «женские». Даже кирпичи для плиты и печки изготавливали сами из глины, накопанной тут же, в саду, и смешанной с песком. Для теплоизоляции использовали собранный на болоте и высушенный мох, которым забивали пазы между бревнами. Для внутренней штукатурки мама использовала коровий навоз пополам с глиной и, когда эта смесь затвердела, побелила стены. Всю мебель — стол, два стула, табуретки, кровати и шкафы — мой отец изготовил сам.